Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
5 февраля 2023
Круглый стол после резни

Круглый стол после резни

Александр Самоваров
28.03.2006

24 марта состоялось примечательное событие. В московской синагоге на Большой Бронной, в той самой, где некто Копцев весьма сомнительным способом пытался сражаться за русскую идею, собрался круглый стол, чтобы обсудить тему: "По следам резни на Большой Бронной. Первый диалог между еврейской общественностью и "третьей" силой России".

Я пошел туда по одной простой причине: из списка приглашенных на дискуссию лиц было понятно, что банального обсуждения происшедшего не будет.

Но не так просто оказалось переступить порог дома, где живет чужой бог. Хотя дискуссия проводилась не в храмовых помещениях, а в светском конференц-зале, было всё же чрезвычайно неуютно. И не мне одному. Поэтому, когда я увидел редактора газета "Завтра" Проханова, то поздоровался с ним, как с родным, хотя еще недавно в одной из своих статей весьма нелестно о нем отозвался. Он также пожал мне руку, и думаю, что если бы мы были знакомы немного ближе, то и обнялись бы.#!#

Формально круглый стол был собран некой организацией, которую возглавляет политолог Трофимчук. Он заявил, что его организация – это объединение умеренно настроенных русских патриотов. При всем уважении к Трофимчуку мне показалось, что главными организаторами этого круглого стола был вовсе не он, а "хозяева дома".

Но будем считать это мелкой политической хитростью, которая не имеет ровно никакого отношения к сути происходившего.

Между прочим, Трофимчук сообщил собравшимся, что многие предполагаемые участники круглого стола, как со стороны евреев, так и со стороны русских, отказались участвовать в этом диалоге. С его слов я понял, что приглашения были разосланы вовсе не "умеренным русским патриотам", а как раз наоборот. Именно с теми, кого называют экстремистами, видимо и хотели поговорить напрямую.

Один из таких приглашенных, депутат Госдумы в ответ на приглашение ответил, что православному человеку запрещено переступать порог синагоги. Тогда организаторы круглого стола послали запрос в Московскую Патриархию. Из нее пришел ответ, что никаких запретов на посещение православными синагоги нет и быть не может. Другое дело, что православный не может молиться в чужом храме; а посещать – пожалуйста.

Этот ответ переслали депутату, но ответил просто: не могу и все.

Трофимчук в своем вступлении довольно толково объяснял, что просвещенный патриотизм лучше патриотизма радикального, именно просвещенного патриотизма и жаждет большинство русских. Он и дальше был готов развивать эту тему, но его прервал сидевший рядом со мной старый еврей: "Про тему мы все знаем, дайте слово Проханову".

И Александр Андреевич не подвел ожиданий. Он сказал, что между евреями и русскими лежат глубинные противоречия, и чтобы преодолеть их, неплохо бы было евреям простить Копцева, и такой поступок лучше всякой пропаганды вызовет со стороны русских патриотов уважение к евреям. И второго Копцева уже не будет. И что нужно сесть за стол переговоров и прекратить взаимную ненависть. А с помощью судов и правозащитников проблему не решить.

В ответ раввин синагоги на Большой Бронной сказал, что для него Копцев не нечто абстрактное, а человек, который ударил его ножом в голову. Другой еврей по фамилии Регент сказал: если евреи даже и простят Копцева, то их же и обвинят в хитрости потому, что с такой статьей, как у Копцева, снисхождения ждать не приходится.

…Я точно и коротко передаю смысл сказанного, ибо выступлений было много. Некий Энгель, функционер одной из еврейских организаций, заявил Проханову, что тот не имеет права говорить от лица русского народа, а он, Энгель, будучи функционером, может говорить от лица евреев. Но другой еврей, телеведущий Соловьев, иронично поставил под сомнение право Энгеля говорить от имени всех евреев. Однако Энгель вновь обвинил русских радикалов в лице Проханова в том, что они враги своего государства и, внося межнациональную рознь в общество, действуют на руку западным спецслужбам.

- Да, я агент Моссада, - признался Проханов.

- Я не видел вашу расписку, и этого утверждать не могу, - ответил Энегель.

С русской стороны была поднята проблема о еврейском происхождении олигархов. Сказали о Березовском, и евреи разом заявили: "А он не еврей, он крестился в православие, он храмы православные строил". Упомянули о Ходарковском. И снова все евреи разом выдохнули: "А он не еврей, он православный". Сидевший со мной рядом старый еврей сказал: "Миша хороший мальчик, но он не еврей, у него мама русская".

Далее последовали стереотипные взаимные обвинения. Оригинально прозвучало лишь то, что под руководством Бен Лазара уже подготовлены списки книг русских авторов, которые требуют запретить. И что часть русских литераторов по этому поводу тревожится, а другая часть возмущается, что не попали в эти списки.

…Примирителем сторон явился тележурналист Соловьев. Он сказал, что он еврей, но его прадед был георгиевским кавалером, оба деда прошли Вторую мировую войну, один из них погиб, и что делить людей по крови глупо. Он согласился с Прохановым в том, что между русскими и евреями существуют глубокие противоречия, что некоторые евреи-богачи сами подкармливали радикальных русских националистов, провоцировали их на конкретные действия, чтобы потом кричать, что в антисемитской стране их евреев-богачей преследуют не потому, что они нарушили закон, а потому, что евреи.

Ряд евреев повторили одну мысль: мы все патриоты России.

Со стороны русских прозвучало утверждение, что русский антисемитизм и фашизм – это миф. Сидевший со мной рядом старый еврей сказал: "Понятно, что выдумка. Вопрос – кто это выдумал?"

В заключении один из евреев как бы между прочим произнес фразу, в которой и заключалась, как мне представляется, вся идея этого круглого стола: "Давайте договоримся: господа евреи не трогают русских националистов. Господа националисты не трогают евреев".

А значит, аналогичное предложение, высказанное ранее на сайте "Столетие", нашло подтверждение на этом круглом столе.

Специально для Столетия


Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
30.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Историческом музее в Москве проходит выставка, посвящённая Транссибу.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..