Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
9 февраля 2023
Реальная жизнь и параллельные миры

Реальная жизнь и параллельные миры

Юрий Болдырев
09.11.2009
Реальная жизнь и параллельные миры

Юбилеи, годовщины, новые утраты... И жизнь своим чередом – со своей суетой, борьбой за власть или за место поближе к ней. Что ж, ни на чем не зацикливаемся, обо всем по порядку.

Двадцатилетие крушения стены, разделявшей Германию и Берлин. Как я уже и писал раньше, эта годовщина, прежде всего, должна была бы вызвать у нас стремление вновь вернуться к вопросу о разделенной российской цивилизации, но именно об этом в связи с памятной датой – ни слова.

И второе, не менее важное: прежние работники идеологического фронта вновь востребованы и, не моргнув глазом, теми же голосами рассказывают нам новые, противоположные прежним, версии послевоенной истории Европы. Теперь жизнь в ГДР всем нам должна представляться сущим ежедневным кошмаром для жителей этой страны, а мечты о побеге, надо понимать, занимали сознание и эмоции абсолютного большинства граждан. Соответственно, и главные герои – те, кому удалось переползти в прорытом тоннеле, перелететь по натянутому ночью над стеной тросу, спрятаться в багажнике автомашины и т.п. Но отражает ли это реальности хотя бы в какой-нибудь степени? Примерно также, как если утверждать, что и в СССР все поголовно были диссидентами и только о том и мечтали, чтобы сбежать на Запад.

Да, несвобода – это плохо, неприятно, вредно. И, что существенно, даже не те или иные условия жизни, а именно сама по себе несвобода радикально повышает естественное желание вырваться туда, куда не пускают. Но в представленной нам ныне картине прежнего противостояния ГДР и ФРГ (и стоявших за ними великих держав), с моей точки зрения, не хватает весьма важных элементов. А именно: это было противостояние чего, каких систем? Социализма и капитализма? Принято считать и подавать, что именно так. Но на деле не надо забывать, что ФРГ - реально государство существенно более социальное, нежели могут представить себе те, кто там не бывал или изучал жизнь этой страны поверхностно. Основатель германского (ФРГ) «экономического чуда» Людвиг Эрхард не считал себя социалистом и, в отличие от многих руководителей соседней Франции, всячески чурался таких слов, надо полагать, из соображений некоторого консервативного политического конформизма. Но что он положил в основу экономического «чуда»? Известно – солидаризм. И сам себя Эрхард называл именно «солидаристом». Остается попытаться найти десять отличий между понятиями «солидаризм» и «социализм» (в том числе, с учетом того, что в ГДР и при социализме частную собственность на средства производства в принципе никто не отменял).

Конечно, если искать их как отличия конкретных систем, действовавших в конкретных странах, в частности, в ФРГ и в ГДР, то этих отличий можно найти и больше. Но только надо отдавать себе отчет в том, что это отличия отнюдь не между «измами», а между конкретными политическими режимами, лидерами, практиками экономического регулирования и т.п., а также, что немало важно и весьма актуально для нас – в рамках особенностей политического режима - между публично конкурентными и неконкурентными механизмами прихода к власти и удержания при власти. Но в этой части, надо трезво отдавать себе в этом отчет: мы, страна, стоящая сейчас (судя по юбилейным материалам СМИ) на позициях ассоциирования себя со «свободным миром» (то есть, скорее с ФРГ, чем с ГДР), тем не менее, бесконечно далеки и по системе ценностей, и по реальной практике жизни от тех, с кем, вроде, солидаризируемся. Действительно, по одному важному вопросу – о степени реальной социальности государства – мы совершенно радикально отстаем и от бывшей ГДР, и от бывшей и нынешней ФРГ. По другому же не менее важному и даже определяющему вопросу – о гибкости и конкурентоспособности политического режима – мы скорее продолжатели дела ГДР, нежели ФРГ…

Теперь к другой теме. Вслед за, безусловно, славным юбилеем композитора Александры Пахмутовой, к искренним поздравлениям которой мы все присоединяемся, печальная новость – скончался академик Виталий Гинзбург. И это потеря не только для отечественной науки, но и для всего общества.

Да, были у нас времена, когда Протопоповский переулок совершенно официально именовался не иначе как Безбожный. И тому времени было свойственно свое лицемерие. Времена изменились, и Безбожный вновь стал именоваться Протопоповским. Но лицемерие никуда не ушло, а лишь диаметрально сменило направление. И вот уже все, кто раньше кляли крестящих своих детей в парткомах, те, на ком, без преувеличения, зачастую и клейма-то поставить негде, теперь не просто сами стоят со свечкой, но и заявляют, что иначе и быть не может… Теперь у нас, как известно освящают не только храмы, но и подводные лодки и даже космические корабли. Правда, на «Булаву» это что-то не действует: как не взлетала, так и не взлетает. Что ж, не зря издавна в народе говорили: «Но Бога надейся, но и сам не плошай»…

Был ли академик Виталий Гинзбург – большой ученый и организатор науки - абсолютным атеистом, как он об этом неоднократно заявлял, противопоставляя свое мировоззрение новым веяниям, или же в глубине души был все же религиозен? Об этом мог знать точно лишь он сам. Но он был, безусловно, не конформист и не лицемер. И то, что на одного выдающегося человека именно с такими редкими качествами среди нас стало меньше – большая утрата для всего общества.

Что еще из происходящего выделить как важное? Эпидемия «свиного гриппа», падение военного самолета на Дальнем Востоке, разброд и шатание в окончательно расколовшие общество противостоящие друг другу ноябрьские праздники? О ставших уже регулярными наездах четырехколесных монстров на автобусные остановки умолчим – разве же это теперь новость?

Один из комментаторов здесь на сайте просил меня отозваться на ИНСОРовский доклад о построении альтернативной ныне действующей некой «модернизационной» вертикали, но под непосредственным руководством президента. Что тут скажешь? Приведу несколько аналогий – не петровских времен, на которые в связи с этим докладом уже ссылались многие, а существенно более современных.

Первая. Являюсь я уже более полутора десятилетий членом некой общественной организации, которая периодически разрабатывает доклады о внешнеполитических проблемах, собирается и обсуждает их, а затем направляет наверх руководству. Так вот, на протяжении не менее чем десятилетия, если отшелушить всю «дипломатию», главным практически регулярным истинно содержательным пунктом рекомендаций (по которому я столь же стабильно выступал против) был один – создать непосредственно при президенте специальный орган (комитет, комиссию) по совершенствованию, выработке, координации и т.п. Причем, что важно заметить, от конкретной фигуры президента наличие или отсутствие подобной рекомендации в докладах оказалось совершенно не зависящим… Кстати, если скажу, что ряд ключевых авторов нынешнего доклада являются одновременно и активными членами упомянутой мною организации – не сильно удивлю? Преемственность идей и даже некоторая верность самим себе – это, как минимум, логично. Но дополнительную комичность во все это вносит тот факт, что в данном случае авторы доклада как раз уже и являются членами той самой параллельной комиссии (формально она называется институт - ИНСОР) при президенте – мечта уже давно сбылась. Мечта сбылась, но счастья все нет. И понятно: следующий шаг – параллельная комиссия должна перестать быть параллельной, но превратиться в основную. Что ж, и здесь их можно понять. Но имеет ли все это какое-либо отношение к «модернизации» - весьма сомневаюсь.

Аналогия вторая. Когда прежний президент (ныне премьер) заступал на свой пост, специально для подготовки проектов «либеральной модернизации» был создан также некий почти параллельный штаб – ему был отведен небезызвестный «Александр-хаус», а возглавил группу «либеральных» проектантов выходец из питерской чубайсовской команды незабвенный Греф, быстро затем перекочевавший в кресло министра экономического развития и торговли. Какое у нас за последний славный период в результате произошло «развитие», теперь уже более или менее понятно – то, о чем еще даже два-три года назад говорила лишь оппозиция, теперь признается и с самых высоких трибун. Греф же, понятно, несмотря на очевидные совокупные результаты своей деятельности, не бедствует, а свои идеи претворяет в жизнь отнюдь не в частном секторе, а, как у нас это среди особо истовых «либералов» заведено, на госсобственности – на полугосударственном Сбербанке. Что ж, и эта история - со вполне счастливым промежуточным концом. Естественно, не для страны (при чем здесь страна?), а для конкретного выдающегося «модернизатора»…

Аналогия третья. Как известно, когда в том или ином государстве, было это и в нашей истории, дела с экономикой и финансами оказываются совсем плохи, параллельно с действующей финансовой системой запускается новая – «золотой червонец» и т.п. При достаточно умелом манипулировании двумя системами некоторые проблемы таким образом удается на какое-то время решить. Но, что называется, не вполне безвозмездно, не даром. За все приходится платить. В данном случае платили те, кто оставался в старой системе – получал зарплату в прежних «основных» деньгах и именно ими вынужден был оперировать. Но при мощном государственном целеполагании и развитом репрессивном аппарате недовольство тех, кто платил, сдержать было вполне по силам.

Позднее, под занавес СССР, подобное «реформирование» было осуществлено и путем введения параллельно с основной экономической системой еще и кооперативов и комсомольских «центров научно-технического творчества молодежи». Какое, при явно необоснованно привилегированных условиях (главное – почти неограниченное право переводить безналичные в наличные), в этих центрах развивалось «творчество», теперь более или менее известно – всяческие менатепы и многие другие финансово-спекулятивные монстры выросли как раз на этих якобы научно-технических дрожжах. А заплатили и за это, понятно, те, кто остался за бортом. И это не только конкретные люди, десятки миллионов людей, но и практически весь основной научно-промышленный комплекс страны. Что ж, и эта история для большинства ее активных участников (тех, занимался «творчеством») со вполне счастливым концом. Издержка же всего одна – понятие «научно-технического творчества», равно как, видимо, и само понятие «наука», в наших словарях в скором времени можно будет относить либо к категории «устар.» либо к категории «иностранн.». Какие глобальные сдвиги в части и экономики, и безопасности, и морального климата в обществе просто неминуемы вслед за такими «филологическими» корректировками, на этом подробно останавливаться не буду – читатели, наверняка, это себе представляют…

Кстати, еще одной аналогией в какой-либо степени можно считать создание такого параллельного мира как «Общественная палата». Смысл ее существования (при наличии строго соответствующего Конституции высшего представительного органа - парламента) до сих пор остается большой загадкой, но частично, как это видно на нескольких карьерах, она все же выполняет функцию некоего подобия подготовительно факультета перед поступлением в Думу. А что наш «Боливар» (по классическому произведению и множеству уже не менее классических анекдотов, если помните, это кляча, которой двоих нести уже тяжело) все еще выдерживает все новые и новые параллельные миры – так надолго ли?

Таким образом, прогнозировать что-либо всерьез не берусь. Но в нынешних наших условиях вряд ли «старая вертикаль» добровольно согласится платить за создание «новой», в частности, делиться с ней всем тем, что у нас ни по Конституции, ни по законам никому не положено, но является реальными атрибутами истинной власти. Значит, новый «передел» - что ж, пускай себе дерутся. Нашего согласия на это никто все равно спрашивать не будет. Что же касается таких красивых и модных слов как «модернизация», надеюсь, понятно, что они к делу в данном случае не имеют ровным счетом абсолютно никакого отношения.

Специально для Столетия


Эксклюзив
07.02.2023
Николай Андреев
Казахское общество всё больше напоминает украинское периода Ющенко.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..