Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 февраля 2023
Обмен опытом инноваций

Обмен опытом инноваций

Юрий Болдырев
11.10.2010
Обмен опытом инноваций

Вот радость: к нам едет Шварценеггер, причем не просто так, а не иначе как для обмена опытом в области развития высоких технологий и инноваций. И это правильно: ведь кто не знает, что до него Калифорния была сущей дырой, захолустьем, а вот пришел терминатор и с нуля поднял Силиконовую Долину…Похоже, вообще глобальный шоу-бизнес и Голливуд играют с нашей властью (а заодно, значит, и со всеми нами) злую шутку. В высокопоставленных головах выстраиваются нехитрые схемы, в которых именно герои шоу-бизнеса, а также их образы жизни и методы действия играют главенствующую роль. И вот уже существо подменяется позой, а содержание – формой.

Но, здраво рассуждая, объясните мне, в чем разница между выступлением должностного лица перед обычной телекамерой или перед камерой, транслирующей выступление в блог? Разница лишь в том, что в первом случае изображение сразу идет на телевидение, а уже оттуда, если это окажется кому-то интересным, перекочевывает в Интернет, во втором же случае последовательность обратная: сначала в сети, а уже затем те же официозные телеканалы демонстрируют все то же самое основной подавляющей части населения. Прорыв в высоких технологиях информатизации, как будто, налицо – по внешней форме. Но по сути: во-первых, все это, включая и технику, и ее программное обеспечение, создано не у нас, а мы – лишь пользователи; во-вторых, в части обеспечения тем самым действительно свободного доступа масс населения к объективной информации ни малейших подвижек не замечено.

В частности, как подавались заявления противников и оппонентов лишь в пересказе под нужным пропаганде углом, так это нам блестяще продемонстрировали на всех телеканалах в минувшие выходные в отношении белорусского президента (напомню, еще недавно, как будто, партнера и руководителя союзного государства) и теперь. И те же совершенно непристойные приемы психологической обработки населения. То есть, уши наши «пожалели», явные образцы белорусского «хамства» так и не привели. Максимум, что я услышал, это определение политики российского руководства как «близорукой» - так разве это не верх мягкости и деликатности? Но зато прокрутили ускоренно запись жестикуляции белорусского лидера. И тем представили его этаким никчемным невротиком. После чего, для совсем тупых, еще и разжевали – дали «психологический портрет» белорусского президента: личность маниакальная, с гипертрофированным чувством собственной значимости. А если так же ускоренно прокрутить записи наших – слабо? И психологические портреты у наших совершенно противоположные – беспрецедентно кроткие и скромные труженики на ниве блага для общества?

При этом, разумеется, сам интернет дает нашим гражданам, пока, к сожалению, лишь меньшинству, новое качество доступа к информации, но причем здесь наши власти? В этом их заслуги пока также не замечено. Во всяком случае, приведенный выше пример с подачей конфликта нынешней российской власти с руководством Белоруссии представляется весьма и весьма красноречивым.

Равно впрочем, как и освещение ситуации с Лужковым и его отставкой. Сейчас нас вдруг взялись «добросовестно» просвещать: как в Москве вместо дорог и парков строили бесконечные коммерческие офисы, бизнес-центры и элитное жилье – а то мы этого и сами раньше не знали и не чувствовали. Но напомню: совсем недавно пресс-секретарь президента поясняла, что у бывшего московского мэра был выбор – уйти по-хорошему или по-плохому. По-хорошему не захотел, и потому, стало быть, нас сейчас ему вслед так усердно просвещают. А если бы ушел по-хорошему, так и не было бы таких проблем – все бизнес-центры оказались бы уместны, а на парки и дороги места не хватало бы объективно?

Более того, еще напомню, какой-нибудь десяток лет назад нам со всех телеканалов вбивали в головы, что Лужков не просто нехороший человек, а практически убийца – чуть ли не своими руками уничтожил какого-то американского бизнесмена (что-то связанное с дележом прав собственности на гостиницу «Рэдиссон-Славянская»). И куда затем, особенно после объединения двух партий в единую, делись все эти обвинения? Невольно закрадывается и подозрение, что нынешние наши высочайшие обвинения Лукашенко в причастности к исчезновению оппозиционеров – такого же рода: только пойди Лукашенко в «чувствительных» для нашего привластного бизнеса вопросах на попятную, сдай интересы своей страны нашему олигархату, и куда денутся все обвинения и вопросы?

…А еще интересно, будет ли наш обмен опытом с заокеанским терминатором в сфере высоких технологий односторонним, то есть, только они нас научат, или же взаимным – и мы их тоже? Не зря же Россия ранее уже вложила семьсот миллионов долларов в красочный рассказ на выставке в Китае о наших не достижениях, но еще только планах. Планами можно щедро поделиться и с американцами, более того, здесь их, пожалуй, без особого труда можно и превзойти.

Тем более, что в планах у нас, да еще и уже реализуемых – на уровне объявления конкурса, например, такие глобальные «инновации», как создание за государственный счет специальной социальной сети для врачей и их пациентов. Такое явно даже терминатору в голову не придет – не на то у них в Калифорнии мозги направлены. Так и представляю себе их беседу, в ходе которой заокеанские гости спрашивают:

- А зачем нам делать за госсчет отдельную, тем более, единую социальную сеть для врачей? При необходимости, множество таких групп вполне может возникнуть, конкурировать и развиваться самостоятельно в рамках уже имеющихся сетей.

- Да как же вы не понимаете: ничего делать не надо, а полсотни миллионов рублей ведь можно просто распилить – разложить по карманам!

- Но ведь сверху могут прихватить – посадят на долгие годы, если не десятилетия…

- Да нет, сверху все – свои.

- Тогда не сверху, а со стороны – оппозиция в Конгрессе возбудит расследование, независимый финансовый контроль GAO, независимый прокурор?

- Да это просто: оппозиция должна быть навечно в безусловном меньшинстве – на это есть свои избирательные технологии; меньшинство самостоятельное парламентское расследование проводить права иметь не должно; независимый финансовый контроль – Счетная палата – у нас теперь тоже зависимый; а о независимом прокуроре даже и речи быть не должно – выжигать подобные идеи каленым железом…

Как вы думаете, примерно такой обмен опытом инноваций там сейчас происходит, или какой-то иной?

Что ж, возможны и варианты. Например:

- И как это вам в Калифорнии удается нобелевских лауреатов, тем более, даже иностранцев, привлекать? Мы вот только что пригласили двоих наших бывших соотечественников-физиков, работающих в Манчестере и получивших за свою работу Нобелевскую премию, а они что-то не спешат? Вообще, в чем дело, в чем разница: почему спортсменов привлекать и даже прямо перепродавать из клуба в клуб удается, а этих выскочек физиков – нет?

И что ответит терминатор? Как он объяснит (если сам, надеюсь, понимает), что между большой наукой, к которой он по должности некоторым образом почти причастен, но точно не дока, и шоу-бизнесом (к которому теперь практически есть основания относить и почти весь большой спорт), в которым он точно собаку съел, дистанция колоссального, просто непреодолимого, во всяком случае, методами шоу-бизнеса, размера? А даже если и объяснит, наши-то поймут ли?

С другой стороны, мы все, как граждане своей страны, заинтересованы в том, чтобы поняли. Попробуем внести свой посильный вклад, например, так:

- Видите ли, ученые обычно стараются работать не только там, где им сиюминутно, по каким-то, может быть, амбициозным соображениям, что-то предлагают, но там, где на их квалификацию и труд есть долгосрочный спрос. Предположим, у них есть выбор - им предлагают свои объятия две страны. Одна из них производит свои военные корабли – последнее слово и материаловедения, и математического моделирования, и многих других передовых областей науки и техники. А другая упорно гнобит остатки своего прежнего действительно передового на высшем мировом уровне судостроения (а в Высшей школе экономики под научным руководством бывшего министра экономики этой страны и административным руководством мужа действующего министра успешно защищаются диссертации с тезисами о необходимости закрытия в вузах кораблестроительных факультетов, так как отрасли такой уже нет…) и намеревается закупать десантные вертолетоносцы за рубежом. Как вы полагаете, какую страну, даже при прочих равных, выберут ученые?

А если и «прочие» далеко не равные? Возьмем даже не материальный аспект, но, например, если в одной стране им предлагают свободу жизни и передвижения в условиях общей высокой степени безопасности, а в другой обещают построить лишь специальное гетто в Сколково – с отдельной хорошей налоговой службой, милицией и т.п.?

А еще если они знают, что первая страна всеми возможными способами крепит свои отношения с союзниками и тем самым, в том числе, обеспечивает себе расширение рынков сбыта для высокотехнологичной продукции и стабильный спрос на научные исследования, а другая сдает последнего союзника – обвиняет его в том, что без нас его мясо, молоко и продукция машиностроения (а также защищающая его западные рубежи система противовоздушной обороны) никому не нужна? Что, кстати, в отношении последнего – системы ПВО – действительно абсолютно верно, но в отношении остального верно лишь частично – в силу корпоративности остального мира и его нежелания пускать на свои рынки конкурентов…

И какой выбор должны сделать ученые?

Есть, конечно, еще такое понятие, как Родина. Но если вы хотите, чтобы подобные понятия тоже работали, наверное, не надо от них целенаправленно отвращать – всей насаждаемой в стране политикой и моралью, включая самое недвусмысленное поощрение оффшорного сокрытия всех концов бизнесов и реальных прибылей.

…Это все я в дополнение к тому обмену инновационным опытом, который должен сейчас происходить у наших руководителей с заокеанскими доброжелателями.

И, кстати, коли уж мы затронули такие понятия, как Родина, не могу не откликнуться на один комментарий к моей предыдущей статье. Смысл его сводился к тому, что если бы полтора десятилетия назад знать, как свои же власти теперь будут обращаться с нашими природными ресурсами, так надо было выступать не против СРП (соглашений о разделе продукции), а напротив, приветствовать. Что ж, надо признать: бесконтрольная и безнаказанная власть всегда может сделать что-то еще хуже, нежели вы ожидаете. Но следует ли из этого, что нужно не исправлять свою власть (что, как мы знаем по опыту, весьма и весьма нелегко), а сдаваться противнику?

Да и логика эта не нова – использовалась она и пятнадцать лет назад. Пожалуй, ее вообще можно признать весьма и весьма универсальным обоснованием всякого предательства: если свои, скажем мягко, не вполне совершенны, так давайте побыстрее сдадимся противнику. Правда, попробуйте предложить такую логику терминатору, то есть, простите, губернатору Калифорнии – что он вам ответит? Предложите ему, мол, если Калифорния не идеально справляется с пожарами, так пусть отдаст территории, например, Кубе? Что, уровень жизни на Кубе низкий? Тогда пусть отдаст Финляндии – там уровень жизни и порядка высокий. Что он вам ответит?

Другой автор комментария, среди иных рассуждений, спрашивает, что же симптоматичного в уголовном преследовании одного из бывших проводников СРП по фактам весьма заурядного мошенничества с недвижимостью? Да то и симптоматично, что мошенничество одно и то же, просто в разных сферах и в разных масштабах.

Возвращаясь же к идее первого упомянутого мною комментатора, добавлю: эволюция бывших проводников СРП далеко не случайна. Другой ключевой активист теперь ведет блог на популярнейшей радиостанции, и чему посвящен один из его опусов? Оправданию генерала Власова. То есть круг логики естественно замыкается: предатели – с предателями.

Кстати, в тех краях, откуда к нам прибыли для обмена опытом инноваций, предательство не поощряется, какими бы сказками оно ни обставлялось…

Специально для Столетия


Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..