Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
18 июня 2024
Напрасные потуги

Напрасные потуги

Как США пытаются шельмовать способность России производить оружие
Николай Петров
13.02.2023
Напрасные потуги

На официальном сайте Министерства торговли США опубликована с пометкой «Для немедленного распространения» статья заместителя министра Дона Грейвса под заголовком «Скрытый инструмент Америки тормозит российскую военную машину с многосторонним воздействием».

Статья, которая ранее была опубликована в американском издании War on the Rocks, специализирующемся на проблемах национальной безопасности, посвящена анализу мер, которые предпринимают американские власти, чтобы помешать или затруднить производство Россией современного оружия, а также получение ею необходимых для него компонентов и технологий. Как утверждает ее автор, с целью «остановить военную машину» России и поддержать, «храбрый, — как он выразился, — народ Украины».

После 24 февраля прошлого года, сообщает Грейвс, ведомство ввело различные ограничения против 370 компаний, предприятий и организаций, в том числе против 7 компаний из Ирана, участвующих в разработке и изготовлении беспилотников. Мы, пишет замминистра, начали ограничивать преимущественно коммерческие товары, которые можно было бы использовать для поддержки российских систем вооружений. Это включало полупроводники, лазеры, датчики, а также морские и аэрокосмические детали, такие как крепежные детали и подшипники, чтобы разрушить военную и оборонно-промышленную базу России. Мы применили эти меры и к Беларуси в связи с ее соучастием в российской агрессии.

Замминистра отметил, что центральное место в этих усилиях занимает беспрецедентный экспортный контроль, который ввело его ведомство. «В истории экспортного контроля никогда прежде не было такого темпа и глубины многосторонних союзов против России, — гордо рапортует Грейвс. — Соединенные Штаты и наши союзники и партнеры работали вместе в течение нескольких месяцев, чтобы опубликовать правила, по сути, синхронно».

 Грейвс заявил, что экспортный контроль — один из самых мощных инструментов американской нацбезопасности. Это торговые ограничения, которые помогают обезопасить США, их партнеров и отстаиваемые ценности по всему миру, не позволяя противникам приобретать товары и технологии, пишет он.

По словам чиновника, в реализации этих мер против России его министерство тесно сотрудничает с другими структурами правительства США, включая Министерство внутренней безопасности, Федеральное бюро расследований, Государственный департамент, Министерство финансов, посольства США за рубежом, Министерство обороны и разведывательное сообщество. Кроме того, мы сотрудничаем и координируем свои действия с международными партнерами, сказал он.

Министр торговли Джина Раймондо, которая отвечает за экспортный контроль, еще в прошлом году на вопрос корреспондента газеты New York Times, страдают ли российские военные от нехватки чипов, ответила однозначным «да». «Американские поставки товаров, попавших под экспортный контроль, а сюда относятся и полупроводники, с 24 февраля сократились более чем на 90%, — сказала она. — Это сокрушительно».

США и десятки их партнеров, писала New York Times, не только пресекли прямой экспорт технологий в Россию. Принятые меры глубже привычных санкций военного времени: под запрет попали товары, произведенные в любой точке мира с использованием американского оборудования, программного обеспечения или чертежей. По этим правилам должны играть даже страны за пределами санкционной коалиции между США и Европой — а иначе сами попадут под санкции, отметила газета.

Мы также использовали наш Entity List, сообщил в свою очередь уже упомянутый Грейвс. Семь иранских организаций были добавлены в этот список сторон с ограниченным доступом. На эти иранские организации теперь распространяются дополнительные торговые ограничения, в том числе в соответствии с нашим Правилом о прямых иностранных продуктах, которое налагает контроль на товары иностранного производства, произведенные с использованием определенного американского оборудования. Это означает, что они ограничены в приобретении не только продуктов, произведенных в США. Правило о прямых иностранных продуктах также влияет на их способность получать многие электронные компоненты иностранного производства, которые могут использоваться в иранских беспилотниках. Что еще более важно, правительство США работало с международными союзниками и партнерами над координацией экспортного контроля с контролем 37 других стран-единомышленников, чтобы усилить их влияние.

Грейвс утверждает, что принятые США против российского ВПК меры будто бы уже привели к нехватке технологий. По его словам, экспортный контроль якобы подорвал способность РФ поддерживать, ремонтировать и пополнять свое вооружение.

Из-за экспортного контроля, сообщил Грейвс, импорт полупроводников или чипов в РФ, жизненно важной составляющей российского вооружения, сократился почти на 70% по сравнению с тем же периодом в 2021 году. Россия не производит собственных передовых полупроводников, поэтому она сильно зависит от внешних источников, считает он.

Сейчас, как уверяет Грейвс, россияне извлекают различные элементы из посудомоечных и стиральных машин, холодильников и другой бытовой техники для своего военного оборудования. РФ, по его словам, даже обратилась к КНДР и Ирану за артиллерийскими снарядами, ракетами и БПЛА. Но они, считает замминистра, не являются хорошей заменой деталей, произведенных в США и у их партнеров. «Изменившееся поведение России свидетельствует о том, что наш контроль ограничивает возможности РФ по замене своей военной техники», — бодро рапортует Грейвс.

Однако статья Грейвса, а особенно ее анекдотический пассаж о якобы использовании Россией в своей военной технике «чипов от холодильников», — излюбленной «утке» украинской пропаганды, свидетельствует лишь о том, что американский чиновник, наводит тень на плетень, чтобы уверить всех в эффективности работы своего ведомства.

В любом случае, его статья — свидетельство того, что даже высокопоставленные американские чиновники и в своем кругу, в специализированных изданиях вместо объективного анализа ситуации занимаются пропагандой и выдают желаемое за действительное.

Ведь США вводят санкции против военной промышленности России и стараются не допустить поставок в нашу страну соответствующих технологий и оборудования уже давно, еще со времен СССР. С 2014 года официальные ведомства США приняли несколько пакетов санкций против российского ОПК. В санкционный список давно попали все флагманы отечественного оборонно-промышленного комплекса, включая Объединённую судостроительную корпорацию (ОСК), Объединённую авиастроительную корпорацию (ОАК), АО «Концерн ВКО «Алмаз-Антей», концерн «Радиоэлектронные технологии» (КРЭТ) и корпорацию «Ростех» и др.

А в 2017 году в США был принят еще и специальный Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций (CAATSA). Этот федеральный закон ввел дополнительные санкции в отношении Ирана, Северной Кореи и России. Что касается России, то этот закон предусматривает санкции за действия, касающиеся кибербезопасности, проектов по добыче сырой нефти, финансовых учреждений, сделок с российским оборонным или разведывательным секторами, экспортных трубопроводов и т.д.

Так что Россия уже давно к этим ограничительным мерам со стороны США адаптировалась. Как отмечал известный политолог, генерал-лейтенант запаса Евгений Бужинский, в России сформирована «самодостаточная» ракетно-ядерная индустрия, которая не зависит от внешних торгово-экономических санкций.

 «Наши предприятия, занимающиеся созданием ядерного и ракетного вооружения, всегда были автономны от Запада и США. Так было во времена холодной войны и в 1990-е годы. Ничего не изменилось и сейчас. Нет таких американских комплектующих, без которых Россия не могла бы производить технику и боеприпасы для стратегических сил. Поэтому американские санкции тут никакой роли не играют», — отмечал Бужинский.

Руководители российского ОПК тоже не считают, что американские санкции оказали какое-либо негативное влияние на развитие индустрии. Например, гендиректор «Ростеха» Сергей Чемезов неоднократно говорил, что российские предприятия ОПК практически не зависят от поставок зарубежных комплектующих, в том числе из США.

Аналогичного мнения придерживается и военный эксперт Дмитрий Дрозденко. По его словам, западные ограничительные меры в большей степени даже оказали оздоровительный эффект на оборонную отрасль. Эксперт напомнил, что в военной промышленности РФ была запущена масштабная программа импортозамещения, которая достаточно быстро начала приносить плоды.

На самом деле санкции не помешали России создать гиперзвуковое оружие, которого пока нет у США, и продолжить совершенствовать стоящую на вооружении технику. Впрочем, это признают уже и в самих Штатах.

Эмбарго на поставку в Россию передовых технологий должно было ударить по ее военному потенциалу, пишет, например, New York Times. Однако, как отмечают некоторые эксперты, доказательств того, что российский оборонный сектор испытывает трудности, немного, вынуждено констатировать издание.


Специально для «Столетия»


Эксклюзив
17.06.2024
Максим Столетов
Среди солдат ВСУ в Херсоне и области вспыхнула эпидемия брюшного тифа
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.