Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
5 февраля 2023
Операция "Гляйвиц-2006"

Операция "Гляйвиц-2006"

24.01.2006

"Оранжевый" штурм Севастополя вполне возможен. Несмотря на захват российского маяка с помощью наемной студенческой массовки, реанимировать тело "оранжевой революции" не удается. Срочно нужен сильный допинг – возможно, кровь. Тем более, что противники Ющенко перешли в успешное контрнаступление именно в Крыму.

Где же сотни тысяч китайских оранжевых шарфиков? Увы, их уже никто не носит: стыдно. Между тем политконсультанты Ющенко прекрасно знают: в парламентских выборах победит тот, кто контролируют улицу. А "оранжевые" контролируют улицу все меньше, и не только в Донецке.

В такой ситуации промедление грозит полным провалом: политическая кампания, как и вооруженное восстание (впрочем, восстание – тоже политическая кампания) требует наличия страшного, но уязвимого и быстро слабеющего противника и нарастающих успехов, которые сплотят массовку и деморализуют оппонентов.#!#

Таким образом, начав осаду российских баз в Крыму, нужно довести ее до победного конца. Иначе можно потерять остатки рейтинга.

Так значит, штурм? Вполне возможно. Во всяком случае, в начале 1990-х, когда еще была реальная возможность договориться о российской принадлежности Севастополя, Ельцина достаточно легко сломили угрозами штурма штаба Черноморского флота и других объектов украинским спецназом (это был блеф – но угроза оказалась сильнее ее практического исполнения). Уже известное предложение пустить на штурм маяков испытанную боями в Чечне гвардию УНА-УНСО рассматривалось, но было отвергнуто. Даже если один–два объекта будут захвачены, такой захват военных баз явно провластными военизированными формированиями, ведущими боевую историю еще с гитлеровских времен, сделает легитимным применение оружия для обороны остальных российских баз и настроит общественное мнение против Ющенко с его бандеровцами: начнется давно ожидаемый раскол Украины.

С точки зрения классической военной пропаганды, идеальный сценарий, мобилизующий население на войну и безоговорочную поддержку власти, должен предусматривать имитацию вероломного нападения – убийства мирного населения и пр. Хорошо подготовленная имитация такого нападения помогает привлечь на свою сторону и внешние силы. Например, исключительную роль в политической подготовке первой международной агрессии против Ирака стало раскрученное западной прессой заведомо ложное сообщение о резне, якобы устроенной иракскими солдатами в кувейтском родильном доме. Вьетнамская война началась с "Тонкинского инцидента" – ложной ночной тревоги на американских кораблях. Ну и начало Второй мировой войны, - знаменитый приграничный Гляйвиц, "захваченный" немецкими солдатами, переодетыми в польскую форму…

Не стоит забывать, что "зверские преступления режима" или "оккупантов" и дальнейшие политические манипуляции с трупами "невинных жертв" – почти обязательный элемент типовой бархатной революции на ее финальном этапе. Если нужно, трупы могут быть похищены даже из морга, как это было в Темишоаре при свержении Чаушеску. Впрочем, нам ближе другие "бархатные революции", произошедшие в СССР в 1990-91 годах, тем более, что они сопровождались (особенно на Кавказе) блокадой и захватом военных объектов и армейских складов. Технология была проста: впереди шла безоружная массовка – как правило, женщины и дети, а за их спиной вооруженные "освободители". В большинстве случаев военные объекты были сданы без единого выстрела.

Первые жертвы, приписанные "русским оккупантам", появились в 1990 году – во время демонстрации в Тбилиси, когда там якобы рубили старушек саперными лопатками. Следующим эпизодом с обвинением армии и КГБ в "убийстве мирных демонстрантов" была "поющая революция" в Литве – в частности, события 13 января 1991 года вокруг вильнюсской телебашни, во время которых "русскими снайперами" было убито несколько демонстрантов и сотрудник "Альфы". На самом деле по толпе стрелял не вильнюсский ОМОН, а боевики "Саюдиса". Генпрокуратура СССР успела расследовать и доказать, что стрельба велась из леска у подножия телебашни из мосинских трехлинеек. Было найдено место, где стояли стрелки, винтовочные гильзы и даже водочные бутылки. Результаты расследования были доложены Верховному Совету СССР, но тут настал август 1991 года, когда спектакль с трупами "невинных демонстрантов" был повторен в Москве с неизменно превосходным результатом.

Главное в "бархатной революции" – массовая истерическая "раскрутка" крови с помощью СМИ, после чего "революция" побеждает; в крайнем случае, это происходит по сценарию "вооруженного народного восстания".

По имеющейся в нашем распоряжении информации, администрация Ющенко все больше склоняется к решению "крымского вопроса" по сценарию, сходному с тбилисскими и вильнюсскими событиями. Вокруг одного из российских объектов собирается массовый "оранжевый" митинг (возможно многодневный, с палаточным городком). После доведения мероприятия до нужного градуса, ситуация "разогревается" анонимными стрелками, стреляющими как в российскую, так и в "оранжевую" сторону, после чего, либо начинается захват объекта (или всех объектов сразу) толпой, либо международный кризис...

Наиболее удобная площадка для инцидента – Севастополь или его ближайшие окрестности: в конечном счете, ключевой объект – именно главная база Черноморского флота. В качестве вероятного места называется также мыс Херсонес.

Конечная цель акций в Крыму – не захват маяков, а "бархатный" захват российских военных объектов в автономии (самому же украинскому флоту нужны не маяки, а весла). На "окончательном решении Севастопольского вопроса" особо настаивают НАТОвские структуры, которым срочно нужна база для базирования флота НАТО, постоянное присутствие которого (помимо турецкого) в Черном море планируется с 2006 года в рамках масштабной и постоянной "контртеррористической операции". Это также поставит крест на возможностях мирного отделения Крыма от Украины и даст старт давно разработанному проекту Анкары по "стратегическому переселению" в Крым турок.

Возможно ли противостоять захвату Севастополя по "вильнюсскому" сценарию? На первый взгляд, "оранжевая" сторона готовит хрестоматийный мат в два-три хода и выхода нет. На самом же деле, далеко не все потеряно. Прежде всего, главный способ срыва подобных спецопераций – максимальная огласка (что мы, собственно, и делаем). Обвинение Ющенко в подготовке провокации в Севастополе либо заставит его отказаться от плана, либо существенно "смажет" его реализацию.

Второе направление – общественные акции противодействия. Не только контрдемонстраций у соответствующих объектов, но и "засветки" подозрительной активности, прежде всего перемещений оранжевой "массовки", должностных лиц, съемочных групп западных телекомпаний. Прекрасно действующий прием – "видеопикетирование" учреждений со съемкой входящих и выходящих лиц бытовыми видеокамерами ("видеопикетирование" нарядов полиции – любимый рабочий прием европейских исламистов).

Неплохую технологию опробовали и антиглобалисты, устроившие "Интернет-охоту" на Буша на одном из саммитов: увидев кортеж, наблюдатели с мобильного телефона звонили в редакцию сайта, который фактически в режиме реального времени информировал о перемещении американского президента. Кстати, открытое наблюдение деморализующе действует именно на "силовиков", которые привыкли быть охотниками, но не дичью.

СНД – Киев – Москва


Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
30.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Историческом музее в Москве проходит выставка, посвящённая Транссибу.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..