Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
31 января 2023
Нефть, газ и... биоматериалы

Нефть, газ и... биоматериалы

Александр Горбунов
04.06.2007

Заявление Федеральной таможенной службы о введении режима ограничения бесконтрольного вывоза из России биологических материалов вызвало бурю возмущения в российских СМИ. Государственные органы и соответствующие лица, в чью обязанность входит защита национальных интересов, были представлены жестокосердными и некомпетентными. Их опасения по поводу генетической безопасности преподносились не иначе, как фантомные страхи и фобии, взятые из запасников "холодной войны".

Естественно, доктринерам проамериканизма разговор о возможности разработки антироссийского генетического оружия положено считать "полнейшим бредом". К примеру, утверждается, что генетическое оружие не может быть применено против России, так как наша страна многонациональна. Но нельзя же не замечать, что в общем населении России русские до сих пор составляют 79% населения. То есть из каждых десяти человек, восемь – русские. Если прибавить сюда украинцев и белорусов, а также людей, чьи близкие родственники имеют русское происхождение, выяснится, что с точки зрения генотипа страна почти на 90% однородна. Есть еще большая группа татар. Но они – такие же граждане России, стало быть, речь идет о вывозе и их биологических, а следовательно генетических материалов.

Можно и дальше многозначительно крутить пальцем у виска при упоминании о самой возможности ведения войны в столь "фантастических" и "ненаучных" формах. Не замечать позиции экспертов, занимающихся многолетними профессиональными исследованиями в сфере генетики. Один из них, Александр Баранов, глава Института генетической безопасности, даже был обвинен не в чем-нибудь, а в "лысенковщине". А все потому, что взялся разъяснить особенности воздействия на большие этнические группы с применением генномодифицированных микроорганизмов (бактерий и вирусов).#!#

Среди прочего, А. Баранов довольно убедительно обосновывает мотивы сбора биологических данных именно у лиц, постоянно проживающих на той или иной территории. Брать биоматериалы у русских, живущих на Западе, бесполезно по той причине, что их геном адаптирован к иным микробиологоическим условиям.

В качестве одного из фактов, подтверждающих опасения, Баранов привел историю с атипичной пневмонией. При изучении пораженных этим странным заболеванием выяснилось, что подавляющее большинство из них были представителями монголоидной расы. А ведь вирус, появившийся в Юго-Восточной Азии, находили затем в самых разных частях планеты. Только и там он настигал в основном выходцев из азиатских стран.

Но поразительными выглядят даже не "странные" совпадения, но упрямое нежелание разобраться в проблеме со стороны критиков "обезумевшего государственного монстра". Между прочим, хотят они того или нет, генотип большинства из них тоже содержит русские признаки. От него, от генотипа, не открестишься с такой легкостью, с какой иные служители пера и микрофона отказались от своей духовной или, как модно нынче говорить, "ментальной" принадлежности.

Увы, те, кто раньше убеждал нас, что с Запада не может придти ничего, кроме дружбы и гуманитарной помощи, намерены и дальше стоять на своем. Они настолько увлеклись игрой, что даже не замечают: реальная угроза может быть создана для них самих и их детей.

Однако, как это часто бывает, само государство в очередной раз дало критикам железобетонный аргумент. Наше государство, приходящее в себя после двадцатилетнего анабиоза, совершает непростительные ошибки.

В ситуации с приостановлением вывоза билогических материалов (а в официальных документах речь идет именно о "приостановлении") есть страдающая сторона. Это десятки или даже сотни детей, которые ждут очереди на операцию по пересадке костного мозга.

На данный момент у нас не существует банка данных потенциальных доноров, которые могли бы спасти этих детей. Такие банки данных есть только за границей. Для того, чтобы ими воспользоваться, необходимо вывозить образцы различных тканей организма. Говорить о том, что маленьких страдальцев не слишком много в огромной стране, чудовищно. Необходимо сражение за каждую жизнь, если оно возможно.

По-видимому, ведомства, готовившие "приостановление вывоза", как это часто бывает, просто не удосужились вспомнить о нескольких сотнях больных детей. Иначе постановление принималось бы уже с заранее прописанным регламентом, касающемся данной специальной категории. Абсолютно ясно, что вывоз нескольких десятков наборов детских образцов никакой генетической безопасности подорвать не может. И если меры по отношению к столь малочисленной и столь значимой группе своевременно приняты не будут, то грош цена и нашему государству, и всем благим намерениям его представителей.

Следует, правда, заметить, что рьяные критики, в том числе и представляющие медицинское сообщество, настаивают на полной отмене приостановки вывоза материалов, содержащих генетическую информацию. И вот это уже по-настоящему настораживает.

Генетика генетикой, но когда мы говорим о вывозе биологических, "человеческих материалов", следует понимать, что имеется в виду не нечто абстрактное, но вполне реальная кровь, образцы костной, соединительной и других тканей. А может быть, и эмбриональные клетки? Может быть, и человеческие органы (сердце, печень, почки)? Чем не кандидаты на попадание в рубрику "биологические материалы"?

Подспудно и вполголоса уже давно ведется страшный разговор о том, что Россия помимо углеводородного сырья и красивых девушек для борделей в 90-е годы превратилась в поставщика "донорских" органов. Причем случаи похищения бездомных детей для последующего превращения в отнюдь недобровольных "доноров" нередко попадали в прессу. Это свидетельствует о масштабе явления.

Гораздо больший масштаб приобрела практика абортов на поздних сроках беременности. Как известно, получаемые посредством этой разновидности убийства эмбрионы являются наиболее богатым источником стволовых клеток. Стволовых клеток алчут любители "чудодейственного" омолаживания.

Мраком окутаны и многие истории с донорскими органами, происходившие в наших больницах. Апофеозом стало возбуждение спорного и нашумевшего уголовного дела, возбужденного прокуратурой против врачей 20-й московской больницы. Печально известной, кстати, своим отношением к больным, о чем мне известно не понаслышке. После того уголовного дела на долгое время трансплантация органов не проводилась по всей стране. Должно быть, в конкретном случае врачи и не были виноваты – суд их оправдал. Но на ровном месте подобные судебные процессы не возникают.

Вместе с тем скандальное ток-шоу "Большой донор", прошедшее на голландском телевидении, показывает, сколь остра проблема нехватки донорских "биоматериалов" на Западе. Плохо скрываемой тенденцией стало использование частными клиниками "цивилизованных" стран органов "неизвестного происхождения" для трансплантации. В частности, в Южной Америке, в Мексике или Бразилии организованная преступность практикует похищение людей, нередко детей, именно с целью последующего изъятия почек или печени, недостающих какому-либо богатому жителю США или Канады.

В любом случае, как и всякая серьезная проблема, регламентация вывоза биоматериалов не может сводиться к плоским схемам, привычным для многих российских журналистов. Их готовность впадать в нигилистическое неистовство, пользуясь любым не до конца продуманным движением государства, соседствует с абсолютной "слепотой" по отношению к реальным угрозам.

Современный мир таков, что угрозы в нем неожиданны, принимают формы, еще вчера действительно казавшиеся фантазиями.

Положительным итогом происходящего стало бы правовое урегулирование в пользу страдающих детей. Полная же и безоговорочная отмена решения, продиктованного реалиями жестокого времени, будет означать еще одно досадное поражение российского государства.

Специально для Столетия


Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
30.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Историческом музее в Москве проходит выставка, посвящённая Транссибу.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..