Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
15 августа 2022
Валерия Кильпякова: «Отменить» культуру все равно, что отменить воздух, воду, солнце…»

Валерия Кильпякова: «Отменить» культуру все равно, что отменить воздух, воду, солнце…»

Беседа с Первым секретарем посольства России в Монголии, и. о. руководителя Русского дома в Улан-Баторе
Пётр Давыдов
19.05.2022
Валерия Кильпякова: «Отменить» культуру все равно, что отменить воздух, воду, солнце…»

Любой житель Улан-Батора безошибочно подскажет, как пройти к РЦНК. Я сначала думал, это какое-то загадочное монгольское слово («эрцээнка» – звучит-то как по-монгольски!), только потом дошло: Российский центр науки и культуры, сегодняшнее название – Русский дом в Улан-Баторе. Не только подскажут – ещё и с уважением проводят: «Вот здесь поверните, пожалуйста. Как увидите памятник, всё – пришли, значит. Там всегда много народу, а сегодня ещё больше: конкурс чтецов идёт – я новости читал!».

В 1912 году от имени правительства Российской империи Иван Яковлевич Коростовец, с одной стороны, и премьер-министр Монголии Сайн-ноён-хан Намнансурэн, с другой – подписали в Урге, столице Монголии, русско-монгольское соглашение, признававшее автономию Внешней Монголии – в честь русского дипломата здесь и воздвигнут памятник.

Вокруг него, да и в самом Русском доме, по большей части дети: на конкурс чтецов собрались ученики младших и средних классов со всей страны. Важные такие, текст повторяют. А кто и в прятки играет. Чуть с ног не сшибли: увидев мою озадаченную физиономию, девчушка провозгласила: «Извините, пожалуйста». Почти без акцента. Учителя, значит, хорошие.

В общей сутолоке нахожу Валерию Валерьевну Кильпякову: «Пойдемте, – говорю, – скорее в кабинет, пока конкурс не начался, а то боюсь я что-то». Первый секретарь посольства России в Монголии, и. о. руководителя Русского дома в Улан-Баторе успокаивает: «Всё в порядке. У нас так часто бывает. Небольшой хаос, беготня и детский смех – это побочное явление знакомства с русской культурой. Для которой детский смех, кстати, важен».

Мы беседуем с В.В. Кильпяковой о состоянии культурных связей России и Монголии. Есть ли трудности? Насколько эти трудности велики? Всё ли потеряно для наших отношений, или же наоборот – перед нами прекрасные возможности?

Валерия Валерьевна говорит:

– Я считаю, и не без веских оснований, что Монголия – это дружественное России государство, а монгольский народ не только видит в россиянах друзей, но и испытывает по-настоящему братские чувства. Корни такого отношения уходят в глубокое прошлое, и дело тут не только в дипломатии. Смотрите: в прошлом году мы отмечали столетие установления дипломатических отношений между нашими странами, в 2019 году президентами России и Монголии был подписан бессрочный договор о дружбе и всеобъемлющем стратегическом партнёрстве между двумя странами, культурные связи между нашими народами очень крепки и продолжают развиваться. Да и сама география, можно сказать, настаивает на добрососедстве, показывая пример другим странам: протяжённость нашей общей границы около 3500 км.

Наши добрые отношения складывались в течение веков, и за это время мы имеем множество подтверждений их искренности и силы. Ровно сто лет назад, в 1922 году, первые монгольские студенты приехали учиться в Россию, затем их поток увеличивался с каждым годом, не ослабевает и сегодня – эти контакты и создали, я уверена, основу для развития образования, культуры, искусства, промышленности, военного дела Монголии, её медицины, экономики, авиации, космонавтики и т. д.

С такой основой можно говорить о действительно крепких и добрых отношениях между странами и народами, поверьте. И неслучайно монголы считают русский язык языком науки и культуры, без знания которого человеку сложно считаться хорошо образованным. Историческая память у монголов очень хорошая, и совершенно естественно, считает старшее поколение, воспитывать своих детей и внуков в любви и уважении к России.

– Сейчас это хорошо получается у старшего поколения? Пресловутая «культура отмены» в отношении нашей страны и народа, мне кажется, шествует триумфальным маршем по всему миру.

– Конечно, есть огромные трудности, но в Монголии не всё так печально, как в большинстве стран Европы. Да, еще лет тридцать назад большинство монголов прекрасно понимало русский язык, монгольская интеллигенция владела им на высоком уровне. В школе изучали русский язык с 5-го класса, сейчас русский учат с 7 по 9 класс как обязательный предмет 2-3 часа в неделю, а в 10-12 классах – предмет по выбору, как и английский, который имеет преимущество.

Молодое поколение не так хорошо владеет языком страны-соседа, как бы нам того хотелось. Тем не менее книги по медицине, например, как и в других областях культуры, науки и техники требуют знания русского языка – в этом мы убеждаемся, когда приходим в центральную детскую библиотеку столицы.

Недавно совместной группой учёных Монгольского государственного университета, факультета европеистики и Института монголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук в Улан-Удэ было проведено пилотажное анкетирование о языковых установках учащейся молодёжи Монголии. Опрашивали респондентов от 9 до 32 лет. Согласно данным исследования, 36,6 % чаще всего используют русский язык в школе; 26,5 % читают на нём учебную литературу.

Одной из причин положительного отношения к русскому языку назвали его необходимость для дальнейшей профессиональной деятельности 56,6 % респондентов. Подавляющее большинство опрошенных (72,9 %) сказали, что в своей домашней библиотеке имеют книги на русском – согласитесь, это не может не радовать. 75,9 % сказали, что хотели бы, чтобы их дети знали язык Пушкина; 75,1 % считают, что русский необходим для изучения в их стране. Т. е. здесь мы видим подход как практический, так и культурный: монголы прекрасно понимают, что Россия – их вечный сосед, и разговаривать с этим соседом, сотрудничать с ним логичнее всего было бы именно на его языке, а не на каком-то третьем. Добавим сюда и наши древние связи, традиции, уходящие в глубину тысячелетий, – нарушать их в угоду сиюминутной какой-то моде, тенденциям было бы крайне неразумно.

Когда ты общаешься с монгольскими ребятами, которые учатся здесь в российских учебных заведениях (лицей им. Г. В. Плеханова при Улан-Баторском филиале экономического университета, школа при ГОКе в Эрдэнете), не без уважения к их работоспособности и желанию учиться, слышишь, например, такое: «Иногда я чаще даже думаю на русском, чем на монгольском! Получается, у меня аж два родных языка – правда, здорово?».

У ребят действительно влюблённость (а у кого и любовь) в русскую культуру, они очень логично эти свои чувства объясняют: кому-то их передали бабушка или дедушка, или кто-то из родственников, учившихся в России или работавших там; кто-то просто сам проникся уважением к соседу, знакомясь с его литературой; кто-то называет другие причины – так что, несмотря на все сложности, я бы не стала впадать в панику и кричать: «Всё пропало!». Да, трудности есть, но это не значит, что мы должны опускать руки и отчаиваться – скорее наоборот: только постоянная работа, настойчивая, творческая, не «дежурно-отчётная», поможет нам преодолеть эти трудности. К тому же на такой благодатной почве, как монгольская, с её давным-давно воспитанным уважением к Русскому миру.

– Мы сейчас много говорим о т. н. мягкой силе России. Говоря попросту, как может моя страна влюбить в себя, скажите, пожалуйста? Ясно, что не угрюмо-торжественными отчётами и речовками в стиле «не забудем – не простим» – это мы уже проходили и, дай бог, прошли. Итак: мягкая сила России – в чём она, по вашему мнению?

– В качественном образовании, в старой доброй культуре добра, чести, красоты и трудолюбия. Т. е. в тех самых качествах и устремлениях, которыми и характеризуется Русский мир. Если мы показываем и доказываем, что нам, нашей стране свойственны именно эти качества, то те тысячи студентов, которые учатся в наших вузах сегодня, которые будут потом в них учиться, не могут не впитать в себя любовь и уважение к России.

Согласитесь, эти чувства гораздо крепче меркантильной «сникерсомании» или животного страха перед его оружием – они гораздо крепче и достойнее. И человек, воспитанный такими чувствами, несомненно передаст их своим детям, друзьям, знакомым, сотрудникам, подчинённым, в конце концов. Прошлые десятилетия и столетия наших добрых связей с монгольским народом, думаю, красноречиво свидетельствуют об этом.

И давайте не будем недооценивать самих себя, прошу вас: Россия никуда не делась, мы продолжаем трудиться, у нас есть чем гордиться по праву, и это касается не только истории, но и настоящего времени.

А то бывает, знаете, начнут ныть: «Мы – неудачники мировой истории, всё у нас плохо, всё ужасно», – и т. п. Этот комплекс неполноценности в отношении себя самих и своей страны до добра не доведёт, да и изжил он себя. Повторяю: хватит стесняться своей страны и народа.

– Итак, по вашим словам, интерес к нашей стране и народу сохраняется в Монголии?

– Мне кажется, он всегда сохранялся. Маленький пример: молодой монгольский режиссёр Батболдт Мягмарнаран (выпускник ГИТИСа, кстати) в прошлом году поставил в Русском доме в Улан-Баторе к 200-летию Ф. М. Достоевского постдраму «Гэм Зэм» по роману «Преступление и наказание»: каждый вечер этот спектакль собирал огромное количество молодых людей, творческой интеллигенции, и не только.

Спектакли шли в течение двух сезонов с аншлагами: играли на монгольском языке, конечно, монгольские актёры – скажите, разве это не повод для радости? Ведь Достоевского, его пять главных романов монгольская молодёжь открыла для себя только в 2000-х годах, когда их перевёл г-н Ц. Гомбосурэн, экс-министр иностранных дел Монголии, прекрасно владеющий русским языком, – а тут целый спектакль по «Преступлению и наказанию»! Вот скажите мне, как тут можно говорить о том, что «всё у нас плохо», если огромная страна-сосед не только открыла для себя нашего классика, но и полюбила его? Если XXI век в Монголии открылся Достоевским?

– Мне кажется, беда в том, что мы самоизолируемся от собственных подлинных успехов, безустанно камлая на тему своего несовершенства. У Достоевского об этом много сказано, кстати...

– (смеётся) …Так вот такой самоизоляции нам никак не надо! Знакомство с русской культурой идёт плотное, и должна сказать, что преодоление запретов советского времени, когда само слово «Бог» было под запретом, очень этому способствует. Очень полюбились здесь произведения Валентина Распутина, чьё 85-летие мы в Русском доме отмечали с монгольскими друзьями в этом марте. Был представлен прекрасный фильм «Хухуу» (Кукушка) монгольского режиссёра Ж. Жамъянсурэна по произведению Валентина Григорьевича «Последний срок» – до сих пор смотрят, пересматривают, разумеется, читают.

– Но не могу не вернуться к «культуре отмены», провозглашённой в других странах. Агрессивное, злобное, лающее на Россию общество – это, знаете, удручает. Удастся ли «отменить» русскую культуру, как вы считаете?

– «Отменить» культуру все равно, что отменить воздух, воду, солнце… Тех, кто это так самозабвенно делает, честно говоря, жалко. Ну, не будут они знать ничего о России – кем они будут выглядеть по сравнению с теми людьми, которых, я уверена, подавляющее большинство, которым знакомы наши ценности и которые их разделяют?

«Отменители» культуры – русской или любой другой – не более чем крикливое политизированное меньшинство, чей разум застилает иррациональная ненависть к просвещению. Как нам жить в этих условиях, спросите вы. Думается, не только продолжая начатую работу, но и многократно её увеличивая, развивая. Настойчиво доказывая, что есть вещи поважнее и долговечнее сегодняшней политической конъюнктуры с её пошлостью, а то и подлостью. Тут, конечно, очень важно воспитывать в себе и людях критическое мышление, умение воспринимать любую информацию с долей здорового скепсиса, не кидаясь безоглядно в пучину гаджетов и прочих интересных штучек. Кроме того, повторюсь, многое зависит и от того, как мы говорим о своей стране, народе, культуре: если это будет самоуничижительный вой, ничего хорошего не получится. Если это будут самозабвенные фанфары – тоже. А если мы говорим о себе с достоинством, благородством, если с гордостью показываем результаты своего труда, результат будет самый хороший.

Накануне 9 мая, в Русском доме ученики начальных и средних классов монгольских школ читали стихи – кто на русском, кто на монгольском языках – о Победе. Читали прекрасно, собрались сотни участников. Мне бы очень хотелось, чтобы встречи здесь свидетельствовали о победе здравого смысла, подлинной культуры, настоящей уважительной дружбы как между монгольским и российским народом, так и всеми остальными.




Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

???
22.05.2022 18:05
Культура - это ведь СОЦИАЛЬНЫЙ механизм воспроизводства образцов поведения и действия, не так ли? Было бы поучительно выделить те образцы поведения и действия,а также особенности механизма воспроизводства этих образцов, которые характерны для современной Монголии.
ус
19.05.2022 14:24
до такого могли додуматься только идоты всегда желающие лизнуть сатан фашистам.Идея не продуктивна следовательно губительна для самих инициаторов фаш идейки

Эксклюзив
10.08.2022
Валерий Панов
Зачем артиллерия ВСУ бьет по Запорожской АЭС.
Фоторепортаж
08.08.2022
Подготовила Мария Максимова
Трансформации и планы туристической Москвы представлены на выставке в Манеже.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.