Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
31 января 2023
Либеральная оттепель или либеральный прорыв?

Либеральная оттепель или либеральный прорыв?

Юрий Болдырев
31.03.2008
Либеральная оттепель или либеральный прорыв?

Уже не первый месяц «либеральные» СМИ вновь и вновь возвращают нас к вопросу о том, будут ли избранный президент России Д. Медведев прямым продолжателем курса ныне еще действующего президента В. Путина, или же грядет «либеральная оттепель»?  

Как это и свойственно большинству СМИ, видящих свое предназначение, даже под прикрытием свободной дискуссии, тем не менее, в навязывании обществу тех или иных штампов, и здесь мы, как правило, имеем дело не с ясными и однозначными дискуссионными позициями, а с некоторыми мифами, лишь затуманивающими суть дела. Попробуем что-то прояснить.  

Итак, в чем «недостаточный либерализм» нынешнего режима, можно сказать, доставшегося новому президенту в наследство? Перечень претензий известен: это и ограничения свободы слова и средств массовой информации, и давление на бизнес, и ограничение свободы политической деятельности, включая партийное строительство, и практически не ограниченный произвол чиновничества всех уровней, и достигшая уровня национального бедствия всеразъедающая коррупция, и раздувание в сознании общества образа внешних врагов и угроз, и соответствующая новая милитаризация страны и ее экономики, и необоснованное провоцирование конфликтов с соседями, прежде всего, с Западом...  

Перечень претензий, как мы видим, весьма внушительный. И как-то, как будто бы случайно, абсолютно совпадающий с перечнем претензий, предъявляемых нам Западом. Из чего можно сделать вывод, что Запад – просто наш друг и доброжелатель, видящий совершенно объективно наши недостатки и искренне стремящийся нам помочь их искоренить...  

Но принимать другую крайность тоже вряд ли уместно. А именно, довольствоваться тем, что вся эта критика – критика наших недоброжелателей, а значит, можно на нее вообще не реагировать… Тем более, что и сама власть в ряде своих заявлений дает понять, что недостатки видит и собирается их исправлять.  

Из всего многообразия претензий «либералов» для начала (в этой статье) выберем лишь две и на их примере попробуем разобраться, что может и должно быть скорректировано и каким образом. Причем, выберем не по порядку претензий, а в соответствии с наиболее заметными заявлениями и действиями самой нашей власти.  

Прежде всего, обратили на себя внимание заявления действующего президента Путина о том, что Медведев отнюдь не мягче, и что Западу будет иметь с ним дело отнюдь не легче. Не знаю, какие цели преследовал Путин, делая такие заявления (ведь политики вовсе не обязательно заявляют все, что думают, тем более на международной арене), но, по сути, они совершенно обоснованы. И если окажутся верны и подтверждены действиями нового президента, в добрый путь.  

И, понятно, это отнюдь не потому, что мы как-то заинтересованы в ухудшении отношений с Западом, «раздувании конфликтов» и в тому подобном. Просто, в условиях нарастающего давления Запада, причем, не только на Россию, но и практически на весь мир, стремящийся проводить политику, в той или иной степени свободную от подчинения воле и интересам Запада, у России есть всего лишь два выхода. Первый - противостоять Западу в его экспансии, и это никоим образом не должно трактоваться как недостаток «либерализма». Второй – сдаться Западу. Но, не говоря уже о моральной стороне такого решения, на многочисленных примерах окружающей нас действительности мы видим: к большей свободе общества и его граждан (не к формальным свободам, как в Ираке или Афганистане, а к реальным свободам жить, развиваться, конкурировать, в том числе, и с самыми сильными в мире) такое решение, разумеется, не приводит и приводить не может.  

Обратили на себя внимание обильно цитируемые высказывания нового президента на Госсовете в Тобольске в защиту малого бизнеса. Вплоть до требования запретить вообще какие бы то ни было проверки малого бизнеса (на которых формально и неформально кормятся многочисленные контролирующие органы). Эти заявления, тональность всего обсуждения и высказывания присутствовавших должностных лиц, включая планы резко повысить удельный вес малого бизнеса во всей структуре нашей экономики – все это многие комментаторы восприняли как яркие проявления действительно либерального начала в планах и разворачивающейся деятельности нового главы государства. Но все ли здесь так однозначно?  

Начнем с надежды на то, что глава государства не будет понят так прямо, как это поспешили сделать многие, в том смысле, что контроля за малым бизнесом теперь вообще не будет. Да ведь и сам автор идеи не сказал, что контроль полностью отменяется, а лишь акцентировал внимание на проблеме и гиперболизировал возможные, вплоть до самых крайних, подходы к ее решению.  

Действительно, можно, конечно, слепо идти в ногу со временем и заявлениями руководства, искренне увериться в том, что все исчадия ада у нас сидят в контролирующих органах, а агнцы и ангелы – в малом бизнесе. Но ведь это, мягко говоря, неправда. Даже и при нынешнем, и впрямь зачастую избыточном контроле, тем не менее, случаев вреда, наносимого действиями недобросовестных предпринимателей обществу и гражданам, включая элементарные отравления некачественной пищей, более чем достаточно. И если кто-то искренне верит в то, что после отказа от какого-либо госконтроля (включая санитарный и пожарный), все малое предпринимательство в едином порыве начнет честно приумножать ВВП страны на благо общества и граждан – это величайшая утопия. И даже если представить себе такое чудо, что нынешняя генерация малого бизнеса исполнена самых благих планов именно так и поступить, в нашем реальном-то весьма жестоком мире мы что получим? Известно: все, кто хотел честно, будут немедленно выброшены на обочину, а их место, в условиях полной бесконтрольности, займут те, кто сейчас промышляет любыми иными видами криминального бизнеса. Можно ли это не понимать и можно ли об этом забывать?  

То есть, «построен», а также подоен и обстрижен при таком подходе малый бизнес будет в любом случае. Разница лишь в двух составляющих.  

Первая: кто это будет делать – государственные структуры, страдающие сами полной бесконтрольностью и безнаказанностью, или структуры криминальные. А с учетом того, что и сегодня в этом вопросе есть некоторый паритет, строго говоря, изменится лишь соотношение удельных весов тех, кого малый бизнес сегодня везет на своем горбу.  

Вторая: при внешне более или менее благополучной статистике «развития малого предпринимательства» в стране, какова при этом в общем объеме этой статистики будет доля истинно самодеятельного и самостоятельного малого бизнеса, а какова – структур, лишь формально самостоятельных, а фактически лишь юридически отпочкованных от бизнеса большого, но полностью неформально контролируемых более или менее монопольными хозяевами…  

Применительно к последнему, возникает вопрос - можно ли отделить одних (истинно самостоятельных, действительно «малых»), от других – выделенных лишь в рамках «налоговой оптимизации»? Можно. Но что для этого нужно – еще больше либерализма и ухода государства из вмешательства в бизнес? Или же, напротив – подлинное усиление государства, его контролирующего и, уж извините, репрессивного аппарата? 

В целом нельзя не обратить внимание на то, что вся школа современного российского либерализма, апологеты которой в значительной степени и сегодня определяют политику нашего государства, страдает одним совершенно принципиальным дефектом. Она отказывается признавать, что свято место пусто не бывает, и при устранении госконтроля на смену легальному (государственному) контролеру, сборщику налогов, организатору того или иного, всегда несовершенного, но все же порядка, обязательно придет другой – нелегальный, криминальный. Давление на бизнес (и финансовое, и административное) тем самым никоим образом не уменьшится, но изменится его субъект. Место субъекта публичного в таких случаях неминуемо занимает субъект теневой, криминальный, устанавливающий порядок уже в своих интересах, и иными, отнюдь не более цивилизованными методами. И это – прогресс общества и государства, истинная либерализация?  

Если же быть честными, конечно, не понимать такие простые истины невозможно. Но, в разговорах начистоту мне неоднократно приходилось слышать, что да, действительно, роль госвласти в таких случаях берет на себя «естественная самоорганизация», и она, конечно, применительно к бизнесу, особенно малому, как правило, носит криминальный характер. Но… и далее парадоксальный вывод: это все равно прогресс, так как, во-первых, это регулирование менее бюрократизированное и потому более эффективное; во-вторых, даже если права человека (за которые эти «либералы» так самозабвенно выступают) при этом и нарушаются (а какими методами устанавливается «порядок» на рынках, мы знаем), то нарушаются они… не государством.  

Из чего можно сделать логичный вывод, что вся эта великая борьба идет отнюдь не за то, чтобы нам, уж извините, не давали по мордам. А всего лишь за то, чтобы вот именно эта конкретная рука (рука государства) была в праве нас мордовать ограничена. Всем остальным – можно…  

Но тогда что же получается - тупик? Выходит, помочь нашему малому бизнесу на самом деле никак и невозможно?  

Нет, возможно, но только, если быть честными, сделать это можно отнюдь не на вульгарно-либеральных рельсах, не по этим, уже неоднократно опровергнутым жизнью и дискредитированным рецептам.  

Ведь что есть малый бизнес, в отличие от бизнеса большого? Какое место он занимает в экономике, обществе и государстве? Только, пожалуйста, без прекраснодушной демагогии о величии этого места – каково это место на самом деле? Ответ, в соотнесении с местом большого бизнеса, известен: малый бизнес – слабый. Выжить и развиваться он может (повторю, я говорю о подлинном малом бизнесе, а не о рядящихся в него подразделениях крупных структур, и не о выделенных полурабах, работающих на одного «хозяина») исключительно под защитой большого и сильного – государства. А всерьез развиваться и стать реальным фактором развития национальной экономики он может, только если перестанет быть слугой двух господ – бесконтрольного чиновника и криминальной (или полукриминальной) «крыши». Для чего государство должно, как минимум, на этом поле, стать силой безусловной, чей авторитет и чье единовластие не может подвергаться ни малейшему сомнению.  

Это – подлинный путь либерализма, то есть предоставления истинной свободы развития для бизнеса. Но путь, совершенно невозможный без радикального усиления государства, без ежечасного и ежеминутного подтверждения единовластия государства на этом поле мощнейшей силовой составляющей, жесточайшим репрессивным аппаратом, направленным против всех, кто препятствует выполнению государством в сфере регулирования малого бизнеса роли единственного управляющего, единственного регулятора и единственного арбитра. Способны мы на такую истинную помощь своему малому бизнесу?  

А это сегодня зависит не только от организационных усилий, но, в не меньшей степени и от другого – от того, способны ли мы так и только так понимать свободу бизнеса. То есть, как свободу не продаваться, кланяться и все равно быть битым, но свободу быть абсолютно защищенным своим государством, которому в этом случае, как хорошему хозяину, и налоги платить не жалко…  

То, о чем я говорю, многим может показать утопией. Не применительно к миру вообще, но, как минимум, применительно к нашей стране, к России. В том смысле, что у нас и «фашизм – не пройдет», и «коммунизм – не пройдет» - «у нас вообще ничего не пройдет»…  

Но при таком подходе, то есть признавая подлинно мафиозную сущность всей современной российской экономики, не надо и делать вид, что занимаемся развитием малого бизнеса...  

Если же всерьез хотим что-то сдвинуть, то, как это ни парадоксально, решая проблему ограничения «давления на бизнес», в данном случае, на малый бизнес, придется не только оказывать давление на свой собственный госаппарат (не устранить его, в частности, запретить проверки, а, уж извините, начать его толком «строить» - в соответствии с задачами государства), но и ужесточать… давление на бизнес. Имея в виду на этот раз бизнес другой – самый крупный, который должен стать и национально ориентированным (ориентированным на поддержку своих, отечественных производителей) и элементарно добросовестным - заказчиком и партнером для отечественного малого бизнеса.  

Это - реальная проблема. По сложности – несоизмеримая с каким-нибудь рекламным отказом от проверок малого бизнеса санэпиднадзором.  

Но если власть возьмется решать вышеописанные подлинные проблемы, это может стать реальным прорывом России – и в современное будущее, и в подлинный (не спекулятивный) либерализм.  

 

 

Специально для Столетия


Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
30.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Историческом музее в Москве проходит выставка, посвящённая Транссибу.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..