Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
30 мая 2024
Россия и Китай: о чём сигнализирует нам Пекин?

Россия и Китай: о чём сигнализирует нам Пекин?

Китай будет дружить только с сильной Россией
Ярослав Бутаков
21.10.2009
Россия и Китай: о чём сигнализирует нам Пекин?

Официальная китайская «Жэньминь Жибао» опубликовала во вторник в своей русскоязычной версии статью «Китаю нужна сильная Россия», где обозначены приоритеты развития отношений с Россией для КНР. Вкупе с состоявшимся на прошлой неделе визитом Председателя Правительства России Владимира Путина в Пекин статья представляет собой хороший повод задуматься о нынешнем состоянии и перспективах российско-китайских отношений.

«Россия для Китая очень важна в качестве стратегического партнёра», – такими словами начинается статья. В чём же редакция «Жэньминь Жибао» видит эту важность?

«В сфере энергетики у России огромный производственный объем в области нефти и природного газа, к тому же места производства сконцентрированы в основном в Сибири и на Дальнем Востоке… Если Россия сможет стать долгосрочным и стабильным поставщиком энергетических ресурсов в Китай, то последний избавится от одностороннего импорта нефти из далекого Ближнего Востока». Этот фактор, очевидно, стоит на первом месте для Китая.

«Двусторонние китайско-российские отношения смогут развиваться на ровном пути, только если Россия будет сильным государством. Под сильным государством подразумевается стабильность, экономическое развитие, укрепление военной силы, благополучие народа, гармония в отношениях с соседствующими странами и миром, а также непрерывное укрепление комплексной мощи государства. Именно такая сильная Россия нужна современному развитию и будущему Китая», – так формулирует газета облик нашей страны, соответствующей статусу важного стратегического партнёра Китая.

Из этого логично сделать вывод, что слабая Россия, не отвечающая заданным критериям – развитию экономики, благополучию народа, укреплению во всех сферах государственной жизни – не в интересах Китая. И понятно, что такую Россию Китай не станет поддерживать, не станет рассматривать как возможного союзника. Слабая, нестабильная Россия с бедным народом и деградирующей экономикой была бы источником беспокойства и непредсказуемости для всех её соседей. И, коль скоро такая опасность возникла бы, Китай был бы вынужден приложить усилия для её ликвидации.

Поэтому не следует скептически оценивать слова «Жэньминь Жибао» о насущной необходимости для Китая именно сильной России. Это не восточная лесть и не раскрытие какой-то тайны, а очевидный практический интерес.

Посмотрим на геополитический расклад. Китай объективно выходит на положение второй (после США) мировой державы. Однако пока ещё не в силах вести с США глобальную борьбу за влияние. Последнюю опасность США хотели бы устранить в зародыше. Но не могут, так как силы всех других великих держав в сумме перевешивают возможности США. Россия пока ещё является противовесом претензиям кого бы то ни было на глобальное господство. Китаю действительно очень нужна Россия в качестве крепкого тыла при конкуренции с США. Но – только сильная, адекватная своим национальным интересам Россия.

Газета с удовлетворением отмечает, что вследствие усилий России по подъёму своего ВПК за последние годы «ситуация слабого “второстепенного государства” после распада Советского Союза изменилась в корне». Автор статьи в «Жэньминь Жибао» подчёркивает глубокую заинтересованность Китая в военном сотрудничестве с Россией, в первую очередь – в сфере получения военных технологий, в которых мы превосходим великого восточного соседа: «Если КНР и РФ смогут прилагать усилия по разворачиванию обменов и сотрудничества в военной сфере на более углубленном уровне, с большим доброжелательством, то это будет эффективно стимулировать развитие военной промышленности и модернизации военных сил Китая».

У Китая нет никаких оснований опасаться территориальной экспансии России. Другое дело, что в России очень многие опасаются миграционной угрозы со стороны Китая. О её действительном масштабе эксперты спорят, но их оценки диаметрально разнятся между собой. Значит, этот фактор, скорее всего, пока следует рассматривать больше как гипотетический, нежели реальный, доступный объективному изучению. Здесь уместно вспомнить и о том, что ещё в начале ХХ века некоторые русские и иностранные политики и публицисты стращали русское правительство «жёлтой опасностью», причём именно со стороны Китая, а не Японии, реально угрожавшей тогда и сейчас границам России. Прошло сто лет, но их прогнозы не спешат оправдываться.

Между тем Китай, если судить по публикации в официозе, подаёт нам сигнал, что ему нет надобности в российских территориях Сибири и Дальнего Востока. Но это только – если Россия достаточно сильна, чтобы обеспечить свой контроль над ними и не допустить появления там третьей силы, способной угрожать интересам Китая.

Редакция «Жэньминь Жибао» формулирует четыре главных фактора, предопределяющих исключительное значение Китая и России друг для друга. Во-первых, это территориальное соседство, протяжённая общая граница. «Нравится Россия или не нравится, она с Китаем всегда будет соседом. Поэтому только с мирной и спокойной Россией будет мирный и спокойный Китай», – подчёркивается в статье.

Во-вторых, многонациональный характер обоих государств и наличие сходных проблем с сепаратистскими движениями. «В современном мире идет активизация терроризма, сепаратизма и экстремизма, поэтому решение этих вопросов актуально стоит перед РФ и КНР. Волнения в России смогут повлиять на решение соответствующих национальных вопросов в приграничных районах. Ради сохранения стабильности, Китай и Россия смогут сообща, взявшись за руки, каждый у себя нанести удар по трем враждебным силам, если Россия уладит и разрешит национальные вопросы, стабилизирует политическую обстановку».

Здесь отчётливо просматривается неудовлетворённость Пекина нестабильной внутренней ситуацией в России. И действительно, за последний год сообщения с Северного Кавказа снова стали напоминать сводки с фронта военных действий. Там редкий день обходится без стычек с боевиками, терактов или нападений на милиционеров, военнослужащих и государственных должностных лиц. Точечный терроризм разросся, охватив Дагестан, Ингушетию, Кабардино-Балкарию.

Пекин даёт понять, что без восстановления спокойствия на Северном Кавказе Россия не может рассматриваться им как полноценный стратегический партнёр.

У Китая есть аналогичные по сути (но не по масштабу) проблемы в Синьцзян-Уйгурском и Тибетском автономных районах, и Китай заинтересован в их решении и готов сотрудничать в этом деле на условиях взаимной помощи, так как это явления одного порядка, угрожающие безопасности обоих государств. Но подчёркивает, что это станет возможно в том случае, если Россия будет проявлять больше усилий для наведения порядка в собственном доме.

Третьим фактором взаимной заинтересованности обеих стран является огромная ёмкость российского рынка и «взаимодополняемость в сфере промышленного производства, торгового общения, финансового сотрудничества, в области высоких технологий и др.». В-четвёртых, в рамках российско-китайских отношений, по мнению газеты, можно «защитить общие региональные и мировые интересы, без ущемления национальных и государственных интересов самих двух стран. Поэтому для Китая совершенно очевидна важность того, чтобы в отношениях стратегического партнерства с Россией не произошло никаких неожиданных событий».

Что Пекин подразумевает под «неожиданными событиями»? Очевидно, общее направление развития российско-китайских отношений его устраивает. Не стоит искать здесь намёка на опасения резких изменений российского внешнеполитического курса. Таких изменений явно не предвидится. Тут присутствует ясный намёк на более конкретные вещи, которые в нынешнем году омрачили отношениях двух стран. Это и обстрел российскими пограничниками китайского судна, и операция российских силовых структур против контрабанды, обернувшаяся закрытием Черкизовского рынка в Москве, в результате чего пострадали интересы некоторых китайских предпринимателей.

Во всех этих случаях мы имели дело с китайской экономической экспансией, поддерживаемой китайским государством. Причём последнее не волнует, какими методами ведётся эта экспансия – легальными или нелегальными. Но тут уж, извините, Россия тоже имеет свой суверенитет и свои интересы. И имеет пока силу, чтобы заставить подчиняться её законному праву.

Однако нет сомнения, что Китай гораздо больше уважал бы российские интересы, если бы Россия была более сильной именно в терминах рассматриваемой публикации. Тогда ради выгодного стратегического партнёрства Китай сбавлял бы тон при инцидентах, подобных тем, что были в этом году. Ибо, ещё раз подчеркну: в Пекине хорошо понимают, что какой бы сильной Россия не была, она никогда не будет угрожать целостности Китая. А вот слабая Россия – это и рост угрозы сепаратизма на национальных окраинах Китая, и рост глобального влияния США. На слабую Россию давление допустимо и оправданно, с точки зрения китайских правящих кругов.

Соответствует ли нынешняя Россия критериям государственной силы, перечисленным в публикации «Жэньминь Жибао»? Судя по всему, не вполне.

Ни для кого не секрет, что мировой экономический кризис гораздо сильнее сказался на России, чем на Китае. Неспроста газета говорит о желательности для Китая «экономического развития России» – то есть того, чего сейчас не наблюдается. «Благополучие народа» – важнейший критерий преуспеяния государства с традиционной китайской точки зрения. Но он пока не в чести у российской элиты. Многие её представители годами говорят о чём угодно – демократизации, либерализации, вхождении в цивилизованное сообщество, интересах российского бизнеса, повышении капитализации, росте прибылей корпораций – но только не о благополучии массы российских граждан.

«Гармония в отношениях с соседствующими странами и миром» – также характерная для Китая оценка. Пока такой гармонией Россия похвалиться не может. Её отношения со многими странами, особенно соседними, остаются натянутыми. И со стороны Китая это, конечно, не призыв России к улучшению международных отношений путём односторонних уступок. Где, как не в Китае, хорошо понимают, что авторитет и уважение в мире достигаются не уступками, а жёстким и последовательным отстаиванием собственных интересов! Так что эти слова газеты следует воспринимать и как доброе пожелание России, и как констатацию того факта, что этого пока не происходит.

В России давно ведутся разговоры о переходе с доллара на другую расчётную валюту в международной торговле. Пока Россия говорит, другие страны делают. Состоявшийся в выходные в Боливии саммит стран-участников Боливарианского альянса народов Америки (куда входят девять стран Западного полушария: Венесуэла, Эквадор, Боливия, Куба и ещё пять стран Мезоамерики) принял решение о переходе с 1 января 2010 торговли между странами альянса на новую общую валюту – сукре. Открывшийся во вторник в китайском Наньнине (Гуанси-Чжуанский автономный район) 6-й инвестиционно-коммерческий саммит Китай—АСЕАН подтвердил, что с 1 января 2010 года начнёт функционирование Зона свободной торговли Китай—АСЕАН. Очевидно, общей для неё валютой станет китайский юань. Уже теперь многие расчёты в торговле Китая со странами Юго-Восточной Азии ведутся в юанях. Возможно, что начинающийся в конце недели XV саммит АСЕАН в Бангкоке примет, под влиянием Китая, новые решения, связанные с «наступлением на доллар».

В этих условиях Китаю действительно необходима сильная Россия. Но ещё нужнее она нам.

Материалы по теме:

Россия и Китай: Асимметричный ответ Поднебесной Россия и Китай: Зачем нам вооружать Китай? Россия и Китай: Славяно-китайский прорыв… возможен Россия и Китай: Медведь и дракон
Специально для Столетия


Эксклюзив
27.05.2024
Максим Столетов
От Норвегии до Польши протянется антироссийская «стена дронов»
Фоторепортаж
24.05.2024
Подготовила Мария Максимова
В Зарядье проходит выставка, посвященная работе людей, глазами которых мы видим войну


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.