Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
29 января 2023
Правые как выразители интересов народа?

Правые как выразители интересов народа?

Юрий Болдырев
12.07.2007

В преддверии нового политического сезона, в частности осенних парламентских выборов, внимание все более и более приковывается к раскладу политических сил и к прогнозам, каковыми окажутся результаты будущих выборов. При этом первое, что бросается в глаза непредвзятому наблюдателю – это непропорционально большое внимание в ряде наших СМИ, прежде всего, на телевидении, к партиям правого спектра, имеющим по опросам поддержку на уровне всего лишь порядка одного процента голосов.

Действительно, если проанализировать - кто, представители каких сил и взглядов прежде всего являются гостями многочисленных телевизионных политических шоу, то наряду, естественно (для нашей весьма авторитарной политической системы), с представителями партий власти, мы обязательно обнаруживаем среди участников дискуссий Немцова, Хакамаду, Белых, Надеждина, Борщевского и других представителей крайне правого спектра нашей политики. Невольно возникает вопрос: зачем это делается, ради чего вкладываются силы и ресурсы? Ведь даже если и предположить, что все это происходит нетипично для нас честно, то есть без прямого инвестирования немалых финансовых ресурсов в мелькание на телеэкране (что представляется мне весьма маловероятным), то даже и в этом гипотетическом случае понятно, что на каждое появление представителей этого политического арьергарда на телеэкране расходуются, как минимум, какие-то иные средства, например, чей-то административный ресурс или социальный капитал. Так зачем?Неужто эти люди и стоящие за ними силы всерьез рассчитывают нарастить свое влияние #!#и свою популярность за оставшийся менее чем полугодичный срок настолько, чтобы преодолеть семипроцентный барьер? Вряд ли. Тогда зачем?

Версия первая. Есть такое понятие: "отработка номера". Действительно, сомневаться в том, что будут делать эти люди, чьи интересы они будут представлять и защищать, приди они к власти вновь, окажись эти силы вновь непосредственно при рычагах управления, не приходится. А пресловутое "первичное накопление капитала" в нашей стране этими же силами было организовано таким образом, что заказчики такой политики контролируют финансовые ресурсы действительно колоссальных масштабов. Соответственно, и вложение каких-нибудь сотых или тысячных долей процента в дополнительную подстраховку – в поддержание в "горячем резерве" запасного отряда своих ставленников - совершенно необременительно, даже если и прямого публичного политического результата (прохождения в парламент и таким образом влияния на принимаемые решения) в обозримом будущем это принести не может.

Версия вторая. Также отработка номера, но только не перед "своими", а перед внешним для России общественным мнением, а точнее и правильнее сказать – внешней пропагандистской машиной.

Обратите внимание: в ряде прозападно ориентированных СМИ, прежде всего, на радио "Свобода", о правых партиях говорят не иначе как о партиях "демократического спектра", подразумевая при этом, видимо, что левые – это ориентированные антидемократично. И если у нас, в рамках нашего внутреннего контекста, к этому можно относиться лишь как к полному абсурду и совершенно неуместному манипулированию терминами, то в рамках представлений, целенаправленно распространенных на Западе, такая подача расклада наших политических сил – норма.

Более того, мы тут удивляемся, что наши право-прозападные партии, включая уже не только "Яблоко", но даже и СПС, на наших региональных выборах все более и более норовят перехватить левые и патриотические лозунги. Но перед западным общественным мнением они давно выступают как проводники в России современного западного понимания рыночной экономики и демократии (то есть, применительно к нашему нынешнему раскладу – весьма левого понимания), что к реальной деятельности этих партий в период, когда они находились при той или иной степени влияния и участия во власти, разумеется, никакого отношения не имеет. И западному наблюдателю остается лишь удивляться: что же это за такие совершенно нецивилизованные люди живут в этой варварской России, что совсем не поддерживают носителей демократических идеалов и ценностей, сторонников идеи свободы, прав человека и законности… Соответственно, кто от нас самые постоянные и почетные гости на всяких международных конференциях и симпозиумах, посвященных прогрессу, правам человека, борьбе с коррупцией и тому подобным прекрасным вещам? Разумеется, все те же давно известные фамилии…

Версия третья. Как это ни покажется в нашем меркантильном обществе невероятным, но не исключено, что больших собственных ресурсов мелькание правых на телеэкранах от них и не требует. Почему? Да потому, что самой нынешней нашей власти, более или менее чувствительной к общественному мнению, но фактически проводящей ярко выраженную правую политику, то есть политику в интересах чрезвычайно ограниченной группки сверхбогатых, а также, несмотря на патриотическую риторику, тем не менее, политику весьма и весьма прозападную, вовсе не хочется оказаться в глазах общества самой правой и прозападной силой, не хочется, чтобы ее ассоциировали с правыми и интересами только богатых, а также с готовностью сдавать национальные интересы. И здесь рецепт напрашивается сам собой. Не хочешь, чтобы к тебе относились как к злодею? Тогда методично запугивай общество людоедами еще более страшными – за защитой к тебе же и потянутся.

Надо сказать, что этот метод манипулирования общественным мнением наша власть освоила буквально в совершенстве. Ведь, действительно, на всяких политических шоу оппонентами этих крайне правых очень часто выступают отнюдь не левые, а представители партии власти, и, судя по приводимым голосованиям в студии или телезрителей, выступают весьма успешно. Таким образом, кто в глазах телезрителей и населения оказывается защитником интересов общества как от собственных олигархов, так и от внешних посягательств на наши интересы? Понятно – нынешняя власть.

Таким образом, параллельно достигаются и еще три важных результата.

Первый: не только нынешняя власть оказывается не крайне правой, а уже как будто бы центристской, но еще и существенно смещаются представления в обществе о зоне общественно-политического конфликта, о том, где же проходит реальная "линия фронта". И вот уже в представлении наших граждан реальный конфликт проходит не между позициями, представляемыми левыми, и действиями власти, а между угрозами со стороны Запада и правых – с одной стороны, и защитниками интересов народа в лице нынешней власти – со стороны другой. Образно говоря, по результатам такой пропаганды вопрос уже не стоит о том, чтобы все было более или менее честно и справедливо или, тем более, на равных. Нет, вопрос лишь в том, чтобы крепостных пороли чуть пореже и, по возможности, не так сильно…

Второй результат: правые силы таким образом в некоторой степени взяли на себя ту функцию, которую длительное время выполняли "либерал-демократы" Жириновского. А именно: говорить периодически и ту правду, которую, хочешь или не хочешь, все равно кто-то скажет, но, говорить ее несколько, скажем так, дискредитированными устами. В результате то, что само как бы носится в воздухе, оглашается, но оглашается не как правда, раскрывающая обществу глаза на происходящее, а как один из элементов того общего, в целом неприемлемого, что по совокупности обществом отвергается. Например, в чьи еще уста вложить совершенно верную и просто очевидную идею о необходимости независимого государственного аудита госмонополий, надо понимать, и включая РАО ЕЭС России, как не в уста Немцова как ближайшего сподвижника Чубайса? В чьих еще устах эта идея может звучать не как прямой призыв к безотлагательному действию, а как явная спекуляция, естественно, отвергаемая слушателями вместе с остальным потоком не без оснований воспринимаемого как спекуляции?

Или когда Явлинский, основной проводник в нашей стране насквозь коррупционной схемы доступа транснациональных корпораций к нашим природным ресурсам, заявляет в эфире первого канала телевидения, что главная проблема – разъевшая все коррупция, сколь бы по существу его слова не были верны, именно в его-то устах они абсолютно неуместны, что и вызывает вполне адекватную реакцию ведущего и аудитории. И цель достигнута: в представлении аудитории подобные заявления о проблеме коррупции – не более чем пустые спекуляции…

И результат третий: представляя правых как оппозицию, власть тем самым публично дистанцируется от одной из фактических своих идеологических и организационных составляющих. Пример с "оппозиционной" СПС, за которой невозможно скрыть тень главы полугосударственной корпорации Чубайса, а также его "чубайсят" из правительства и Центробанка, общеизвестен, но фактором общественного мнения, тем не менее, не становится. В глазах общества президент, правительство – отдельно, а СПС с явно или неявно Чубайсом, Грефом, Кудриным и Ко (даже если они прямо в этой партии и не состоят, по сути-то, по предыстории, идеологии и практике деятельности это ничего не меняет) – отдельно.

Пример "Яблока" в этой части менее очевиден и публично обсуждаем, но и к нему стоит присмотреться: "оппозиционер" Лукин у нас занимает один из высших государственных постов Уполномоченного по правам человека. Другой "оппозиционер" из "Яблока" Артемьев – даже и почти член правительства – руководит Антимонопольной службой. А еще один член той же команды Задорнов – поставлен на большие деньги – на контролируемый государственной властью Банк ВТБ-24.

И это – реальная оппозиция?

Пример с "Гражданской силой" в этом смысле уже совсем из сферы циркового искусства: лидер этой "оппозиционной" партии (или, как минимум, партии дистанцирующей себя от нынешней власти) является не просто высокопоставленным госчиновником (что в рамках ныне торжествующей "командной" идеологии, когда даже директора школ зачастую вынуждены вступать в партию власти, уже показатель), но, можно сказать, доверенным лицом всей нынешней власти – представителем правительства в высших судебных органах. Ранее же, о чем немаловажно напомнить, этот "оппозиционер" защищал скандально известный "Союз писателей" - высших госчиновников, получивших от структур, связанных с ОНЭКСИМБАНКом, гонорары в сотни тысяч долларов за еще не изданную книгу об "истории приватизации" в России… Но как смело критикует ошибки власти на всяких телешоу и порой даже умудряется заручиться поддержкой аудитории!

И здесь, обсуждая вопрос, ради чего все это шоу, и признавая успехи лидера "Гражданской силы" как полемиста, мы вынуждены коснуться еще одной версии, по счету уже четвертой.

На самом деле, несмотря на кажущееся отсутствие у всех этих наших правых шансов попадания в парламент, тем не менее, еще один политический результат участие этих игроков в нашем общественно-политическом шоу имеет. Какой? Да чисто пропагандистский. Так или иначе, но капля камень точит, и по сути аморальные идеи права сильного не оглядываться на общество себе дорогу пробивают. И, как это не покажется странным, но дорогу они себе пробивают не только в рядах имущих, но и в рядах тех, кто гол как сокол, но уж очень мечтает приобщиться… Только в наших нынешних реалиях эти идеи приобретают уж совсем извращенный характер.

Например, меня и раньше удивляло, почему самые бедные в нашей стране не бунтуют. Но при глубоком погружении в общение с ними вдруг выяснялось, что они как-то все еще надеются, что если и не они сами, то хотя бы их дети тоже где-то как-то схимичат, к какому-то бизнесу приобщатся, и тоже окажутся наверху. А теперь уже в нескольких разговорах проявились новые реалии. Показателен пример последнего разговора, буквально пару дней назад, с совсем простым человеком в самой нашей российской деревенской глубинке. Кстати, этот разговор подтверждает и как-то объясняет зафиксированные социологами новые "патриотические" веяния в профориентации нашей молодежи: если раньше все стремились в банкиры, то теперь что-то больше на госслужбу. И он же в некоторой степени опровергает данные о том, что главное, к чему стремятся наши граждане – это к порядку и социальной справедливости. Разумеется, не в смысле некорректности социологов, но в смысле некоторого двойного стандарта мышления наших граждан.

Итак, простой рабочий, вполне обыденно приличный человек, с которым мы до этого долго говорили "за жизнь", в том числе, о справедливости и отсутствии таковой, затем рассказывает мне о планах дочери:

- Закончила кулинарный, теперь еще подучится и станет технологом.

- И куда – на сыродельный или в какой-нибудь ресторан?

- Нет, в эти… в инспекции.

- Так там же зарплата совсем маленькая?

- Так зато там можно жить! Вот к нам приходит пожарник, а я в это время за старшего, и я ему сразу, мол, скажи прямо, что надо. Тот говорит, что нужно столько-то кубов вагонки – забирай, и делу конец. Так, для видимости только что-то написал… Так что инспекция – это уже нормальная жизнь!

И это – не исключение, это уже вполне массовая психология и образ жизни. А какая идеология является выразителем таких интересов? Если дочка устроится в инспекцию, этой семье социальная справедливость и тесно связанный с ней социальный контроль очень ли будут нужны?

Не знаю, осознают ли этот феномен нашей жизни и массовой психологии наши правые, делают ли они именно на него ставку, но если у них есть шанс, то он, похоже, здесь.

Специально для Столетия


Эксклюзив
20.01.2023
Владимир Малышев
Не только валютные резервы России, но и ее золотой запас мог «уплыть» на Запад.
Фоторепортаж
24.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Третьяковской галерее проходит выставка, посвященная 150-летию со дня рождения мастера.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..