Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
26 февраля 2024
Земля до востребования

Земля до востребования

Крестьяне по-прежнему остаются заложниками бюрократических игр и олигархических устремлений
Александр Калинин
25.03.2009
Земля до востребования

«Если есть в чем у нас в России более беспорядка, так это во владении землей. В отношении владельцев с землею и между собою, в самом характере обработки земли. И покамест все это не устроится, не ждите твердого устройства и во всем остальном», - писал Федор Михайлович Достоевский еще в ХIХ веке. Устройства этого в России нет до сих пор.

В 1992-м году всю сельскохозяйственную землю распилили по паям. Списки составляли спешно, с ошибками. Кого-то забыли. Парень вернулся из армии, а земли для него уже нет. Многих обидели. В Алтайском крае санитарке местного медпункта пая не дали. Объяснили: вы не наша, а муж, тракторист с тридцатилетним стажем, за несколько месяцев до дележа умер. Та недоумевала: болезнь-то свою он, считай, на работе нажил. Все второпях да всухомятку, а когда прижало - поздно, рак. И почему сыну, вернувшемуся из города, трактор умирающего отца дали, а пай - нет? Учительницу, муж которой 21 год отработал главным инженером совхоза, а приказ о его увольнении по причине смерти подписан был уже после земельного передела, тоже оставили без пая. Доярке, 40 лет и 2 года отработавшей на ферме и уволившейся по профзаболеванию, прислали письмо на гербовой бумаге: "...т.к. вы уволены, права на земельный пай не имеете".  

Жадничали, отталкивали друг друга локтями, а в результате все остались без земли. Лишь фермеры, бывшие в ту пору в фаворе, сумели выделить свой пай из общинного поля. Остальная земля оказалась в так называемой общедолевой собственности, за нее крестьянам давали в лучшем случае небольшую плату или услугу, а чаще – ничего. Плодородные земли правдами и неправдами стали скупать олигархи. На развалинах прежних колхозов вырастали агрохолдинги. Это входило в планы Кремля. На иных землях не вырастало ничего, кроме лопухов и подлеска, а на просьбы Минсельхоза дать ему контроль за оборотом земель сельхозназначения, финансовый блок правительства дружно отвечал: «Не портите нам своей спецификой земельный рынок».  

В 2002 году была проведена кадастровая оценка земель, и земельный передел пошел по новому кругу. Крестьян обязали еще раз зарегистрировать и выкупить свои участки, в противном случае в 2007 году грозились их изъять в пользу муниципалитетов.  

Но законы были путаными, трактовались по-разному, делить землю взялись бюрократическо-коммерческие структуры, в итоге регистрация только одного пая растягивалась на год, а плата за землю возросла в 2-3 раза.

- Сколько регистрирующих организаций работают в этой сфере, мы не знаем, - признались в Министерстве сельского хозяйства Челябинской области. – Этим никто не занимается. Мы только отвечаем на жалобы и обращения граждан. Да и как можно что-то регулировать, если нет ни кадрового потенциала, ни штата – ничего. А ведь земля - это особое средство производства.  

Дело по оформлению этого особого средства производства буксовало по всей стране. Сроки передвинули на январь 2009 года, но в сфере регистрации земель все равно ничего не менялось. Прошлой весной председатель АККОР Владимир Плотников констатировал: «Более 49 тысяч фермеров не имеют земли вообще, потому что в этой сфере отношений царит анархия и коррупция». «У нас ни один фермер в области не смог оформить землю в собственность», - вторил ему Сергей Беляков из Вологды. А на конференции по земле, проведенной этой осенью Советом Федерации, говорилось: «При существующих ценах самый крепкий кооператив, выкупив арендуемую землю, станет банкротом».  

В то же время в Воронежской области тысячи гектаров черноземов скупались через подставных лиц на граждан других стран по смехотворным ценам – 100 долларов за гектар лучшей в мире земли.  

Москве ничего не оставалось делать, как еще раз передвигать сроки окончания регистрации. Теперь до 2010 года. И пригрозить: не успеете – налетите на штраф от 20 до 100 тысяч рублей.

Уже сейчас ясно, что не успеют.  

Но не успеют не везде. К примеру, в Увельском районе Челябинской области эта работа уже близка к завершению, и стоимость оформления земли здесь одна из самых дешевых. Заслуга в этом двух человек: главы района Анатолия Литовченко и его заместителя, начальника райсельхозуправления Михаила Задорожного.  

В 2001 Задорожный был назначен руководителем земельного комитета. В стране тогда шла перетряска и дробление всей землеустроительной системы, из единой структуры рождалось много конторок, каждый начальник такой конторки сочинял свои правила игры, считая за доблесть не признавать правил общих. Смута, дрязги, корысть. В Увелке, как любовно называют жители поселок Увельский, решили все службы, занятые землеустройством, независимо от их ведомственной принадлежности собрать под одну крышу, создать муниципальный земельный комитет, который подчинялся бы одной цели и отвечал интересам района. Не обошлось без трудностей, не все областные начальники без боя отдали своих подчиненных под начало районных властей, но все же отдали.  

Когда в 2003 году Задорожного назначили начальником районного управления сельского хозяйства, он забрал с собой и эту вновь созданную земельную группу.  

Дальше стали думать, как сделать так, чтобы пайщики, а их в районе 9 тысяч, не бегали сами по кабинетам. Ведь тогда караул. Собрали руководителей хозяйств и фермеров, каждый из них взял на себя обязательство за счет собственных средств провести межевание, кадастровый учет и регистрацию крестьянских земельных долей, находящихся у них в аренде. Но не каждому отдельно, а гуртом, то есть крестьянину опять дают лишь бумажку, а земля как была в общем поле, так и осталась.  

Чтобы не возникло путаницы, избрали в каждом хозяйстве по человеку, оформили на него доверенности, он собирал в одну кучу все необходимые для регистрации бумаги, приносил их в земельный комитет, и дальше они уже шли по отлаженному конвейеру. Через три-четыре месяца этот же человек забирал «зеленки» и передавал их в регистрационную палату. Все.  

Еще надо было сделать эту процедуру как можно дешевле. Начали с доверенности.

В законе прописано, что она должна быть заверена либо нотариусом (600-800 рублей), либо муниципалитетом (200 рублей). Стали заверять в муниципалитетах. Областная регистрационная палата попыталась было это оспорить эти документы, но Увелку поддержал губернатор Челябинской области и все уладил. Затем определились с другими тарифами. Межевание одного гектара – 50 рублей. Кстати, в целом по области стоимость межевания одной доли в 2008 году по сравнению с 2007-м увеличилась в два раза, а единым участком - в восемь, само оформление идет около года, а все межевое дело обходится в 9-10 тысяч. Приехавшие на помощь увельским межевикам их коллеги из Челябинска тоже хотели здесь работать по своим тарифам и брать по 80-100 рублей за гектар, но им сказали: играть только по нашим правилам, 50 рублей и ни копейкой больше. Или уезжайте. Согласились и до сих пор работают.  

- Значит, не в убытке? – говорит Михаил Задорожный.  

Так вот, цена. Доверенность 200 рублей Межевание десяти гектаров - 500, да еще сто рублей кадастровой палате – 800. Плюс 650-700 рублей регистрационной палате. На круг выходит 1400-1500 рублей за пай. У арендатора, допустим, 1000 пайщиков. Оформление их долей обойдется ему в полтора миллиона. Приемлемая сумма? Да, согласились они. А кто хочет отделиться или отдать свой пай другому, верни бывшему арендатору полторы тысячи и гуляй на все четыре стороны.  

Такими темпами район в отведенные сроки укладывался, уже процентов 60 земли было поставлено на кадастровый учет, когда крестьяне вдруг стали продавать свои паи. Поначалу самим же арендаторам. Кто-то вспомнил ваучеры и решил, что выгоднее бумажку пропить, чем ждать, когда тебе по ней выдадут новую «Волгу». Кто-то уже давно не жил деревенской жизнью и ему эта земля, как зайцу стоп-сигнал. Остались пенсионеры да те, кто ведет подсобное хозяйство, и кому полтонны зерна или эквивалентное количество сена отнюдь не будет лишним, а бумагу продать они смогут всегда. Половина продали, половина нет, и опять надо было начинать все сначала: межевать участки, ставить их на кадастровый учет. Справились бы и с этим, но возникла другая беда. На оформленные паи, как саранча, налетели нежданные и незваные покупатели.  

Кризис заставил бизнес спасать деньги, вкладывая их в самый ликвидный актив – землю. Вот и в уральских селах появились то ли покупатели, то ли спекулянты.

- Откуда они, мы не знаем, а сами не говорят, - признается Михаил Задорожный. - Дают объявления в газету, мол, скупаем земельные доли, но скупают только бумажки, а оформлять их не торопятся, ждут, когда земля в два-три раза вздорожает, чтобы затем продать. Налоги же на землю платят крестьяне, а это от 300 до 500 рублей в зависимости от кадастровой оценки.  

- Для меня страшно то, что землю растаскивают, - говорит председатель СПК «Колхоз «Рассвет» Виктор Дегтярев. – Формально она пока у меня в аренде. Но представьте, я ее вспашу, внесу удобрения, вложу в нее деньги, а завтра у меня ее заберут или такие условия поставят, такую арендную плату накрутят, что я останусь без кормов, без зерна, и придется скот резать.  

- А кто скупает? Банковские структуры, олигархи, криминал?  

- Пытались узнать. Сидят в конторке два лощеных мальчика, говорят, что никогда хозяина в лицо не видели, фирма якобы зарегистрирована в Челябинске и занимается какой-то деятельностью. А кто за ней стоит – туман. Но если бы власти захотели – выяснили. Недавно еще одни приезжали: «Давайте работать на паях». А с какой стати? «Тогда мы у вас скупим землю». Уж коли так, то государство скупило бы наши земли и держало колхоз «Рассвет» в ежовых рукавицах. А там, где нет рабочих рук и поля заросли репейником, пожалуйста, организуйте рынок земли.  

У одного из фермеров, рассказывал мне в Минсельхозе области начальник отдела малых форм хозяйствования Игорь Кушниренко, за четыре месяца – четыре проверки по использованию земли. Государственными органами. Почему, с какой стати? Потом подходит к нему молодой человек и открытым текстом заявляет: хочешь, чтоб проверки прекратились, прекрати арендные отношения, я хочу эту землю выкупить. Чей мальчик? Оказалось, племянник одного из земельных чиновников. А откуда у мальчика такие деньги?  

- Непонятные фирмы дают объявления в газете о проведении скупки земли по цене дороже, чем могут дать руководители сельхозпредприятий, - говорит глава Увельского района Анатолий Литовченко. - Найти их невозможно даже мне. Кто за ними стоит, кто их представляет, выяснить не могу. На контакт не идут, на просьбы о встрече не отвечают. Но если бы покупатель шел с добрыми намерениями, он пришел бы к главе района и сказал, чего хочет.  

Сколько еще таких игроков появится на земельном поле и сколько неожиданных ходов предложат они крестьянам, арендаторам и власти, никто предсказать не берется.

- Очень важно, чтобы опыт Увельского района был распространен на другие территории, - говорит чиновник Министерства сельского хозяйства Челябинской области Игорь Кушниренко, - По этому поводу мы обращались к заместителю губернатора, но никто перенимать этот опыт не торопится.  

Говорят, все дело в чиновниках органов местного самоуправления. Удобно держать землепользователя на коротком арендном поводке. Захочу – подниму плату, захочу – понижу. В зависимости от настроения и личных симпатий. Или личной выгоды. А если продал, считай, что один из главных рычагов влияния выпустил из своих рук.  

В Увельском районе зарегистрировано уже более 70 процентов земель сельхозназначенияи. В целом по Челябинской области где-то около 14 процентов. Как и в среднем по России. Это за пять-то лет, даже больше.  

В то, что землю кто-то когда-то отберет, никто из чиновников всерьез не верит, потому что прекрасно знают: процедуры изъятия и перевода ее в фонд перераспределения пока нет, и при нашей бюрократической неповоротливости появится нескоро, если вообще появится. А штрафы? Да кого ими сейчас напугаешь, когда земля, говорят, может в ближайшее время подорожать в 25 раз?  

Увельский район Челябинской области 

Специально для Столетия


Эксклюзив
22.02.2024
Валерий Панов
Российские войска одержали в битве за Донбасс знаковую победу
Фоторепортаж
21.02.2024
Подготовила Мария Максимова
Наш зоопарк – один из старейших в Европе


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..