Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 мая 2024
Москва — Пекин: «двойное противодействие»

Москва — Пекин: «двойное противодействие»

По итогам визита в Китай министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова
Максим Столетов
15.04.2024
Москва — Пекин: «двойное противодействие»

Судя по всему, сообщение о возможном «саммите мира» в Швейцарии летом этого года, было вброшено в СМИ именно сейчас с одной-единственной целью: перебить тот информационный поток, который хлынул из Китая в связи с успешным визитом в Пекин министра иностранных дел России Сергея Лаврова.

 

В контексте близкой катастрофы ВСУ, потерь сотен тысяч украинских солдат, возвращения под контроль Москвы русских земель, оккупированных Киевом, и грядущей капитуляции этого «опорного пункта» европейского неонацизма итоги встречи Лаврова с министром иностранных дел Ван И, а также с председателем КНР Си Цзиньпином стали для НАТО и США удручающими.

Россия и Китай подтвердили бесперспективность встреч по Украине, которые игнорируют интересы Москвы, прежде всего в сфере безопасности. Имелись в виду, по словам Лаврова, «международные мероприятия, которые не то что не учитывают позицию России, а полностью ее игнорируют, которые продвигают абсолютно пустую, ультимативную, так называемую формулу мира Зеленского и тем самым полностью оторваны от каких-либо реалий». Очевидно, это заявление означает, что Китай проигнорирует запланированную на 15-16 июня «мирную конференцию» в Швейцарии по Украине, в которой Россия демонстративно не участвует, что превратит ее в политическую болтовню.

Этот вопрос, не исключено, был одним из важных в повестке Лаврова. Он выразил признательность Ван И за объективную, взвешенную позицию Пекина по Украине, которая учитывает первопричины этого конфликта и добивается их устранения. Вброс о поддержке Берном мирных инициатив президента Зеленского должен был вернуть в западные столицы иллюзию, если уже и не поражения России, как того хотелось ранее, то, минимум, принуждения ее к остановке боевых действий на достигнутых рубежах и к дальнейшим переговорам по т.н. плану Зеленского или какому-либо иному подобному плану, тоже рожденному в недрах госдепа США, ЦРУ или Ми-6. В общем, предполагалось, что под грядущим натиском «широкого» международного мнения, выработанного в Швейцарии западным коллективным мозгом, побеждающая Россия сдастся на милость побежденного, то есть Киева с НАТО за его спиной. Но, как говорится, гладко было на бумаге, да забыли про овраги.

1712675471117126754691i.jpeg

Господин Ван указал, что нужно организовать международную конференцию, «на которую согласились бы и Россия, и Украина, с равным участием сторон и справедливым обсуждением всех мирных планов». Ван И заявил, что Пекин и Москва будут сообща противодействовать гегемонии и деспотизму, политике травли со стороны отдельных государств. «Мы будем активно продвигать формирование сообщества единой судьбы», — подчеркнул куратор внешней политики КНР. По словам главного дипломата Китая, «наше стратегическое партнерство строится на основе принципов уважительного, равноправного, дoверительного диалога, взаимной поддержки по вопросам, которые затрагивают коренные интересы наших стран. И сотрудничество превoсходит, как уже не раз наши лидеры констатировали, военно-политические союзы времен холодной войны». То есть, называя вещи своими именами, практически все объединения подобного рода, поскольку они были созданы США именно в те «холодные» времена, пожалуй, кроме АУКУС, который, по сути, тоже является рудиментом той же холодной войны.

Будучи дружественным соседом России и всеобъемлющим стратегическим партнёром, мы будем решительно поддерживать стабильное развитие и возрождение России под руководством президента Путина, подчеркнул китайский министр. Пекин и Москва, добавил он, будут оказывать друг другу «решительную поддержку и наращивать наше многостороннее взаимодействие» в БРИКС и ШОС. Лавров, со своей стороны, полностью согласившись с этим тезисом, отметил, что «взаимодействие в международных делах позволяет нам эффективно решать общие задачи как на внутреннем контуре, так и на внешнем». Глава МИД России подчеркнул, что Москва едина с Пекином «в неприятии любого вмешательства извне» в ситуацию вокруг Тайваня, являющегося неотъемлемой частью Китая, и что это внутреннее дело КНР. «Все это не устраивает США и их союзников, и они продвигают здесь блоковые подходы, в том числе заявляют о необходимости внедрения в этот регион Североатлантического альянса», — обратил внимание Лавров. 

Главе МИД России очень понравилась формула, которую предложил Ван И: «двойное противодействие против двойного сдерживания» со стороны США (Запада). Именно они пытаются «затормозить формирование многополярного мира, затормозить давно назревшие процессы демократизации и справедливости, которые просто стучатся в дверь современного миропорядка… в стремлении увековечить своё несправедливое положение в международной системе». 

Мы помним, как наши лидеры формулировали задачи, стоя спина к спине, плечом к плечу на пути попыток затормозить объективный ход истории, добавил Лавров.

Ну и, наконец, ясным сигналом Западу стал прием Лаврова товарищем Си Цзиньпином, который, прежде всего, попросил главу МИД России передать «искренние слова приветствия» Владимиру Путину. Отметив, что КНР и Россия отмечают в этом году 75-летие установления дипломатических отношений, Си Цзиньпин констатировал: «взаимовыгодное сотрудничество двух крупных соседних держав… не только принесло ощутимую пользу двум странам и их народам, но и сыграло конструктивную роль в обеспечении международной справедливости». В Китае, как известно, весьма ответственно относятся к формулировкам в международных отношениях, а в российско-китайских они к тому же имеют серьезную основу.

Идея объединить усилия России и Китая в противостоянии попыткам построить мир по западным правилам витает в воздухе не первый год. Однако концепция «двойного противодействия» выкристаллизовалась только сейчас. В отличие от России, для которой точка невозврата в отношениях с Западом наступила еще в феврале 2022 г., для Китая ситуация складывалась несколько иначе. На протяжении последних лет в Пекине с огромным терпением искали пути выстраивания равноправного партнерства с США. В то время как Китай все эти годы упорно призывал США к равноправному партнёрству, США столь же упорно навязывали ему другую модель отношений — «управляемого соперничества». Эта модель отношений делает неизбежной скрытую конфронтацию при видимости взаимодействия.

Учитывая это, инициированная Пекином стратегия «двойного противодействия» может означать, что терпение Китая кончилось и его отношения с США тоже прошли точку невозврата. Единственным возможным взаимодействием становится противодействие. Но не в одиночку, а вместе с Россией. В практическом плане в ответ на политику многостороннего и многоуровневого сдерживания со стороны США Пекин и Москва начинают выстраивать многоэтапную оборону в силовой и экономической сферах, в чем и состоит смысл новой стратегии.

«Мы видим, что российско-китайские отношения всеобъемлющего партнерства без всякого преувеличения вышли на беспрецедентный уровень, — сказал Лавров на переговорах с главой МИД КНР Ван И. 

Ярким свидетельством таких доверительных отношений является тот факт, что президент Путин и председатель Си встречались уже 42 раза с тех пор, как китайский руководитель в 2012 г. пришел к власти. Трудно найти подобный пример не только в современных международных отношениях, но и в истории. 

В марте, напомним, Ван И провозгласил «новую парадигму» российско-китайских отношений. В 2023 г. объем двусторонней торговли достиг рекордного уровня в 240 млрд долл. Этому способствовал импорт в КНР российской нефти и экспорт китайских автомобилей и электроники. По мнению агентства Bloomberg*, активизация связей после начала СВО помогла Москве преодолеть беспрецедентные западные санкции. При этом агентство полностью игнорирует фактор собственно России, которая в необыкновенно сложных политико-экономических условиях нарастила промышленное производство, продемонстрировав миру невероятную стойкость и гибкость. 

По итогам минувшего года объем товарооборота между Россией и КНР достиг отметки в 240 млрд долл. В частности, китайский экспорт в РФ вырос на 46,9% — примерно до 111 млрд долл., импорт из России увеличился на 12,7% — до 129 млрд долл. Россия оказалась шестым крупнейшим торговым партнером Китая после АСЕАН, Евросоюза, США, Японии и Республики Корея. Однако по темпам роста двустороннего товарооборота РФ заняла первое место среди 20 крупнейших торговых партнеров КНР.

То есть, Россия не позволит США душить в случае чего голодом Китай, который не в состоянии самостоятельно прокормить свое полуторамиллиардное население. Именно в этом смысл подписанного в Пекине одного из крупнейших в истории двусторонних отношений контрактов на поставку Россией зерновых на сумму около 25,7 млрд долл. (около 2,5 трлн руб.) в течение 12 лет. Поставки 70 млн тонн зерновых, зернобобовых и масляничных грузов назвали «Новым сухопутным зерновым коридором». Эксперты уверены, что благодаря постоянному расширению номенклатуры поставляемых в Китай российских товаров и услуг, созданию все новых площадок экономического взаимодействия объем двусторонней торговли в 2024 г. поставит новый исторический рекорд, реально возможен рост товарооборота до 300 млрд долл.

Для сравнения. Товарооборот между Россией и ЕС в 2022 г. вырос на 2,3%, до 258,6 млрд евро. Это максимальное значение с 2014 г. Затем произошел резкий спад. В настоящее время торговля РФ с Европой сокращается. В прошлом году товарооборот России и ЕС упал в 2,9 раз в сравнении с 2022 г. и в 2,8 раза в сравнении с 2021 г. По итогам 2023 г. импорт российских товаров в 27 стран ЕС составил 50,64 млрд евро, а экспорт ЕС в Россию — 38,32 млрд евро, следует из статистики Евростата. В общем экспорте из России поставки в ЕС в 2023 г. составили около 20%, а импорт в Россию из ЕС — около 27,5% от общего объема импорта. При этом товарооборот России и ЕС составляет примерно 23% от всего внешнеторгового оборота России. Это все-таки значимая его часть, хотя, как видим, объемы уже далеко не те, что были прежде. И эту тенденцию вряд ли удастся изменить в ближайшей перспективе.

Товарооборот между КНР и США тоже снизился — сразу на 13%. Это означает, что китайцы успешно сбывают свои товары за пределами США. Заложенная когда-то Генри Киссинджером модель «Чаймерики», согласно которой КНР должен был представлять собой сборочный цех дешевых товаров для реализации в американских супермаркетах, канула в небытие. Китайское руководство успешно реализует свою продукцию в странах Глобального Юга, которые демонстрируют сейчас бурный рост. И это выбивает из рук американцев их привычное оружие в виде торговых санкций.

Напомним, как накануне приезда Лаврова в Пекине побывала министр финансов США, Джаннет Йеллен, она же в Америке — главная по санкциям, и заявила, что требует от Пекина «ограничить чрезмерные промышленные мощности». Надо сказать, что подобная наглость непозволительна в отношении любой суверенной страны, а относительно Китая выходит за пределы разумного. Но — таков стиль ведения внешней политики США основанной на их же «правилах». Суть же проблемы Вашингтона заключается в том, что рынок США, хотя и является ключевым для Китая, к сегодняшнему дню сам стал зависеть от продукции из КНР. За годы глобализации широчайший спектр необходимых для функционирования американской экономики товаров Америка привыкла не производить, а получать. В частности, более 300 ключевых наименований продукции, критически необходимой для функционирования американских вооруженных сил, оказались в полной зависимости от поставок из Китая. Иначе говоря, в случае дальнейшего обострения нынешнего конфликта их попросту нечем будет заменить. 

Но самой главной новостью стало, пожалуй, заявление главы МИД России Сергея Лаврова о начале диалога по евразийской безопасности, согласованном с китайским коллегой Ван И. Представители России и Китая считают необходимым включить в этот диалог и другие страны, разделяющие их видение безопасности и стабильности на пространстве Евразии. То есть отныне Китай считает частью своих задач и проблем ситуацию в Европе. 

И прямо заявляет амбиции о влиянии на процессы в Старом Свете. Принципиальным подходом в данном контексте является предложение России и Китая создать новую площадку для международного обсуждения вопросов безопасности, которая должна быть основана на уважении интересов всех участников и обеспечивать баланс в регионе. Площадка будет создаваться на базе двух международных клубов — ШОС и БРИКС. Важно продолжать активно работать над этим процессом и привлекать к нему все больше государств, разделяющих важность поддержания стабильности на евразийском континенте.

Из проблематики пекинских переговоров вытекают еще две важные вещи: решимость обеих стран навести новый порядок в Евразии и сохранить старый порядок в АТР, а также создать условия для снятия угрозы России (и, соответственно, Китаю) со стороны отдавшейся Западу Украины. Уже после визита Лаврова официальный представитель МИД КНР Мао Нин заявила, что Китай не потерпит осуждения и вмешательства со стороны других государств в его торгово-экономическое сотрудничество с Россией. Это был ответ на слова заместителя госсекретаря США Курта Кэмпбелла о том, что успехи России в ходе Спецоперации на Украине могут негативно отразиться на отношениях США с Китаем. Пекин уже предостерегал США от попыток очернять и препятствовать развитию нормальных межгосударственных отношений между Россией и Китаем.

Ранее президент России Владими Путин отмечал, что контакты между Россией и Китаем в военной и военно-технической сфере приобретают новый уровень, по сотрудничеству в военно-технической сфере на первое место выходит работа в высокотехнологичных сферах, например, космос или современные вооружения. 

Для КНР в условиях фактического эмбарго на экспорт вооружений из стран Запада и санкций со стороны США первостепенное значение в сфере безопасности имеет взаимодействие с РФ. «Что касается Китая, мы готовы кооперироваться во всех областях, у нас нет никаких ограничений. Это касается, кстати говоря, и военных технологий», — говорил Владимир Путин на форуме «Россия зовет!» 7 декабря 2023 г.

Понятно, кооперация такого рода носит преимущественно закрытый характер, объемы и динамику сотрудничества оценить сложно. Однако некоторые выводы и обобщения сделать можно, по крайней мере, за предыдущий период. Так, Китай продолжает приобретать у России новейшие технологии, позволяющие наращивать военную мощь и повышать боевые возможности вооружений и военной техники. В 2018 г. КНР приобрела у России зенитные ракетные системы С-400, был выполнен контракт на поставку еще 10 самолетов Су-35 (ранее 10 машин были приобретены в 2017-м и 4 – в 2016 г.).

Россия уже поставила или поставляет Китаю военную авиационную технику, в том числе, истребители Су-25, Су-27 (на них также передана лицензия на производство), Су-30МКК, Су-35; вертолеты Ми-171, Ка-32 и «Ансат»; транспортные самолеты Ил-76; самолеты-заправщики Ил-78; управляемые авиационные бомбы; крылатые ракеты М807; двигатели для истребителей Су-27 и Су-30 и транспортных самолетов Ил-76. А также — системы ПВО: зенитные ракетные системы (ЗРС) дальнего действия С-300ПМ1 и С-400; зенитные ракетные комплексы (ЗРК) малой дальности «Тор-М» и «Тунгуска», ЗРК средней дальности «Бук»; вооружение и военную технику для сухопутных войск: танки Т-80У; управляемые снаряды для танков; управляемые артиллерийские снаряды «Краснополь»; управляемые снаряды «Бастион».

По российским лицензиям Китай производит самолеты дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛО), учебно-тренировочные самолеты L-15. Без лицензии производятся 152-мм самоходные гаубицы «Мста-С». Перечень этот настолько длинный, что повторить его практически невозможно. Но нужно подчеркнуть, что многое из этого перечня сейчас проходит испытание в условиях противостояния с лучшими образцами вооружений и боевой техники стран НАТО и показывает свое превосходство на полях сражений СВО.

Естественно, принятие на вооружение значительного количества образцов российской военной техники обусловило необходимость обучения в РФ китайских офицеров среднего и высшего звена. В Военной академии Генерального штаба ВС РФ регулярно проходят курсы повышения квалификации, на которые направляются около десятка офицеров НОАК в ранге командира бригады в возрасте от 35 лет, а также командиры дивизий в возрасте от 38 до 40 лет. Им, молодым, предстоит вести войска в бой в случае критических ситуаций. И, наверное, нельзя исключать, что, как говорят военные, в общем строю с российскими войсками.

При этом у НОАК отсутствует реальный боевой опыт. Поэтому китайское военное и военно-политическое руководство использует возможности для совершенствования выучки войск за счет участия в двусторонних и многосторонних учениях. Основным из таких мероприятий стало стратегическое командно-штабное учение «Восток-2018», в котором ВС Китая были задействованы впервые. В последующем китайские военные приняли участие в учениях «Центр-2019» и «Юг-2020». Кроме этого, КНР принимала активное участие в Армейских международных играх (АрМИ), проводимых с 2018 г. В марте в акватории Оманского залива Аравийского моря состоялись совместные военно-морские учения России, Ирана и Китая «Морской пояс безопасности-2024». Как отмечали эксперты, учения были призваны продемонстрировать высокий уровень взаимодействия сторон в военной сфере, а также повысить безопасность в регионе.

КНР в целом удовлетворена достигнутым уровнем развития ВТС с Российской Федерацией. В то же время Пекин стремится к постепенному отказу от закупок крупных партий российского оружия и техники и переводу военно-технического сотрудничества на качественно новый уровень. Этот уровень должен характеризоваться тесным научно-техническим и производственно-технологическим взаимодействием для совместной разработки новых образцов ВВТ, при создании которых китайские специалисты сталкиваются с трудностями (средства ПВО/ПРО, ДЭПЛ, надводные корабли океанской зоны). Безусловно, сегодня этот процесс носит обоюдно выгодный характер.

«Говоря о ”двойном противодействии", Россия и Китай подают важный сигнал США и Европе. Так мы вновь намекаем западным странам, что им пора менять подходы к политике», — полагает Станислав Ткаченко, профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ, эксперт клуба «Валдай». 

Действительно, у России нет иного выбора, кроме как создавать с Китаем Большую Евразию. Это будет наша неприступная крепость. Сегодня мы определяем в качестве своего стратегического партнера не только Китай, но и большую часть Азии, включая Индию и Пакистан. 

Эти государства готовы разделять наши ценности, относятся с уважением к суверенитету России и намерены сотрудничать с нами вопреки требованиям Вашингтона, который фактически препятствует созданию многополярного мира. Своей политикой США вкупе с корпоративным Западом только способствуют упрочению взаимодействия России и Китая.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

МРТ
16.04.2024 20:26
Вся надежда на Китай.

Эксклюзив
27.05.2024
Максим Столетов
От Норвегии до Польши протянется антироссийская «стена дронов»
Фоторепортаж
24.05.2024
Подготовила Мария Максимова
В Зарядье проходит выставка, посвященная работе людей, глазами которых мы видим войну


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.