Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
1 февраля 2023
Какой культуры не хватает для модернизации России?

Какой культуры не хватает для модернизации России?

Юрий Болдырев
09.08.2010
Какой культуры не хватает для модернизации России?

Пока мы тут отдыхали, во власти, оказывается, не покладая рук трудились. Думали, как нам модернизировать страну и чего для этого не хватает. И додумались. Известный чиновник президентской администрации, которому уже давно приписывают лавры и роль некоего серого кардинала Кремля, заявил, что не хватает… культуры. Надо понимать, не высокопоставленным чиновникам, а всему населению.

Что ж, кто станет спорить? Наверное, подлинная культура (не путать с теми или иными отдельными произведениями культуры и культурными мероприятиями) – это именно то, чего всегда не хватает: кому больше, кому меньше; кто это осознает лучше, а кто-то и вообще не понимает, о чем речь… И уместно предположить, что подобные заявления сверху могут найти соответствующий отклик в различных слоях населения, прежде всего, среди самих «деятелей культуры», особенно если под сурдинку подбросят деньжат на те или иные «культурные мероприятия». Но вот только одно ли и то же мы имеем в виду, когда беспокоимся о культуре?

С чего начать? Начнем со «здравствуйте». Но здесь, вроде бы, принципиальных отличий нет. Нельзя сказать, чтобы «здравствуйте» и «до свидания», а также «спасибо» и «пожалуйста» наши люди, в отличие от немцев, французов и американцев, так и не освоили. И с мытьем шеи и чисткой зубов тоже, вроде бы, особых проблем нет. А уж чтобы все «модернизированные» как один радикально лучше нас знали свою отечественную и мировую литературу и музыку, разбирались в живописи, наконец, сами писали картины и сочиняли поэмы – этого и в помине нет. Значит, речь о какой-то иной культуре?

Тогда зайдем с другого - простого и, казалось бы, бесспорного. Выезжаешь с дачи, поворачиваешь на дорогу – и кругом свален мусор. Причем, очевидно, выброшенный из проезжавших мимо машин. То есть, не от безысходности выброшен, не от того, что действительно некуда девать, а до мусорного бачка дотащить сил не хватает. Нет. Просто культура такая: что я его в своей машине буду везти до ближайшего контейнера, если можно просто взять и выбросить…

А теперь в стране небывалая сушь – и полыхают пожары. Но почему они полыхают – все само загорается? Нет, в огромном количестве случаев налицо либо целенаправленный поджог, либо поджег непреднамеренный – связанный с особенностями этой самой культуры. Действительно: если бросать мусор на дороге нельзя, но, тем не менее, можно, то и в лесу и в поле костер разводить или, как минимум, курить, с одной стороны, конечно, нельзя, но, с другой стороны, разумеется, можно…

И получается, что большой чиновник как будто совершенно прав: все дело в народной культуре. А власть – она лишь сокрушается, что ей, такой здравой, профессиональной и ответственной (помните наши министры финансов какими-то доброхотами неоднократно признавались даже «лучшими в мире»), тем не менее, народец какой-то такой неудачный достался. И хорошо бы его как-то перевоспитать, а то, может быть, и вообще заменить…

Но что-то слушаешь, читаешь о том, как живут другие, например, те же немцы, которые, как известно, просто образец воспитанности именно в тех вопросах, где у нас полный провал. И выясняется, что культура, прежде всего, культура поведения, даже в таких вопросах, как обращение с мусором и защита от лесных пожаров, живет и развивается не сама по себе, а весьма и весьма в русле, целенаправленно задаваемом или, как минимум, поддерживаемом государством. И нельзя не заметить, что чистота на дорогах поддерживается, в том числе, просто драконовскими штрафами за любой выброшенный в окно машины даже и окурок. А от лесных пожаров немцев защищает не просто культура (в данном случае – сознательная дисциплина), но еще и повсеместно на въездах в лес устанавливаемые видеокамеры. И, разумеется, система жестких и совершенно неотвратимых наказаний для тех, кто рискнет нарушить правила и запреты. Кто это все устанавливает и затем реализует? Разумеется, государство, государственная власть. И вот уже ей совсем даже не приходится сетовать на то, что культура у немцев слабовата. Была слабовата – подтянули. Причем, конечно, подтягивали не один десяток и даже не одну сотню лет. Но ведь интегрально, если рассматривать господствующую тенденцию за весь период, именно подтягивали, а не напротив - не разрушали. Вот и результат.

И возвращаемся к нашим пенатам. Да, была и у нас попытка расставить всюду даже не на въездах в леса, но хотя бы по столице, по Москве видеокамеры наблюдения – и что? И сначала выяснилось, что примерно из сотни тысяч камер, на которые были полновесно выделены деньги, тридцать тысяч оказались фальшивыми – просто муляжами. А затем к этому добавилось, что даже и там, где камеры настоящие, тем не менее, видят и фиксируют происходящее они почему-то весьма избирательно, а, например, трагическое ДТП с участием вице-президента «Лукойла» взяли и якобы проморгали… И что здесь – культура населения виновата?

Следующий пример. Слушаю интервью с каким-то чиновником, имеющим отношение к принятию решения о строительстве дублера Ленинградского шоссе через Химкинский лес. И с его слов получается, что противники строительства ничего не предлагают и потому деструктивны и даже некультурны – в смысле культуры принятия решений. Хорошо, допускаю, но в чем здесь культура принятия решения? В том, что где-то кто-то что-то публично обсуждал? Или в том, что какие-то органы власти написали решения, приняли их, поставили на них подписи и синие печати?

А вот в чем отсутствие этой самой «культуры» (но только не у защитников леса, а у власти), это очевидно: права и интересы граждан не уважаются. Специально подчеркиваю: не взгляды и мнения, а именно права и интересы. Ведь упомянутый в начале статьи работник нашей сверх либеральной администрации, говоря о нехватке у населения культуры, надо понимать, имел ведь в виду не какую-то там культуру общего дела, а культуру взаимоотношений между субъектами именно в рыночной среде – я не ошибаюсь?

Так в чем же эти совершенно неуважаемые властью индивидуальные права и интересы? Да в элементарном. Люди ведь у нас теперь живут не во временном государственном (которое и в советские времена было практически постоянным и почти полной собственностью), а в своем личном, собственном, имеющим не только те или иные более или менее спорные характеристики комфортности и удобства, но еще и прямую рыночную оценку. А каков главный девиз риэлтеров всех времен и народов? Известно: месторасположение, месторасположение и еще раз месторасположение. И вот принимается решение, прямо и недвусмысленно снижающее рыночную стоимость вашего жилья, например, в полтора раза. Я не говорю о таких понятиях как «малая Родина», о привычном образе жизни и удобстве и т.п. Я говорю о сугубо рыночных категориях, легко поддающихся учету. Что должны делать люди, чья собственность от таких решений радикально падает в цене? Что они собственно вообще должны «предлагать», в чем должна быть их «конструктивность»? Очевидно: искать пути решения проблемы, в данном случае – оптимальный маршрут новой трассы – дело власти, может быть, по согласованию с обществом. Но и найти способ в полном объеме скомпенсировать ущерб всем тем, по кому те или иные варианты решения, принимаемого в общих интересах, тем не менее, бьют самым непосредственным образом – это тоже дело и ответственность власти. Но эту обязанность и ответственность (кроме, может быть, уже случаев совсем явных – сноса домов для освобождения площадки) власть с себя сняла. Так и у кого же после этого не хватает культуры?

Более того, можно привести и примеры уже совсем явного ущемления прав жителей тех или иных территорий, никоим образом даже не спровоцированных каким-либо «общим благом». Один из ярких примеров – насыпные территории в Финском заливе на окраине Васильевского острова в Петербурге. Представьте: у вас была квартира в доме, окна которого выходят на залив. И не то, чтобы какая-то там уплотнительная застройка – нет перед заливом больше места для стройки. Значит, стоимость Вашей квартиры определяется, в том числе, таким понятием как «первая линия у воды». Но кто-то другой решил вашу собственность у вас прямо и очевидно украсть, только не путем кражи непосредственно квартиры, но путем оттеснения вас с первой линии от воды куда-то вовнутрь квартала. Сказано – сделано. И вот работает техника, в заливе насыпается грунт, затем стройка, новые кварталы… – и вот уже ваша собственность имеет совершенно иную стоимость, а «первую линию» снова продали за очень не маленькие деньги. Вновь купившие, конечно, надеются, что уж их-то никто не подвинет. И, может быть, у них и есть тому основания. Но, может быть, сегодня основания есть, а завтра их уже и не будет – на нынешних «крутых» найдутся и еще более «крутые». И тогда другой вор у вора снова дубинку украдет. Это что ли «культура принятия решений»? Или это у народа «культуры не хватает»? Или же это власть себе присвоила право относиться к народу как к не людям, никакими правами не обладающим. Но тогда нехватка культуры у народа только и исключительно в одном – что он такую власть терпит.

И, наконец, о моральном климате, обеспечивающем или возможность или, напротив, принципиальную невозможность вообще какой-либо модернизации. Почему представители некоторых религиозных сект в рыночной конкурентной экономике массово достигают весьма впечатляющих успехов? На эту тему известно множество работ, исследований. А суть проста: если у кого-то не принято врать и обманывать, то, значит, к нему можно обращаться, он не подведет. Где-то подобное культивируется лишь на религиозном уровне, а где-то и на уровне всего государства, в том числе, используя весь его имеющийся аппарат принуждения и подавления. И если подобное поведение культивируется тщательно и последовательно, то можно пытаться выстраивать сложные производственные и технологические связи, без чего реальный научно-технологический прогресс невозможен. И, с другой стороны, если быстро «срубить» легкие деньги на обмане и махинациях невозможно, то капитал вынужден искать себе иные сферы применения, в том числе, связанные с долгим и кропотливым процессом подлинного научно-технологического развития.

А что же культивируется у нас?

Что люди, ранее отличившиеся отнюдь не кристальной честностью и добросовестностью, а поведением на госслужбе и около нее совершенно противоположным, затем в награду получают и далее высокие должности и (или) лакомые куски госсобственности в управление, это общеизвестно. И тогда молодые, перефразируя Маяковского, «делать жизнь должны с кого»? О кормлении и начетничестве, фактическом макропаразитировании вокруг «нанотехнологий» мы говорили уже неоднократно. Но разве это в безвоздушном пространстве, разве этого все вокруг не видят? Какая «модернизация», если самым недвусмысленным образом поощряется и культивируется откровенное и наглое мошенничество, желательно сразу в особо крупных размерах?

Ладно, это там, наверху, а что внизу?

Проезжаю по федеральной трассе «Дон» и в южной ее части вдоль дороги идут рынки – персики, абрикосы, арбузы и т.п. В одном месте персики по 40-45 рублей килограмм, в другом рядом – по 50-60. Спрашиваю, почему так дорого – вон у соседей дешевле? Ответ: зато у них весы такие, что они вам намеряют. Ради интереса проверяю – и действительно: обвес идет явный, чуть ли не в два раза. И дело не в том, что кто-то где-то жульничает. Дело в том, что делается это в нашей стране (не только на уровне правительства и «нанотехнологий», но и в самом низовом уровне и, понятно, не только на трассе «Дон» - просто здесь пример уж очень для всех очевидный) совершенно открыто и безбоязненно.

Ладно, юг далеко, но что в центре столицы, например, в метро? Массовая откровенная реклама жульнических конторок, «решающих проблемы»: торговля дипломами, трудовыми и медицинскими книжками, больничными листами и т.п. Это что – власть не видит? Что долго дискутировать о всяческой фальсификации всего и вся, о контрафакте, об опасностях, связанных с подделкой лекарств и авиазапчастей, если вся низовая откровенно преступная деятельность, ее прямая реклама осуществляется явно и открыто не где-то в стороне от властного взора, но на самом стратегическом и тщательно охраняемом объекте – в метро. Все видно и легко вычисляемо, а значит, и легко пресекаемо. Но только если есть такая задача…

Так это - вопрос культуры населения, которую теперь власть возьмется повышать? Или же это вопрос полной недееспособности власти, не умеющей или не желающей обман и воровство пресекать? А то еще и сознательной воли власти, не пресекающей жесточайше малейшие попытки и проявления мошенничества, а напротив, фактически именно такое поведение людей поощряющей и культивирующей?

И тогда какая «модернизация»?

Вопрос навскидку: если, предположим, в одной стране живут люди такие культурненькие-культурненькие (очень начитанные и в музеях побывавшие), умненькие и шустренькие, но очень жуликоватенькие, а в другой, предположим, пусть по сравнению с первыми как будто немножечко даже и тупенькие, но с культом честности и недопустимости какого-либо обмана, то в какой стране жизнь организовать достойно (в том числе, если требуется, и технологическую модернизацию провести) можно, а в какой, как ни крути, но все равно никак не удастся?

Специально для Столетия


Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
30.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Историческом музее в Москве проходит выставка, посвящённая Транссибу.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..