Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
29 января 2023
"Правые" смертны, патриоты вечны

"Правые" смертны, патриоты вечны

Александр Горбунов
22.03.2007

Наблюдения за происходящим позволяют говорить о том, что правая политика на Западе, пройдя через ряд серьезных мутаций, выродилась в нечто не совместимое по сути с классической "правизной". Признаки перерождения стали проявляться, конечно же, не сегодня. Однако, именно ситуация наших дней заставляет говорить об окончании западной право-консервативной идеологии и политической практики, а также о виртуализации самого феномена.

При этом вовсе нельзя сказать, что правоконсервативный проект исчерпал себя и угас естественным образом. Напротив, идеи, основанные на здоровом традиционализме, здоровом отношении к труду, исповедании веры предков и отстаивании национальной идентичности востребованы, казалось бы, как никогда. Но при этом они либо отданы на откуп праворадикальным движениям, либо "выкинуты" из программных установок крупнейших партий, исторически носящих консервативные лейблы.

В случае с попаданием в праворадикальный дискурс охранительная, выступающая за развитие, но с позиций разумного критицизма, полезная для государства и народа идеология маргинализируется усилиями СМИ. Все, что говорит во Франции Ле Пен, в Германии представители НДП, в Америке Бъюкенен или, того хуже, какой-нибудь Линдон Ларуш, тут же становится поводом для насмешек, подозрений и оскорбительных намеков. И уже именно в таком виде поступает в оборот массового сознания. Разумеется, никакого реального воздействия ни на умы большинства современников, ни на политический процесс, подаваемые медиакратией в качестве острой приправы, радикалы не оказывают.#!#

Если же с позиций традиционализма начинает выступать представитель более респектабельной полтической силы, он быстро оказывается в ряду неудачников. Стоило итальянскому политику Рокко Буттильоне высказаться в Европарламенте о том, что он, как христианин, считает гомосексуализм грехом, а брак союзом, который позволяет женщинам рожать детей и находиться под защитой своих мужей, как сразу же на него обрушился вал критики. Профильный комитет Европарламента по вопросам юстиции, гражданских свобод и безопасности отклонил кандидатуру Рокко Буттильоне, который должен был возглавить комитет. Было проведено два голосования: на втором депутаты проголосовали заодно и против того, чтобы Буттильоне был вице-президентом Еврокомиссии. Несмотря на рекомендательный характер голосования, Буттильоне был заменен сговорчивым португальцем Баррозу.

Стоило Жаку Шираку выдвинуть в качестве своего возможного преемника Доминика де Вильпена (аристократа по происхождению, умеренного консерватора и традиционалиста), и вся Франция запылала огнями тысяч подожженных машин. Повсюду на улицы вышла праздная, в основном "цветная" молодежь, начались массовые бунты. И все по поводу якобы очень страшного и неудачного законопроекта Вильпена, где он предлагал немного ограничить трудовые льготы, предоставляемые Французской республикой молодежи. Вильпен в мановение ока с помощью телевидения превратился в монстра и посмешище. И выдвиженцем французских "правых" на пост президента стал Саркози. Самое смехотворное – это фальшивая поддержка, которую оказал ему явно принужденный к этому Ширак, давно питающий личную ненависть к своему "выдвиженцу".

Николя Саркози – это символ умирания французской, европейской и вообще западной правой политики. И дело здесь, конечно же, не в том, что Саркози не природный француз и имеет внешность довольно странную для лидера знающих толк в эстетике галлов. Важно другое: никаких внятных правых ценностей этот политик не предлагает. Ну не считать же таковыми его явную близость к американским неоконсерваторам.

Ведь если бывший глава МВД Франции – символ выхолащивания правого спектра, то фигурами, выражающими содержание процесса, являются нынешние правящие "неоконсы" из Вашингтона. Фактически команда Буша полностью дискредитировала те установки и идеи, которыми, как это теперь окончательно видно, манипулятивно воспользовалась для завоевания симпатий избирателя. На заклинания республиканцев об отвержении идеи однополых браков, недопустимости клонирования, а также на их демонстративные реверансы в сторону религии консервативная Америка откликнулась. Победа над популярной связкой Гор-Либерман была одержана в сверхтяжелой борьбе, выявилось, что ровно половина общества настроена более или менее консервативно. И она, эта половина, сделала ставку на республиканцев.

В итоге и мы, и они получили войну в Ираке. Войну в Афганистане. И еще раз войну в Ираке. А в ближайшей перспективе, вероятно, войну в Иране. Это все или почти все. Если, конечно, не считать ставшими ритуальными выпады в адрес России и маниакального стремления окружить ее сетью радаров и недружественных государств-лимитрофов. Не последним "подвигом" Буша, конечно же, является и обнародование тезиса социофашиста Майкла Ледина об "исламском фашизме".

Между тем, никакого отстаивания реальных правых позиций, никакого выстраивания насущных консервативных проектов и контрпроектов не происходит ни в самих США, ни за их пределами. Повсеместно продолжается наступление на христианскую религию со стороны содомизированных и сатанизирующихся медиа и массовой культуры. По- прежнему идет перекрой учебников, из которых вымарываются неугодные с точки зрения политкорректности авторы, имена, исторические деятели. Например, неполиткорректными в самих штатах теперь считают Марка Твена и президента Джефферсона. Рядовое белое население запутывается в сетях все новых и новых постановлений и законов, отдающих предпочтение при приеме на работу, на учебу, в социальные программы небелых граждан.

Подобные темы нынешняя республиканская администрация не смеет не то что затрагивать, но даже и упоминать. Правда, стоит ли так долго говорить, если дочь нынешнего вице-президента Чейни – открытая лесбиянка, а сам ее папа в ходе президентской предвыборной гонки заявил, что он лично против однополых браков ничего не имеет.

Республиканское лицемерие началось уже довольно давно. Уже во времени правления Рональда Рейгана наиболее радикальные критики видят начало крушения последних надежд на возрождение "правильного" правого уклада. Известно, что именно при Рейгане секты сатанистов были официально разрешены и избавлены от преследования со стороны полиции. Этот досадный курьез еще можно с натяжкой объяснить необходимостью легализации неадекватных существ для наилучшего мониторинга их деятельности спецслужбами...

Однако, как объяснить другое: явное нежелание рейгановской администрации оздоровлять духовную обстановку в обществе, самоустранение от процессов в системе государственного строительства, образования и массовой коммуникации? Кроме того, была запущена так называемая "рейганомика", заложившая под реальный сектор экономики бомбу замедленного действия и отдавшая экономическое будущее в безраздельное господство финансовым олигархам. Пока ястребы "холодной войны" Тэтчер и Рейган упивались позорным предательством горбачевцев и стратегической победой над СССР, в их собственных странах была заложена основа для последующего полного демонтажа правоконсервативного сегмента. Он был умело размыт, подменен, девальвирован, расколот и поставлен под сомнение.

Уже Дж. Буш-старший, пришедший к власти на волне эйфории и доверия к республиканцам по результатам противостояния с Советами, беззастенчиво обнажил мутацию, произошедшую с "хорошими парнями" из политического вестерна. Смысл одного из его значимых высказываний заключался в том, что задача политики состоит в умелом оперировании злом, присутствующим в мире. А смыслом его политики стали жестокие бомбардировки Ирака.

Сын значительно превзошел отца. Теперь правая политика полностью дискредитирована. Настоящие ее приверженцы видят, что действия администрации Буша - просто-напросто грубый вариант глобализации, а все отсылы в сторону традиционных ценностей – лишь лицемерная завеса. Левые же и леваки вскоре соберут богатый урожай, который им дадут военные неудачи вашингтонских "ястребов". Многие порядочные люди в Европе оказались в трудном положении. Левых (с проповедью вседозволенности) они поддерживать не могут. А правые выглядят столь жалкими марионетками дяди Сэма, что быть на их стороне становится стыдным!

В России ситуация несколько иная. Российские левые партии – и ортодоксальная КПРФ, и современная "Справедливая Россия" - это левые несколько другого толка. В их программные установки не входит борьба за права секс-меньшинств, за легализацию наркотиков.

Если говорить о наиболее перспективной из них – партии С. Миронова, то она приобретает хороший "товарный вид" накануне выборов еще и потому, что на наших глазах происходит разочарование людей в догматических формах "правой" политики. Большого смысла держаться за названия, за ни чем не подкрепленные фетиши и ритуальные заклинания о "традиционных ценностях" нет. Как нет никаких сомнений и в том, что деятельный политик может реально отстаивать данные ценности, находясь в актуальном политическом движении.

Между тем, "Единая Россия" сделала робкую попытку заявить о "русском проекте", тем самым обозначив свою близость к традиционно понимаемой "правой модели". Партия сразу же получила по рукам от медиакратии, от искусно формируемого общественного мнения, и о затее больше не слышно.

Если классической правой политике и суждено возродиться, то скорее всего это произойдет в России. Но для этого нужно значительное время. В нынешней же ситуации нет возможности на этом настаивать. Не существует должных опорных моментов, как в самой стране, так и в мировой политике. Следует переносить установки, идеи, методы в реально существующий политический процесс.

Следует овладевать реальностью, а не вымышленными фантомами и красивыми названиями. Бесплодность последнего показывает щедро финансируемый и шикарно названный "Союз правых сил" (СПС) – лево-либеральная организация, ориентирующаяся на США.

Истинная платформа всякого настоящего политика – патриотизм. А уж какими эпитетами он будет аранжирован - не столь важно. Необходимо вести патриотическую, государство- и народоохранительную работу. А то, как это все получше назвать, решат историки и потомки.

Специально для Столетия


Эксклюзив
20.01.2023
Владимир Малышев
Не только валютные резервы России, но и ее золотой запас мог «уплыть» на Запад.
Фоторепортаж
24.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Третьяковской галерее проходит выставка, посвященная 150-летию со дня рождения мастера.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..