Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
13 августа 2022
Многовековые связи

Многовековые связи

Россия и Дания накануне 530-летия первого русско-датского договора
Игорь Ногаев
27.06.2022
Многовековые связи

На протяжении столь солидного срока между двумя странами практически не было войн – для Европы это очень редкое явление. Русско-датские отношения – пример мирного взаимовыгодного сотрудничества, поскольку они основаны, прежде всего, на уважении национальных интересов друг друга.

История отношений между Россией и Данией поучительна, богата событиями и выдающимися личностями. Однако в современной России она, увы, не столь хорошо известна.

В XVII веке датский поэт Лауридс Кок сказал, что «Дания – это прекраснейшие нивы и пастбища, огражденные голубыми волнами…».

Бесспорно, Дания красива и уютна. Но это еще не всё: современное Датское королевство – это, прежде всего, одно из высокоразвитых государств мира. Поэтому наш современник добавил бы к стихам Лауридса Кока еще и строчки, посвященные современной датской экономике и высокотехнологичным компаниям, передовой науке и образованию.


Год 1807-й: Россия вступилась за Данию, объявив войну Англии

В сентябре 1807 года к Копенгагену подошли британские боевые корабли и подвергли беззащитный город варварской бомбардировке. Стрельба велась зажигательными снарядами на протяжении нескольких дней – прямо по жилым кварталам. В результате погибло около двух тысяч мирных жителей. Многие дома Копенгагена превратились в руины.

Об ужасе, который пережили копенгагенцы, дает представление картина датского художника К.В. Эккерсберга. На ней видна объятая пламенем пожара Церковь Богоматери и пытающиеся спастись жители.

Бомбардировка Копенгагена британским флотом шокировала цивилизованную Европу. Россия была той страной, которая от слов возмущения перешла к действиям и вступилась за Данию, не побоявшись бросить вызов могущественной Британской империи. Русский император Александр I повелел известить Лондон о том, что он, Александр, не потерпит оскорбления, нанесенного датскому королю, древнему союзнику России: 26 октября (по старому стилю) 1807 года Россия обнародовала декларацию «О разрыве мира с Англиею», объявив войну Владычице морей.

В декларации российская сторона выразила возмущение по поводу варварской бомбардировки Копенгагена англичанами. В частности, Россия осуждала Англию за то, что она «решилась на Севере Европы возжечь новую войну, коей пламя не желала она видеть погасшим».

И для этой цели английский флот подошел к берегам Дании, учинив «насилие, коему равнаго во всей Истории … найти трудно».

В результате, русское правительство (правда, не без сожаления) заявило о разрыве всяких отношений с Англией и отозвало российского посла. Российская империя однозначно заявила, что «не возстановятся никакие сношения между Россиею и Англиею, доколе Дания удовлетворена не будет».

Так началась англо-русская война 1807-1812 гг. Но и это еще не всё.


Год 1808-й: Россия заступилась за Данию, объявив войну Швеции

Вскоре после объявления англо-русской войны Россия обратилась к Швеции (на тот момент союзнице России), потребовав от шведского короля Густава IV Адольфа выполнить обязательства по мирным русско-шведским договорам и оказать содействие в защите Датского королевства от враждебных действий англичан. Однако Швеция ответила отказом.

В Петербурге этого никак не ожидали, ведь Россия и Швеция к тому моменту уже 17 лет не воевали и даже стали союзниками. Вдобавок шведский король Густав IV Адольф был не только кровным родственником Александра I, но и свояком (супруга русского монарха и супруга шведского короля были родными сестрами). Более того, Густав IV Адольф был сыном Софии Магдалены Датской, дочери короля Дании Фредерика V, т.е. шведский монарх имел прямое отношение к датскому королевскому дому. Неужели он, Густав, останется равнодушен к руинам датской столицы?

Совершенно не желая допустить столкновения со Шведским королевством, Россия перешла к дипломатическим мерам.

На протяжении нескольких месяцев Россия уговаривала Швецию исполнить свои союзнические обязательства: в 1807 г. Россия дважды обращалась к шведскому двору Густава IV Адольфа с просьбой закрыть порты для британского флота, не сближаться с Англией и, тем самым, не становиться соучастником Копенгагенского преступления – той варварской бомбардировки, которую устроил британский флот в Копенгагене. Но Швеция отказалась выполнять свои союзнические обязательства – шведский король принялся формировать англо-шведский военный союз, враждебный как Дании, так и России.

Таким образом, возникла угроза не только для Дании, но и для России. Представьте себе: если бы шведская армия вдруг при поддержке английского флота подошла бы к русским берегам на Балтике, то это означало бы возникновение смертельной угрозы для национальной безопасности Российской империи и, в частности, для её столицы – Санкт-Петербурга, а также русских портов – Риги, Ревеля, Аренсбурга.

Когда все дипломатические средства были исчерпаны – после уговоров, длившихся несколько месяцев – Россия имела полное право объявить войну Швеции в соответствии с так называемым правом войны (jus ad bellum), которое существовало в те времена.

Да, в соответствии с международным правом того времени Александр I имел право объявить войну – но почему-то медлил и не объявлял. Почему? Потому что для Российской империи было крайне опасно ввязываться в русско-шведскую войну.

Но в конечном итоге, убедившись, что шведский король готовится перейти к конфронтации с Россией, Александр I все-таки решил принудить Швецию к исполнению своих обязательств. С этой целью 9 февраля 1808 года он ввел войска на территорию Шведской Финляндии. А 10-го февраля Россией была обнародована декларация «О положении дипломатических сношений России с Швециею касательно защиты Балтийскаго моря от насильственных действий Англичан». В ней говорилось, что российские войска выйдут из Шведской Финляндии только в том случае, если Швеция выполнит свои союзнические обязательства, т.е. не будет пускать англичан в Балтийское море и тем самым окажет поддержку Дании. Расчет был на то, что Швеция их выполнит, после чего Александр I смог бы вывести свои войска обратно в Россию.

Но вместо этого Швеция продолжила формировать военный союз с Англией и к тому же арестовала русского посланника в Стокгольме вместе со всей российской миссией.

Для России стало ясно, что Швеция намерена и дальше создавать угрозу не только для датской, но и для российской национальной безопасности, превращаясь из союзника во врага. Именно по этой причине 16 марта (по старому стилю) 1808 года Россия выступила с декларацией «О разрыве мира со Швециею», которое следует рассматривать как формальное объявление войны.

Так началась последняя русско-шведская война 1808-1809 гг. Её итоги известны: Густава IV Адольфа свергли, Россия победила и ей пришлось включить в свой состав Шведскую Финляндию.


Почему Российская империя вступилась за Данию?

Для Российской империи объявлять войну Англии и Швеции, было очень рискованно, ведь Россия к тому моменту уже и так вела две войны – с Оттоманской империей (русско-турецкая война 1806—1812 гг) и с Персией (русско-персидская война 1804—1813 гг). К тому же незадолго до этого Россия участвовала в Войне 4-й коалиции против Наполеона.

Напомним, что 4-я коалиция в результате распалась, а российский союзник Пруссия была разгромлена. Поэтому России пришлось сражаться с Наполеоном практически в одиночку. К тому же 14 июня 1807 года русская армия потерпела от французов тяжелое поражение во Фридландском сражении – оно стало поворотной точкой. В результате тяжесть в Войне 4-й коалиции легла на одну лишь Россию, которой противостояли все силы Франции, мобилизованные ресурсы Германии, государств Аппенинского полуострова и других оккупированных французами стран. Возникла угроза самомỳ существованию Российской империи.

Вот здесь и пришлось русскому императору Александру I заключить Тильзитский мир с Францией, как это сделали до него некоторые другие европейские государи. (Кстати, Россия предлагала и Англии свое посредничество в установлении мира с Францией, но Англия «отвергла сии предложения».)

К союзу с Францией готово было присоединиться и Датское королевство, но это не понравилось Англии. В результате Англия решила нейтрализовать Данию и тем самым послать России недвусмысленное предупреждение – в этом и кроются причины бомбардировки Копенгагена британскими кораблями.

Таким образом, мы видим, что в начале XIX века Россия уже участвовала в двух войнах одновременно. И, тем не менее, в столь опасной ситуации Российская империя объявила еще две войны – Англии и Швеции.

Почему же пришлось принимать столь рискованное решение? Потому что в Балтийском регионе возникла серьезная угроза, созданная Англией и Швецией для национальной безопасности Российской империи. К тому же Россия не могла безучастно смотреть на руины разбомбленного Копенгагена.


Русский полк Датского Короля

Военный музей в Копенгагене – «Krigsmuseet» – обладает одной из крупнейших в мире коллекций военной формы русской армии. Среди экспонатов, которые хранятся в фондах музея, обращает на себя внимание бескозырка, у которой одновременно и тулья, и околыш красного цвета. Оказывается, это не случайно, ведь цвет бескозырки должен был символизировать красный цвет национального флага Дании.

Дело в том, что эти красные бескозырки носили солдаты одного из элитных формирований русской армии, полное название которого звучало так: 18-й драгунский Северский Короля Христиана IX Датского полк. Это боевое формирование принимало участие во многих знаменательных событиях, не раз было удостоено вниманием представителей царской фамилии.

До революции в Северском полку служил будущий маршал СССР Семён Будённый. Кроме того, в свое время шефами Северского полка были великий князь Николай Павлович (Николай I) и наследник цесаревич Николай Александрович (старший сын Александра II).

В 1865-м году шефом Северского полка стал и, вплоть до своей кончины в 1906 году, исполнял эти обязанности, король Дании Христиан IX. По этой причине в центре полкового нагрудного знака, а также на офицерских и солдатских погонах был изображен под короной вензель датского короля– «CR».

Шефство Христиана IX над Северским полком свидетельствовало об особом характере отношений между Россией и Данией, поскольку институт шефства над полком – это инструмент военной дипломатии Российской империи, призванный содействовать упрочению в глазах подданных идеи военного сотрудничества между двумя странами.

После назначения Христиана IX шефом Северского полка к нему была отправлена депутация, которая принесла королю Дании «поздравление с столь лестным для полка назначением и выражение всеобщей по этому случаю радости». Депутация полка удостоилась «чрезвычайно милостиваго приема, имела счастье быть приглашенною к королевскому столу», после чего отпущена «с изъявлением особаго благоволения к полку и удовольствия Его Величества видеть себя зачисленным в его боевые ряды».


Георгиевскую ленту чествуют в Копенгагене

В русской императорской армии высшей наградой, которой мог быть удостоен полк, являлись Широкие Георгиевские ленты на знамена и штандарты. За всю историю русской армии подобной чести удостоились только два полка, одним из которых и был Северский полк Короля Дании Христиана IX.

Широкие Георгиевские ленты были пожалованы Северскому полку за подвиги во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. под крепостью Карс в 1877 г.

О награждении Северского полка Широкими Георгиевскими лентами, конечно же, известили его шефа – Христиана IX. В телеграмме, отправленной командиром полка королю Дании, говорилось, в частности, следующее: «Северцы гордятся, что сумели к своей прежней славной истории прибавить новую блестящую Монаршую милость и честь носить имя Вашего Величества». В ответном послании Христиан IX «искренне поблагодарил» за известие о славной награде и сердечно поздравил полк: «…прошу принять уверение, что горжусь быть шефом этого храбраго и славнаго полка».

И тогда у северцев возникла идея отправить к Христиану IX депутацию и поднести ему форменную полковую шашку в золотых ножнах. Предложение было одобрено наследником престола Александром Александровичем (будущим Александром III).

Депутация Северского полка выехала в Данию и пребывала в Копенгагене с 31 декабря 1877 по 5 января 1878 года. На протяжении этих дней посланников полка тепло принимали на высшем уровне. Так, 2 января 1878 года депутация прибыла во дворец на королевскую аудиенцию: Христиан IX вышел в зал в мундире Северского полка и ему вручили форменную полковую шашку в золотых ножнах. Король поблагодарил северцев и, «сняв с плеча свое оружие, заменил его поднесенным подарком». Этим, однако, не ограничилось его внимание: Христиан IX «в высшей степени благосклонно» побеседовал с представителями полка.

На следующий день, 3 января депутацию пригласили на королевский обед, на котором присутствовал король Христиан IX с королевой, а также наследный принц с супругой, датские министры, русский посол и секретарь русского посольства. При этом все члены депутации Северского полка были посажены напротив Христиана IX. «Первый тост был предложен за здоровье Государя Императора, а второй – за Северский полк».

После этого все присутствующие проследовали в зал, где члены королевской семьи «расспрашивали северцев о подробностях минувшей войны» (т.е. русско-турецкой войны 1877–1878 гг.). Затем Христиан IX поочередно наградил каждого из членов депутации высшими наградами Дании. После поистине королевского приема депутация была приглашена в театр. И в последующие дни, проведенные в Копенгагене, северцы также были окружены вниманием принимающей стороны.

В день отъезда, 5 января 1878 года, северцы опять присутствовали на аудиенции у Христиана IX, а также у наследного принца и его супруги, которые, между прочим, поручили представителям Северского полка передать поклон дочери Христиана IX – Дагмаре, которая уже стала к тому моменту великой княгиней Марией Фёдоровной, будущей императрицей всероссийской.


Императрица Мария Фёдоровна

…Она оставила добрую о себе память в сердцах россиян. Став супругой Александра III, она вошла в российскую историю под именем императрицы Марии Фёдоровны. Поэтому датчане иногда называют её «Kejserinde Dagmar» – «Императрица Дагмара».

Говорят, что во время отъезда принцессы Дагмары в Россию Ганс Христиан Андерсен плакал в порту на глазах у огромной толпы провожавших её датчан. Знаменитый сказочник бывал в семье короля Христиана IX и потому общался с молодой принцессой. Специально по случаю отъезда Дагмары, Андерсен посвятил ей прощальные стихи:

«Farvel, Prinsesse Dagmar, du gaar til Storhed og Glans…» – «Прощай, принцесса Дагмара, ты идешь к Величию и Славе…».

Узнав о грядущей свадьбе великого князя Александра Александровича и Марии Фёдоровны, датский композитор Х.Х. Лумбю написал марш «Великий князь Александр» («Storfyrst Alexander Marsch»).

А в Москве специально по случаю торжеств в честь встречи Александра Александровича и Марии Фёдоровны молодой П.И. Чайковский написал оркестровую пьесу «Торжественная увертюра на датский гимн», в которой соединил воедино две музыкальные темы – датский гимн «Король Кристиан стоял у высокой мачты» и «Боже, Царя храни!».

У царственных супругов родилось шестеро детей, старший из которых – будущий император всероссийский Николай II. Как видим, русский царь был наполовину датчанин.

Императрица Мария Фёдоровна занималась благотворительностью, она покровительствовала ведомству учреждений императрицы Марии (это ведомство названо в честь еще одной Марии Фёдоровны – супруги Павла I).

Императрица Дагмара оказывала поддержку художникам и литераторам, да и сама прекрасно рисовала. Картина кисти Марии Фёдоровны «Портрет кучера Григория» – это, на мой взгляд, один из лучших образцов русской живописи.

Мария Фёдоровна была патриотом России. Когда весной 1918 года Крым заняли германские войска, кайзер Вильгельм II прислал императрице своего представителя, который предложил ей переехать при помощи германских властей в Данию. На это Мария Фёдоровна ответила твердым и решительным отказом, заявив: «Помощь от врагов России? Никогда!».


Россия и Дания: междинастические связи

Императрица Дагмара приходится двоюродной прабабушкой, а король Христиан IX – прапрадедом, ныне правящей королеве Дании Маргрете II.

Ее величество королева Дании Маргрете II пользуется большим уважением в России. У Российской Федерации, как и ранее у СССР, с датским королевским двором сложились традиционно добрые отношения. И в этом большая заслуга Маргрете II, которая с самого начала своего правления стремилась создать атмосферу доверия в отношениях между нашими государствами. Приведем пример.

Известно, что европейские монархи решили не посещать Россию после расстрела царской семьи. И так продолжалось более 50-ти лет. Королева Дании Маргрете II стала первой из всех монархов мира, которая в 1975 году по приглашению советской стороны совершила вместе с принцем Хенриком Датским официальный визит в советский Ленинград, ныне Санкт-Петербург.

Символизм этого визита заключался еще и в том, что королева Дании Маргрете II принадлежит к девятому поколению потомков Петра Великого, основателя Санкт-Петербурга (Маргрете II – прапраправнучка императора Николая I.)

Вообще, междинастические связи между Россией и Данией уходят в глубь веков. Так, один из самых известных в истории Дании королей – Вальдемар I Великий (XII в.) – был сыном киевской княжны Ингеборги Мстиславны и датского принца Кнуда Лаварда. Тем самым Вальдемар I приходился Владимиру Мономаху правнуком. Кстати, этого датского короля и назвали в честь деда именем Владимир, которое превратилось в имя Вальдемар. Но и это еще не всё.

Вальдемар I женился, предположительно, на дочери минского князя Володаря Глебовича (по другой версии – дочери новгородского князя Владимира Всеволодовича). От этого брака родился король Дании Вальдемар II Победитель, с которым связана легенда о появлении флага Дании – Даннеброга (белый крест на красном фоне). Как известно, то место, на котором флаг Дании снизошел на войско Вальдемара II, переводится по одной версии как «Датская крепость», или Таллин (от слов «taani» и «linn»). К тому же, северная часть нынешней Эстонии принадлежала в свое время Дании, и там проходила граница между датскими владениями и Новгородской республикой.


Россия и Дания: политико-экономические связи

Связи между русскими землями и Данией поддерживались и в более поздние времена.

В 1493 году между датским королем Иоганном и великим князем Иваном III был заключен первый русско-датский договор «О любви и братстве». Выстроенные в то время политические отношения между Русским государством и Данией стали постоянным фактором, который благоприятствовал экономическим связям между двумя монархиями.

Упрочить связи с Русским государством стремился и следующий датский король – Кристиан II. С этой целью он даже в 1514 году послал в Россию несколько датских юношей для обучения русскому языку.

В 1517 году русское правительство дало датским купцам жалованную грамоту, которая содержала гарантируемые русским правительством условия торговли в пределах Русского государства. Это была вообще первая жалованная грамота, выданная русским правительством иноземным купцам, – притом не отдельному купцу или группе купцов, а купечеству целой страны.

Связи между Русским государством и Данией развивались и впоследствии, особенно перед лицом общих противников – Швеции и Польши. Так было во время русско-шведской войны 1651-1661 гг. и датско-шведской войны 1657-1660 гг. Сотрудничество продолжало развиваться и в последующие века, чему не помешала досадная для обеих сторон трещина в отношениях, возникшая в начале XIX века.

Начиная со второй половины XIX века, российско-датские экономические, политические и культурные отношения получили новый импульс. Будучи «молочной фермой Европы», Дания была знаменита прежде всего датским маслом, молоком и чудесным сыром. Но не только этим: в Датском королевстве зарождалась промышленность, современная наука, появился дух нового предпринимательства.

Во второй половине XIX века датское Большое Северное телеграфное общество, или «Det Store Nordiske Telegraf-Selskab» (сейчас это датская телекоммуникационная компания «GN Store Nord»), протянуло первую телеграфную линию между Копенгагеном и Москвой, заключив с русским императором соглашение об исключительных правах на создание и управление телеграфными линиями в России.

Контакты между двумя странами не прекращались и в советское время, достаточно вспомнить, что советский пароход «Челюскин» был построен по заказу СССР в Копенгагене на верфях фирмы «Burmeister & Wain». Российско-датское экономическое сотрудничество продолжило развитие и в нынешние времена.

Особые перспективы открывает сотрудничество между Россией и Данией в Арктике в рамках Арктического совета (Arctic Council). Не будем забывать, что Датскому королевству принадлежит остров Гренландия (которая, правда, пользуется расширенной автономией, но формально главой этого острова является королева Маргрете II), и поэтому здесь есть большой потенциал для развития российско-датского сотрудничества и обмена опытом в освоении арктических территорий.


Датчане в России

Уроженцы Дании оставили заметный след в истории Российской империи. Среди знаменитых датчан, принесших славу России, были два выдающихся мореплавателя: Витус Беринг и Мартын Шпанберг.

Генерал-аншеф русской армии датчанин Ульрих фон Лёвендаль принимал участие во взятии Очакова (1737 г.) и Хотина (1739 г.), а также в русско-шведской войне (1741-1743 гг.). Его племянник Николай-Густав фон Лёвендаль обосновался в России навсегда. Все пятеро сыновей Николая-Густава тоже были офицерами русского флота, причем трое из них – Карл, Роман и Лаврентий – стали георгиевскими кавалерами.

Уроженец города Луганска Владимир Иванович Даль тоже был датчанином по отцу. Как известно, составленный Далем «Толковый словарь живого великорусского языка», или просто «Словарь Даля», стал, по сути, уникальным явлением русской культуры.

В России долгое время работал датский живописец Вигилиус Эриксен (1722-1782). Его кисти принадлежат несколько портретов Екатерины II, например: конный портрет Екатерины Великой («Поход на Петергоф»), портрет Екатерины II в кокошнике, портрет русской императрицы перед зеркалом.

Заметное влияние на русское общество XVIII века оказало творчество основоположника датской литературы Людвига Хольберга (1684-1754). В те времена Хольберга (в России его называли Голбергом) знали как драматурга, прозаика, баснописца, моралиста; его сочинения активно переводились на русский язык. Особенное влияние произведения Хольберга оказали на творчество Дениса Фонвизина. Первой пьесой, увиденной Фонвизиным и несказанно его поразившей, была именно комедия Хольберга. Российские и особенно датские исследователи находят в сочинениях Фонвизина следы влияния Хольберга: в «Бригадире» оно очевидно, в «Недоросле» весьма возможно. Кроме того, Фонвизин был одним из переводчиков Хольберга (правда, немецкоязычных изданий).

Кроме того, Хольберг был автором исторических произведений, в которых также описывал Россию времен Петра Великого. Представляя русского царя великим монархом, Хольберг выступает как симпатизирующий России датчанин.

Выдающийся датский языковед Расмус Раск (1787-1832) – в лингвистике в его честь назван «закон Раска-Гримма» – также оставил свой след в России. В 1819 году он приехал в Российскую империю, некоторое время жил в Санкт-Петербурге, а затем через Москву и Кавказ прибыл в Персию, оставив интересные воспоминания о России первой половины XIX в. В России Раск познакомился с русским литератором и филологом И.Н. Лобойко, который впоследствии стал членом Королевского Копенгагенского общества северных древностей и, по словам Раска, был «первый и единственный русский», который занимался изучением и распространением датской литературы в России.

В Российской империи также обосновался уроженец Копенгагена Тор Ланге (1851-1915) датский учёный-лингвист, переводчик. Именно он перевел на датский язык «Слово о Полку Игореве», а также некоторые стихи М.Ю. Лермонтова, А.А. Фета, А.К. Толстого, К.Д. Бальмонта и др. Кроме того, тема России присутствует и в некоторых стихотворениях самогó Ланге.

Здесь нужно вспомнить еще одного известного русского датчанина – Петра Готфридовича Ганзена. Именно он вместе со своей супругой Анной Васильевной Ганзен (Васильевой) познакомил русскую публику со сказками Г.Х. Андерсена. Сказки Андерсена мы читаем именно в переводе супругов Ганзен. Кроме того, Ганзены познакомили нас с произведениями некоторых других скандинавских писателей.

В настоящее время в российской научной литературе еще не опубликована точная статистика, отражающая общее количество датчан, проживавших в Российской империи. Здесь следует учитывать, что уроженцы Дании использовали при общении с россиянами, как правило, немецкий язык, из-за чего их зачастую не отделяли от немцев.

По некоторым данным, с 1875 по 1914 г. в Россию прибыли 2 тыс. датчан. Были среди датских переселенцев инженеры, ветеринарные врачи, коммерсанты, но основная часть уроженцев Дании, осевшая в западных губерниях, занималась сельским хозяйством.

В конце XIX-XX вв. выходцы из Дании развернули предпринимательство в Сибири. Так, например, нынешнее АО «Высокие Технологии» в г. Омске, ранее известное как «Омский агрегатный завод» («Омскагрегат»), ведет свое начало от завода, основанного в 1901 г. датским предпринимателем Сереном Христофоровичем Рандрупом.

Некоторые выходцы из Дании занимали в Российской империи руководящие посты. В этом смысле интересна личность уроженца Датского королевства Андрея Андреевича Кофода, одного из проводников столыпинской реформы. Кофод посвятил свою деятельность развитию российского сельского хозяйства. Он прекрасно освоил русский язык и стал автором нескольких книг и брошюр по сельскому хозяйству, например: «Борьба с чрезполосицею в России и за границею», «К вопросу о практическом обучении крестьян сельскому хозяйству» и др. По инициативе Кофода некоторые русские крестьяне командировались в Данию для обучения и стажировки на датских фермах.

Датчанином был российский ученый-лесовод граф Альфонс Романович Варгас де Бедемар. Как полагают специалисты, некоторые из его разработок в области лесоводства интересны и в наше время.

Изобретатель знаменитого вологодского масла Николай Васильевич Верещагин активно изучал ведение молочного хозяйства в европейский странах, включая Данию, которая, как мы уже говорили выше, считалась лидером в области молочного хозяйства.

Впоследствии становлению маслоделия на Вологодчине способствовали в том числе и выходцы из Дании, например: Карл Христианович Риффесталь. Его перу также принадлежат специализированные пособия, касающиеся производства масла, обустройства молочного хозяйства и маслоделен.

Плодотворными были связи между Данией и Россией (а также СССР) в научной сфере. И здесь прежде всего вспоминается имя великого датчанина: Нильс Бор. Вот что писал о Боре советский академик И.Е. Тамм: «Всякий, кто имел счастье лично с ним встречаться, неизменно бывал очарован и покорен его личностью…». Бор несколько раз бывал в Советском Союзе и внес большой вклад в формирование советско-датских научных связей. Бор поддерживал дружеские отношения с Петром Капицей, причем даже в те времена, когда Петр Леонидович находился в опале.

Кроме того, одним из любимых учеников Нильса Бора был Лев Ландау. В свою очередь, Ландау считал Бора «единственным своим учителем». Их сотрудничество и дружеские отношения начались в 1930 году, когда молодой Ландау появился в Копенгагене на известной всем физикам мира улице Блегдамсвей в доме номер 15, и продолжались, по сути, всю жизнь.

В 1961 г. Бор совершил поездку по СССР. Он посетил научные центры Москвы и Тбилиси, прочел лекции в МГУ имени М.В. Ломоносова и даже вместе с Ландау побывал на веселом дне физика – студенческом «Празднике Архимеда». Тот день стал поистине легендарным в истории Московского государственного университета.


Хольгер Датский и корабль русского флота

В 1828 г. выдающийся датский художник К. Эккерсберг написал полотно «Русский линейный корабль “Азов” и фрегат на якоре на рейде Эльсинора».

Главным действующим лицом полотна является герой Наваринского сражения русский корабль «Азов» (художник написал его имя на корме латинскими буквами – «Asow»), который стоит на якоре в проливе Эресунн. Справа – шведский берег, слева – берег Дании, на котором виднеется силуэт замка Кронборг, расположенного неподалеку от датского города Эльсинора. Здесь самое узкое место пролива – всего около четырех километров.

Картина как бы намеренно разделена вертикалью на две равные части – правую (шведскую), затененную тучами, и левую (датскую), над которой виднеется ясное небо.

При всей тяге к реализму, Эккерсберг наполнил свое полотно символами. По сути, картину Эккерсберга можно трактовать как аллегорию российско-датских отношений – обратите внимание, что русский корабль находится на светлой, датской, стороне, и как бы противостоит тучам. Вполне возможно, что Эккерсберг намеренно приводит зрителя к подобной интерпретации картины. Такая версия прочтения полотна подтверждается еще и следующим фактом: есть мнение, что в действительности корабль «Азов» стоял совсем в другом месте – южнее, на рейде Копенгагена, и художник специально перенес корабль на север, к замку Кронборг. Зачем?

Здесь напрашивается следующая трактовка: дело в том, что пролив Эресунн – это датская граница, а замок Кронборг – это не простая крепость, а самый знаменитый пограничный аванпост Дании. К тому же, согласно поверью, где-то в глубине подвалов Кронборга дремлет легендарный защитник Датского королевства – принц Хольгер Датский. Древнее предание гласит, что Хольгер проснется лишь в тот момент, когда Датскому королевству будет угрожать смертельная опасность.

Но легендарный воин продолжает спать спокойно, ведь недалеко от Кронборга, стоит русский корабль.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Елена
28.06.2022 7:42
Очень интересная статья. И на фоне всего деструктивного, что сейчас пишут, воспринимается с особым чувством. Спасибо автору, много малоизвестных фактов

Эксклюзив
10.08.2022
Валерий Панов
Зачем артиллерия ВСУ бьет по Запорожской АЭС.
Фоторепортаж
08.08.2022
Подготовила Мария Максимова
Трансформации и планы туристической Москвы представлены на выставке в Манеже.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.