Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
4 марта 2024
«Гиперболоид» доктора Киркинского

«Гиперболоид» доктора Киркинского

Весь мир вынужден искать альтернативные источники энергии
Александр Бондарь
08.09.2008
«Гиперболоид» доктора Киркинского

Сегодня крайне важно суметь заглянуть за горизонты уже достигнутого, найти качественно новые пути решения таких уже обостряющихся проблем, как исчерпание углеводородных источников и энергетическая бедность. Запасов энергии в мире становится все меньше, она дорожает – что тут спорить? Для России эта тема тоже стала актуальной.

Над всем этим серьезно ломали голову практики, собравшись для дискуссии в Торгово-промышленной палате РФ. А в качестве возможной альтернативы нынешней энергетики им был предложен для обсуждения проект доктора наук Виталия Киркинского из Института геологии и минералогии Сибирского отделения РАН: дейтериевый теплогенератор – ДТГ - использующий в своей работе новое физическое явление - холодный ядерный синтез.  

Коротко упомянуть, чем, может «блеснуть» ДТГ, окажись эта идея жизнеспособной, думаю, стоит. Габариты и масса генератора в тысячи раз меньше, чем проектируемые экспериментальные термоядерные реакторы. Стоимость - ниже в сотни тысяч раз.

Опытный образец генератора реально создать за 3 года, тогда как, по оценкам, первый экспериментальный термоядерный реактор предстоит строить лет двадцать.

Рабочая температура в ДТГ – всего лишь около 700 градусов по Цельсию. Дейтерий не радиоактивен - в отличие от радиоактивных урана, плутония или тория в атомных электростанциях, значит, не будет никакой головной боли с переработкой и хранением отработанного топлива.  

Можно сделать ДТГ любой мощности и размера, хоть для крошечного поселка, хоть для крупного города - в отличие от термоядерных реакторов, которые, согласно расчетам, смогут дать эффект только при очень большом размере рабочей камеры. Атомная электростанция, напомню, тоже объект немаленький. ДТГ могут быть установлены в любом месте, то есть не нужно строить от них к потребителям дорогостоящие протяженные линии электропередач.  

Продукт реакции синтеза - гелий - весьма нужный, дорогостоящий и востребованный на рынке товар.  

ДТГ - по определению высокотехнологический продукт. А высокие технологии, тем более наши, не купленные, а именно нами разработанные, крайне нам нужны, если мы хотим перестать быть большой нефтегазовой трубой для развитого мира. Все эти приливные, солнечные, ветровые и другие способы получения энергии не могут пока серьезно спорить с традиционными нефтью, газом, углем. Да и никто толком не знает, какие побочные негативные экологические результаты даст массовое использование солнца или ветра.

Как скажется на погоде, например, то, что солнечные батареи закроют от Солнца миллионы и миллионы гектаров земли, или что движение ветра притормозят ветряки?

 Вот на Пиренейском полуострове большие количества электрогенераторов, перехватывающих энергию движущихся с океана воздушных масс, привели уже к тому, что меньше влаги поступает во внутренние районы полуострова. 

И еще: Россия - главный производитель палладия, лучшего сегодня металла-катализатора ядерного синтеза, наши месторождения содержат, по разным оценкам, от 60 до 70 процентов всех его мировых запасов. Объяснять, что это дает - излишне.  

По оценкам Международного энергетического агентства, до 2030 года земляне вложат в энергетику 17 триллионов долларов. Сумма огромная, но две трети ее пойдут на то, чтобы лишь обеспечить сегодняшний уровень потребления энергии, компенсировать выбывающие источники. И только треть денег - на создание дополнительных мощностей. Ситуация уже почти патовая.  

Немного «ликбеза». До недавнего времени был известен только горячий, термоядерный, синтез. Для него нужен D2, дейтерий, изотоп водорода, его еще называют тяжелым водородом. Ничтожные примеси соединения дейтерия с кислородом - D2O, так называемая тяжелая вода, присутствуют в обычной воде. Человек, научившись получать тяжелую воду в нужных количествах, быстро нашел ей и достойное применение: создал водородную (термоядерную) бомбу, в основу действия которой как раз и положен термоядерный синтез.  

На программы управляемого, то есть не имеющего взрывного характера термоядерного синтеза за полвека потрачено более 40 миллиардов долларов, а толку все нет. Но игра-то явно стоит свеч: энергия, запасенная в одном литре тяжелой воды D2O, эквивалентна энергии, содержащейся в 30.000 литрах нефти!

Тяжелой воды, находящейся в океанах и морях, хватит на миллиарды лет, а если организовать ее массовое производство, то она будет весьма дешевой.

Еще в восьмидесятые годы в одном из экспериментов были зафиксированы признаки явления, получившего название холодного ядерного синтеза. Выходило, что изотопы водорода при некоторых легко достижимых, можно сказать, домашних условиях, могут, хоть и весьма в незначительных количествах, соединяться в ядра гелия, выделяя энергию. Конечно, холодным этот синтез можно считать несколько условно - для него нужна температура в сотни градусов, но это все же не миллионы градусов термоядерной реакции.  

С тех пор уже два десятилетия холодный ядерный синтез - «больная тема» нынешней науки. Явление, несмотря на тысячи экспериментов, все еще остается плохо изученным, а получаемая энергия пока весьма небольшая. Некая реакция точно происходит - этого не оспаривает никто. Большинство химиков сегодня уже даже соглашаются, что это может быть и реакцией синтеза. А вот физики-ядерщики по сей день упорствуют: это противоречит известным физическим законам, без поистине звездных температур и давлений синтез невозможен.  

Но если прямо к цели пройти невозможно, совсем нельзя, а очень хочется, то можно попытаться обойти запрет, решили исследователи. Выделения энергии небольшие, ее природа вызывает подозрения? Значит, надо искать вещество–катализатор. Нашли вещество - и не одно. Лучшим оказался редкий металл – палладий.  

Отсюда уже и до экспериментальной установки оказалось недалеко. Виталий Киркинский и его небольшая группа работает над проблемой холодного ядерного синтеза с 1990-го, естественно, как это и принято в России, практически на голом энтузиазме.

Результат на сегодня таков: разработано и запатентовано устройство - построено несколько экземпляров - для получения энергии на основе ядерных реакций синтеза, так называемый дейтериевый теплогенератор, ДТГ.

Под его принцип работы подведена серьезная теоретическая база, и первоначальные расчеты были подтверждены практикой, подчеркивает ученый. Проведена серия испытаний, показавших работоспособность ДТГ. Выделенная энергия на 20-30 процентов превышает затраченную.  

Что дальше? Нужно построить и испытать более крупные генераторы, способные давать энергию не только в масштабах лаборатории. Если результаты будут положительными, то позволительно радоваться грядущей счастливой жизни, в которой дешевой энергии будет вдоволь для всех. Но это - завтра, сегодня же для опытов нужен презренный металл, а попытки заинтересовать чиновников или научные институты провалились.  

Не будем сразу же клеймить позором засевших за руководящими столами чиновников-ретроградов и бюрократов от науки. Ученые - тоже люди, они могут искренне заблуждаться и, обещая всем энергетический рай, невольно подгонять итоги экспериментов под желаемые результаты. Нужна полноценная экспертиза проекта, которой, собственно, и добивается Виталий Киркинский. Пока - безрезультатно.  

Вот здесь уже закрадывается подозрение: а может, люди, облеченные правом принимать решения, реально опасаются, как бы нынешние дорогущие термоядерные программы не получили ненароком сильного конкурента, как бы не пришлось обрезать финансирование, перебрасывать часть денег на новое направление?  

Виталию Киркинскому повезло: на его работу обратили внимание председатель правления Одинцовской ТПП Андрей Ватажицын и директор НП «Научно-инновационное сообщество промышленников» профессор Александр Шитов. Они, собственно, и собрали в Торгово-промышленной палате России ученых, практиков, бизнесменов, обсудили разработку группы Киркинского. Намерение помочь высказал представитель ОАО «ГМК «Норильский никель».  

Подождем – посмотрим, что из этого всего получится…  

 

 

 

 

Специально для Столетия


Эксклюзив
28.02.2024
Святослав Князев
За что ПЦУ взъелась на святого князя?
Фоторепортаж
27.02.2024
Подготовила Мария Максимова
В Москве в Государственном музее А.С. Пушкина представлен Межмузейный проект к 225-летию со дня рождения поэта


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..