Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
25 апреля 2024
Алексей Розанов: «Один доллар, вложенный в науку, приносит семь долларов дохода»

Алексей Розанов: «Один доллар, вложенный в науку, приносит семь долларов дохода»

Беседа с членом-корреспондентом РАН
20.03.2008
Алексей Розанов: «Один доллар, вложенный в науку, приносит семь долларов дохода»

Опыт российской школы исследователей древнейших организмов сегодня перенимают ученые многих стран Нового и Старого Света. Это и стало темой беседы корреспондента «Столетия» с директором Палеонтологического института РАН, член-корреспондентом РАН А.Ю. Розановым.

- Алексей Юрьевич, благодаря палеонтологическим музеям, о вашей науке люди весьма наслышаны…  

- Да, но только о трудностях ее не догадываются. Я люблю приводить такой пример. Вы съедаете курицу. Косточки разбиваете и разбрасываете вокруг. А теперь дается задача: не только собрать все косточки, но и сложить их в определенном порядке и восстановить внешний вид курицы. Добавьте к этому, что многие косточки уже потеряны, иные принадлежат другим особям, а о существовании курицы вы и не подозревали.  

Профессия палеонтолога основана на двух фундаментах. Это знание морфологии - весьма точные данные. И - безбрежный полет воображения. Только одержимые люди способны работать в нашей области.  

- Какое место в мире занимает музей вашего института?  

- Он один из трех крупнейших - Вашингтонский, Лондонский и наш. Кто больше или меньше - судить трудно, так как невозможно учесть весь объем материалов, в том числе и в хранилищах. Экспонаты ведь бывают и крошечными, и такими большими, как те же динозавры. Ну а если сравнивать эти три музея по экспозициям, то, пожалуй, у нас - крупнейшая.  

- Я бывал в тех музеях. Не скрою, сравнение по числу посетителей и по популярности явно не в нашу пользу...  

- Все правильно. Музеи в Вашингтоне и Лондоне, с которыми мы в одном ряду, являются национальным достоянием.  

Там все делалось специально, чтобы люди ходили в музей. В Лондоне он расположен в центре города, очень удобно для посетителей, а потому их так много. Да и культурные традиции в Англии складывались веками. В Америке таких традиций нет, но там делается все возможное, чтобы чем-то заинтересовать людей. Причем, в каждом маленьком городишке есть свой музей, его холят и лелеют. И вам обязательно его покажут. Кстати, в Вашингтоне вход в музеи бесплатный, и это тоже делается специально, чтобы как можно больше американцев смогли приобщиться к достижениям своей страны.  

Интерес к нашим разработкам в мире был всегда высок. И это не удивительно: половина “продукции” института - мирового уровня, ну а в четверти разработок - мы являемся абсолютными лидерами. И считается совсем незазорным приехать в наш институт из любой страны - из США, Германии, Франции, Англии - и здесь стажироваться, работать.  

- Удивительно, как вам удалось сохраниться в непростые перестроечные времена?  

- После 91-го года экономическая ситуация в науке, конечно, складывалась неблагоприятно. А потому наши выставки мы вовремя перевели на коммерческую основу, и это помогло не только музею выжить, но и помогать поддерживать определенный уровень научных музеев по всей России. Будь иначе, их бы растащили.  

К сожалению, у нас в стране и сейчас недостаточно выделяется средств на поддержание музеев. Мы оказались абсолютно не готовы к тому, что рынок и бизнес коснутся даже палеонтологии.  

- И в чем это выразилось?  

- В самых простых вещах. К примеру, в 1991- 1992-м годах у нас не было даже охранной сигнализации. Нам и в голову не приходило, что в нашей области могут быть… хищения! Но людей опустили в “рыночную среду”, и сразу же начал и здесь процветать бизнес. Речь идет не только о нашем музее, но и о раскопках. Появилось немалое число “специалистов”, ведущих раскопки даже в заповедниках. И все найденное выброшено на рынок. Эти процессы, естественно, коснулись и института. Был обнаружен ряд краж.  

- А что украдено?  

- Например, была вскрыта витрина и изъяты черепа амфибий. Один из них через некоторое время появился в Германии. Потом пропали два бивня. При этом была оставлена записка: “Бивни взяты в работу”, а потому эта пропажа не сразу привлекла внимание. После первых же краж мы приняли беспрецедентные меры по охране. Кое-кто даже шутит, что теперь мы охраняемся так, будто за нашими стенами склады ядерных боеголовок...  

- И правильно. Ваши экспонаты, думаю, не менее ценны для коллекционеров, чем иные произведения искусства.  

- Да, но только борьба с кражами произведений искусств имеет длительную историю, накоплен определенный опыт, исследованы рынки сбыта, известны покупатели. У нас же многое непонятно: к примеру, на таможне необычайно трудно определить, что вывозится ценный палеонтологический материал. Да и законодательная база у нас такова, что позволяет делать безнаказанно все что угодно.  

- Вы ведете исследования древних фосфоритов, в которых обнаруживаете разнообразные окаменевшие бактерии, что в корне меняет наши представления о генезисе фосфоритов. Формируется новое научное направление “Бактериальная палеонтология”. В чем ее суть?  

- Действительно результаты изучения ископаемых микробов ведут к пересмотру, в конечном счете, истоков происхождения многих осадочных полезных ископаемых.  

Так, одновременно в России и США в метеоритах обнаружены многочисленные фоссилизированные остатки бактериального и, возможно, грибного происхождения. Можно сделать вывод о существовании жизни до начала образования Земли и вне Земли.  

- Значит, правильно говорят, что вы теперь уже работаете за “пределами здравого смысла” - имеются виду ваши сенсационные открытия в космосе?  

- Так или иначе, вместе с американцами нам удалось обнаружить в метеоритах ископаемые бактерии и ископаемые грибы. А поскольку метеориты “старше” Земли, то и жизнь, следовательно, имеет несколько иное происхождение, чем представляется.  

- Все началось, если не ошибаюсь, с “марсианских” метеоритов, найденных в Антарктиде? Но потом было объявлено, что все это “блеф”?  

- Это произошло в августе 1996 года. У нас, кстати, была подготовлена статья по этому поводу, но ее долго не решались печатать, считая подобные выводы чистой фантастикой. Но это реальность! Когда мы увидели бактерии в фосфоритах, то поразились: они шикарно сохранились! Следовательно, они “каменели” очень быстро (то есть, гнить не успевали). И тогда были проведены эксперименты вместе с микробиологами в лаборатории академика Г.А. Заварзина. Выяснилось, что для фосфоризации требовалось всего несколько часов. Поэтому сейчас мы и находим бактерии почти во всех объектах, только их нужно уметь видеть...  

- И где же таится эта жизнь в космосе?  

- Вероятно, на планетах, где есть лужи, болота, озера и так далее. Очевидно, планеты и псевдопланеты разрушались, а осколки их путешествовали по пространству до тех пор, пока не попадали на Землю. Я подхожу к этой проблеме с точки зрения палеонтолога, и мне ясно, что ископаемые бактерии и грибы в метеоритах есть. Проведены уже сотни экспериментов, которые подтверждают это. Я делал доклад на Президиуме РАН, и он был встречен с большим интересом. Вместе с НАСА мы выпустили ряд публикаций и фотографий, и наш институт (а вместе с ним и вся отечественная наука) вправе гордиться тем, что мы работаем наравне с таким авторитетным в мире космическим агентством. На Президиуме РАН было принято решение образовать специальную межинститутскую лабораторию по палеонтологическому исследованию космического вещества. Все это имеет и большое практическое значение.  

- Например?  

- Наши нефтяники, к примеру, должны понять, что палеонтологические исследования - самый дешевый способ определения возраста пород при поисковых работах. Если они будут пользоваться нашими данными, то затраты снизятся на 20-30 процентов, а может быть и больше.  

- Они обращаются к вам?  

- Австралийские нефтяники, иранские, но не наши. К сожалению, у нас нефтяные и газовые компании не мыслят стратегически, а занимаются только перекачиванием уже разведанных месторождений. А ведь стратегия приличной компании заключается в том, чтобы думать о перспективе. Хотя бы лет на 10-15 вперед. В свое время американцы подсчитали, что один доллар, вложенный в науку, приносит семь долларов дохода. Кроме всего прочего, это выгоднейшее вложение средств! Однако у нас нет пока такой культуры применения научных достижений. Поэтому слова: “Выделить деньги на фундаментальную науку!”, кроме раздражения, ничего не вызывают. Для человека, живущего только сегодняшним днем, фундаментальная наука - “красная тряпка”.  

- И вы готовы уже сегодня дать принципиально новые рекомендации нашим нефтяникам?  

- Конечно. К примеру, мы доказали, что нефть можно искать среди очень древних пород, что раньше считалось бессмыслицей. Мы доказали, что месторождения редких металлов могут образовываться с помощью бактерий. Разве это не сенсация?! И теперь геологи едут отовсюду к нам в институт за консультациями.  

Рождаются в нашей науке совершенно новые направления, и здесь мы в мировых лидерах.  

Беседу вел Владимир Губарев  

 

 

 

Специально для Столетия


Эксклюзив
22.04.2024
Андрей Соколов
Кто стоит за спиной «московских студентов», атаковавших русского философа
Фоторепортаж
22.04.2024
Подготовила Мария Максимова
В подземном музее парка «Зарядье» проходит выставка «Русский сад»


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.

** Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.