Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
28 мая 2024
Защита прав человека и хирург-русофоб

Защита прав человека и хирург-русофоб

Оскорбление врачом-эстонцем русского пациента показало реальную картину межнациональных отношений в Эстонии
Иван Сипин
10.11.2009
Защита прав человека и хирург-русофоб

В разгар дискуссии среди эстонцев о роли русскоговорящего населения в жизни страны сторонникам идеи возможности построения равноправного гражданского общества был нанесен огромный урон.

Как и события апреля 2007 года, когда по решению правительства Эстонской Республики был перенесен, а фактически уничтожен монумент «Бронзовый солдат» похоронили надежды на интеграцию русских в эстонское общество, так и нынешний скандал, старательно заминающийся высокими должностными лицами, может прервать начавшееся среди жителей страны обсуждение: «Приемлемо ли положение, при котором все нити правления находятся в руках эстонской элиты. Что будет, если поделиться властью с русскими?». Удар был нанесен представителями самой гуманной профессии — врачами. Казалось, люди давшие «клятву Гиппократа», по определению должны быть толерантны к больным, вне зависимости от их национальности или вероисповедания. Но тем не менее, на прошлой неделе хирург одной из таллинских больниц Март Мардвеэ выставил за дверь двух пациентов, которые не смогли объяснить причины своего недомогания на эстонском языке.

Со слов директора эстонского Центра по правам человека Алексея Семёнова, обратившийся к нему за правовой помощью пациент врача Марта Мардвеэ Дмитрий Смольников тщетно пытался добиться от хирурга перевода на русский язык вердикта, который врач несколько минут быстро говорил на эстонском языке. И тут врач стал раздражаться. Причем раздражался все больше и больше. Потом, услышав шум, в кабинет вошла девушка Дмитрия Екатерина и попыталась помочь врачу с переводом на русский. Но Мардвеэ стал еще больше возбуждаться, кричать, что молодым людям нужно идти к психиатру. После этого Дмитрий не выдержал и вышел от греха подальше. Девушка попыталась объяснить врачу, что не нужно так кричать: «Если не хотите, мы можем пойти к другому врачу. Вы же давали клятву Гиппократа!»

На что врач ответил: «Вам, русская свинья, я такой клятвы не давал. Вон отсюда!» Шокированные молодые люди столкнулись у стойки регистратуры с другой пациенткой эскулапа-русофоба.

Учительница эстонской (!) школы Анастасия Андрос, свободно говорящая по-эстонски также не нашла понимания у Мардвеэ. Далекая от медицины женщина "оскорбила" хирурга незнанием специфических медицинских терминов на государственном языке. Возмущенные пациенты написали жалобу руководству больницы, пообещав обратиться в суд, если врач не понесет наказания и обратились к Алексею Семенову, занимающемуся защитой прав человека. 

Примечательно, что это уже не первый случай, когда молодые врачи оставляют русских пациентов без врачебной помощи на языковом основании. Буквально за месяц до этого инцидента подростку, обратившемуся в травмпункт на северо-востоке Эстонии, было отказано в лечении. Врач-ортопед Эйки Страусс пришел в бешенство, когда 17-летний подросток, гражданин Эстонии, не смог общаться с ним на эстонском языке. Эйки Страусс выбросил паспорт несовершеннолетнего юноши в коробку для мусора, сказав, что тот недостоин быть гражданином страны, не зная государственного языка. И это в регионе компактного проживания русских, где трудно услышать эстонскую речь.

Сразу хочу ответить на возможное замечание: «Русские в Эстонии должны знать эстонский язык». Никто не спорит. Конечно, должны. Но есть нюанс. Из бесед со своими российскими друзьями и коллегами я вынес интересную вещь. Наши соседи по коммунальной квартире, Советскому Союзу быстро забыли, что русские в Эстонии появились не вчера, и даже не позавчера. На эстонской земле они живут столетиями, а русский язык является таким же местным, как и эстонский. И считать русских некими «мигрантами» в Эстонии неправильно, как нельзя считать эстонский единственным языком общения в стране. Это основное различие между русскими в Эстонии и скажем, американскими иммигрантами. В Эстонии процент новых иммигрантов ничтожен. Но этот факт старательно замалчивается национальной элитой и работниками просвещения. Русофобия возведена в ранг государственной политики. По Конституции, Эстонская Республика — мононациональное государство, где высшим приоритетом является сохранение эстонской культуры и языка. О трети населения, не являющейся этническими эстонцами ничего не сказано. Вот и не утруждают себя современные ученики в эстонских школах изучением де-факто второго государственного языка. Для них он в одной линейке с иностранными. В то же время государство, требуя от неэстонцев владения государственным языком не делает ничего, чтобы организовать систему обучения. Курсы организуют частные фирмы за деньги, причем немаленькие.

Не каждый человек может выделять до трети зарплаты на языковые курсы, не говоря уже о работодателях, которые без энтузиазма смотрят на вынужденные прогулы работников.

А помощь Евросоюза местные чиновники смогли распределить так, чтобы и в этом случае содрать денег с местных русских. О таком понятии, как защита прав человека, здесь и не вспомнили.

В результате такой многолетней политики целое поколение эстонцев, выросшее после развала Советского Союза, воспитывалось на идеях национализма и русофобии. Местные русские воспринимаются ими как пришлые «оккупанты», инородцы, которым великодушно разрешено остаться жить в их уютной стране. От этого и происходят дикие ситуации, когда обратившиеся за медицинской помощью люди, не владеющие в полной мере эстонским, вместо помощи и сочувствия попадают на языковой экзамен.

Примечательна позиция администраций больниц. В случае с неоказанием первой помощи и оскорбления подростка на северо-востоке Эстонии врач был уволен. Возможно, администрация побоялась возмущения русских, составляющих значительную часть местного населения. Дело дошло даже до полицейского расследования, которое, правда, потом было прекращено "за отсутствием состава преступления". О какой защите прав человека может идти речь?

В случае с инцидентом в таллинской больнице врача не только не наказали, администрация встала на его защиту. Якобы пациент сам вел себя неадекватно. А как, простите, должен вести себя человек, которого обзывают «русской свиньей»?

В случае с хирургом Мартом Мардвеэ наглядно видно, насколько эстонское государство в лице своих коренных граждан готово к дискуссии о роли русскоговорящего населения в жизни Эстонской Республики.

Комментарий Директора центра по правам человека Алексея Семёнова:

К большому сожалению, в эстонских учреждениях (и в больницах) действует круговая порука, когда начальство покрывает действия подчиненных. В этом нет ничего необычного. Такова атмосфера в нашем обществе. И нет никакой гарантии от хамского обращения со стороны работников здравоохранения. Можно приходить на прием с диктофоном. Это, возможно, защитит от прямых оскорблений, но в случае если будет вестись скрытая запись, она не сможет быть доказательством в суде. По эстонскому законодательству записывать разговор можно только по обоюдному согласию. Поэтому Дмитрий Смольников поступил совершенно верно, обратившись в наш Центр по защите прав человека. Он с самого начала поступил правильно, предав факт оскорбления со стороны врача гласности, дав интервью на телевидении. Найдя свидетелей произошедшего, он сделал еще один правильный шаг.

По моему мнению, это очень прецедентное дело, поскольку в Эстонии год назад после пятилетней проволочки был принят закон о равном обращении и недискриминации. В английском языке есть такой термин как «харассмент» — создание атмосферы, унижающей человеческое достоинство. Инцидент с Дмитрием чётко подпадает под этот закон. Доказать это довольно просто, поскольку есть свидетели. Плюс нелепое объяснение администрации больницы. Оно уже показывает, там что-то было. Потому что рассуждения о том, что сказала на самом деле девушка, «piiga» или «siga», никак не являются доказательством правоты врача. (Екатерина оговорилась в интервью, сказав «vene piiga», что переводится как «русская дева». Слово «свинья» по эстонски — siga. – И. С.). Если бы они сказали, что вообще ничего не было - это одно. Но поскольку они согласны, что конфликт произошел и оспаривают только эти слова, то значит, они признают: конфликт имел место.

По закону факт оскорбления совершенно не связан с какими-либо словами. Сам факт, что человек пришел просить медицинской помощи и был втянут в конфликт с фразеологическими оборотами и языками, это уже само по себе дискриминация. Сейчас я не хочу вдаваться в детали наших дальнейших действий. Мы с клиентом еще будем обсуждать, каким путем будем добиваться наказания виновных в этом происшествии. К сожалению, в данной больнице это уже не первый случай, когда пациентам отказывают в помощи на языковом основании. В 2007 году уже была информация о подобном происшествии, только врач был другой. На жалобу в администрацию больницы был получен ответ точно повторяющий недавнее заявление главного врача, мол, пациентка сама ворвалась в кабинет, ругалась, и врачу ничего не оставалось. как выгнать ее.

На мой взгляд, первая реакция главного врача Северо-эстонской региональной больницы поспешна и непродуманна. Думаю, что, посоветовавшись с юристом, они все-таки решат принести извинения моему клиенту. Хотя, как сказал сам Дмитрий, его устроит только реальное наказание врача русофоба. Возможно, таких случаев было больше, но люди не решились предать факты дискриминации огласке. Людям надо понять, что надо не молчать, а жаловаться, подавать иски в суды, обращаться в центры и комитеты по защите прав человека. Им от этого ничего плохого не будет, скорее, наоборот.

Лучшие публикации:

Сергей Михеев: «Россия и Украина сделали первый шаг, что дальше?»

Современная Россия и ее секретный курс

Кухаркины дети и социальная справедливость

Специально для Столетия


Эксклюзив
27.05.2024
Максим Столетов
От Норвегии до Польши протянется антироссийская «стена дронов»
Фоторепортаж
24.05.2024
Подготовила Мария Максимова
В Зарядье проходит выставка, посвященная работе людей, глазами которых мы видим войну


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.