Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
15 июля 2024
Враг перестройки

Враг перестройки

Николай Григорьев
23.11.2006

О том, что при советской власти жилось лучше, чем теперь, любят говорить многие. Причины разные – что все были равны, что всем платили зарплату, что, в конце концов, все были моложе. У каждого свои резоны любить СССР. Но определенно можно сказать, что тогда государство относилось бережнее к своей истории и к своим памятникам.

Недавно москвичи сплотились против действий чиновников и отстояли облик Патриарших прудов. О том, что можно сделать в современных условиях, чтобы защитить исторические и архитектурные памятники, мы беседуем с возглавлявшей тогда протестующих жителей Натальей Чернецовой.

- С чего началась Ваша деятельность по защите памятников? С того случая, когда вам удалось отвоевать Патриаршие пруды?

- Мне повезло, я там живу. И когда над этим местом нависла перспектива современной застройки, мы, местные жители, собрались, чтобы протестовать. Мы сумели своего добиться только благодаря тому, что нас было много. Так получилось, что я возглавила этот процесс. Мы просто встали вокруг прудов и, взявшись за руки, остановили стройку.

Я, театровед по профессии, раньше никогда не предполагала заниматься правозащитной деятельностью, однако когда этот протест получился, решила, что можно действовать против вандализма и добиваться результатов. Я начала борьбу за свой город.

- Наверное, непросто начинать борьбу с властью?

- Да, сначала я погрузилась в чисто законодательные проблемы. У меня совершенно не юридический склад ума, но когда я узнала, что наши памятники собираются передать в распоряжение регионов и полностью убрать федеральный уровень охраны, мне стало ясно, что наша страна скоро останется без этих памятников.#!#

Обратите внимание на новую московскую застройку. Все что угодно, только не московский стиль. Я даже не обсуждаю качество этой застройки, просто говорю о стиле – это не Москва.

Я читала интервью Лужкова в архитектурном журнале, где он признается, что ему очень нравятся Гонконг и Токио. И это чувствуется. Во-первых, по вторичности архитектуры, во-вторых, по ее абсолютной непривлекательности. Это хуже Гонконга и Токио. Может быть, это и прекрасные города, я там не была. Но то, что творят в Москве, ужасно. Личный вкус двух человек, Лужкова и Ресина, по сути, является генпланом застройки столицы нашей страны. Это происходит потому, что утвержденного плана застройки Москвы просто нет. По закону в таком случае продолжает действовать старый план, но все что делается сейчас в городе, этому документу прямо противоречит.

То, что касается московских достопримечательностей – вообще преступление. Ведь памятники имеют и земли под фундаментом, свою территорию и зону охраны. И если зона охраны еще как-то учитывается, что про территорию там вообще ничего нет. Эти земли числятся в документах, как территории поселения и поэтому на них можно строить все, что угодно.

Одна из руководителей Москомзема была очень удивлена, когда мы ей сказали, что такой параметр, как территория памятников, существует. Когда чиновнице показали соответствующую графу в кадастровой справке, она призналась, что ее просто никогда не заполняют.

В связи с этим я подала заявление в прокуратуру, где указывается, что практически все сделки, которые сейчас производятся с недвижимостью, могут быть признаны ничтожными, если эта они каким-либо образом касаются территории памятника.

Очень сложно в этом смысле понять правовой нигилизм наших властей. У Салтыкова-Щедрина, конечно, описано такое отношение к закону. Но ведь это было давно и что-то должно уже было измениться. К тому же сейчас чрезвычайно много говорится о том, что мы строим правовое государство.

- Какие современные проекты особенно угрожают историческому облику Москвы?

- В ближайшее время могут пострадать Тверская улица, Пушкинская площадь и Тверской бульвар, которые каким-то странным образом попали в ведение региональных властей. Теперь московские градостроители намерились "откусить" треть Тверского бульвара, чтобы построить там подземный торгово-развлекательный комплекс. А то мало нам "развлечений"! Местные жители боятся этого, как огня, потому что известно, что такие места – рассадники наркотиков, проституции и криминала.

Похожая ситуация случилось с Рождественским бульваром на его пересечении с Цветным. Там все уже изуродовали.

Самое интересное, что Пушкинская площадь уже отдана в аренду неизвестной турецкой фирме с уставным капиталом в 100 тысяч рублей. В связи с этим я хочу подать протест. Ведь не было открытого конкурса, а такие деньги я тоже могу набрать.

Уже давно люди, которые живут в этом районе, подали заявление в Москомнаследие о том, что просят признать Пушкинскую площадь памятником (сейчас у нее такого статуса нет). Это сложный вопрос, так как площадь не обладает всеми признаками памятника по соответствующему регламенту. Но сейчас очень важно этим заниматься, чтобы просто создать прецедент.

- А что происходит с законодательством? Что в нем говорится о принадлежности исторических памятников?

- Есть закон, который так и называется: "Закон об охране историко-культурного наследия народов Российской Федерации" и посвящен он правилам и нормам охраны памятников. Но оказалось, что современные тенденции законотворчества не позволяют прописывать закон подробно. Там только основные положения, а остальное регулируют подзаконные акты. Но сам закон был принят в 2002 году, а подзаконных актов до сих пор нет. В связи с этим должны действовать старые нормативные акты (указы и т.д.) в области охраны памятников. Большая часть из них была написана еще при советской власти и, надо отметить, написана очень хорошо. Но только сейчас они не действуют, никто ими не руководствуется.

- Но закон должен быть превыше всего. Кто-то должен противостоять чиновничьему произволу?

- Руководитель фонда "Созидание" Людмила Меликова системно подошла к этому вопросу и собрала все законы, которые касаются охраны наших памятников. Она привлекла к этому юристов и вскоре этот ее труд будет издан. Можно не сомневаться, что он будет пользоваться огромным спросом.

…Меликова родом из ярославской деревни. Приехала в Москву, получила образование, защитила кандидатскую диссертацию по экономике. Очень скоро она стала работать в должности заместителя министра в правительстве СССР. Сейчас она пытается сохранить культурные и архитектурные памятники, которые находятся под угрозой. Она отстояла для Москвы Славяно-греко-латинскую академию, здание которой было уже продано руководством РГГУ и они его готовились перестраивать. Меликова сумела, воспользовавшись тем, что церкви обещали вернуть все принадлежащие ей ранее территории, всю эту площадь возвратить Иконоспасскому монастырю…

- Чем опасна передача памятников в ведение регионов?

- Да, в Госдуму поступил законопроект, который вроде бы памятников и не касается – о разграничении полномочий между центром и регионами. В соответствии с ним, регионы получают все больше полномочий, в том числе им передаются памятники. При этом никого не интересует, а есть ли в на местах деньги на их содержание. Кроме того, там нет специалистов в этой области. Федеральный уровень охраны памятников существовал все это время, и ему принадлежали все функции управления. Таким образом, памятники просто обречены на гибель.

Кроме того, по нынешним законам, если собственник разрушил исторический памятник, то он рискует тем, что государство у него этот разрушенный памятник выкупит. Больше ничем. То есть, ему за это еще и заплатят.

Между тем, недавно было проведено исследование во Пскове. Архитекторы сравнили урон, который нанесли городу фашисты во время войны и то, как город был изменен в последние годы. Вывод: гитлеровцам было далеко до современных "градостроителей".

- Как противостоять принятию закона о разделении полномочий в нынешней редакции?

- Мне удалось собрать коллектив юристов, которые подготовили поправки к законопроекту. К сожалению мы попали только ко второму чтению и поэтому концептуально уже повлиять на закон не можем. Но мы пробуем оставить для федерального центра такие функции, которые не дали бы регионам получить полный контроль над памятниками.

Кроме того, я объединила все организации по защите памятников, которые знала. Прежде всего, пошла во Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры, где подписали наше письмо об опасности нового закона. Кроме того, под ним подписались еще шесть организаций, одна из которых – ТОС "Патриаршие пруды", руководителем которой я тогда являлась. Мы обратились к Путину, Фрадкову, Чайке, Миронову, Лужкову и Платонову. В нашем письме было написано, что современная система охраны памятников не выдерживает никакой критики, ее надо срочно менять. Мы получили ответы отовсюду, кроме московской мэрии...

Специально для Столетия


Эксклюзив
28.06.2024
Максим Столетов
В подготовке ударов по Крыму могли принимать участие агенты украинских спецслужб
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.