Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
8 февраля 2023
Заключенная… в мужской тюрьме

Заключенная… в мужской тюрьме

Нормальному человеку то, что происходит в Дании, понять трудно
Евгения Гринберг, Копенгаген
17.12.2019
Заключенная… в мужской тюрьме

«Женщину с мужским половым органом, не раз судимую за изнасилования, вынуждают сидеть в мужской тюрьме» — такими приблизительно заголовками пестрят сегодня новостные ленты датских СМИ. Оная «дама» (никаких операций по смене пола «она» не проводила) подала в суд на тюремную администрацию за то, что в тюрьме с ней обращаются как с мужчиной и потребовала компенсации за моральный ущерб, причинённый ей сим заведением. Ее главное требование — перевод в женскую тюрьму.

Дело в том, что всё, что требуется для получения юридического изменения пола в Дании — это два раза, с полугодичным промежутком, послать ходатайства в соответствующие инстанции. И о, чудо: ты уже не дядя, а тётя с юридической точки зрения, в соответствии с законом.

Таким образом, в датском королевстве официальное, и юридически обязывающее, понимание пола отделяет человеческое тело со всеми его проявлениями от его, так сказать, половой принадлежности.

Однако, с точки зрения нормального гражданского общества, нормальных людей юридических определений, директив и подписанных официальных документов не всегда достаточно. Так, несколько лет назад не была допущена в раздевалку женского бассейна «юридическая» женщина — а на самом деле мужчина, женатый, кстати, на женщине, который помимо привычки иногда облачаться в женскую одежду особо-то по-женски себя и не проявлял. Работники бассейна отказались пустить его в женские душевые несмотря на его возмущенные вопли и размахивание паспортом.

Нынешняя ситуация доводит проблематику смены пола до еще большего абсурда.

Так называемой женщине, отбывающей срок в датской тюрьме Херстедвестер, 58 лет. Она родилась мальчиком с не таким уж и редким хромосомным заболеванием — синдромом Клайнфельтера, на основании чего адвокаты и ЛГБТ-сообщество пытаются представить этого человека как генетически бесполого.

Около 30 лет назад этот мужчина-женщина был осужден и приговорен к тюремному заключению за изнасилование женщины в «особо грубой форме», причем в его жизни это был не первый приговор за изнасилование или попытки изнасилования женщин.

В 2009 году мужчина был условно освобожден, и, чтобы не тратить времени зря, а может для разнообразия, совершил разбойное ограбление банка, за что через два года и был снова осужден и снова приговорен к тюремному заключению, естественно, в мужской тюрьме — Херстедвестер.

Теперь же, после произведенной в 2015 году юридической смены пола, этот заключенный недоволен тем, что тюремный персонал с ним по-прежнему обращается как с мужчиной. Это значит, что обращаются к нему как к мужчине, используя местоимение «он» вместо «она» т.д. А главное — это то, что досмотры и обыски — особенно личные, с раздеванием догола — производятся мужчинами. Заключённый требует, чтобы такого рода обыски производились в его случае женщинами, хотя в датском законодательстве нет никаких указаний на то, по каким половым критериям нужно подбирать персонал для произведения обыска в обнаженном виде.

Датское ЛГБТ-сообщество возмущено поведением и позицией тюремной администрации и считает, что государственные инстанции не должны иметь столь разные позиции по такому серьёзному вопросу.

Тюремная же администрация, проявляя в этой ситуации рациональность и обычное человеческое здравомыслие, руководствуется критериями безопасности в отношении как других заключенных, так и в отношении безопасности тюремного персонала. Именно поэтому они продолжают обращаться с заключенным как с мужчиной, несмотря на предстоящий суд и требуемую компенсацию.

Словом, выясняется, что закон был продавлен ЛГБТ-сообществом и принят совершенно без учета как здравого смысла, так и возможных случаев злоупотребления им. Адекватная же часть общества, видя гротескные последствия либерализации законодательства, предпочитает молчать.

А если что-то скажешь, можно оказаться мишенью для обвинений в нетерпимости и преследовании людей с альтернативной половой принадлежностью. Но раздражение в общественарастает.

В придуманном транссексуалами мире они могут быть кем угодно, но это не значит, что окружающие согласны добровольно участвовать в этой иллюзии. Может быть, они ничего и не скажут из «политкорректности», но никто не может цензурировать их мысли, и чем абсурднее будут возникать ситуации, тем сильнее будет укрепляться протест в их нормальных головах.

Специально для "Столетия"


Эксклюзив
07.02.2023
Николай Андреев
Казахское общество всё больше напоминает украинское периода Ющенко.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..