Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
8 февраля 2023
И счастья призрак на чужбине...

И счастья призрак на чужбине...

Борис Кагарлицкий
01.07.2008
И счастья призрак на чужбине...
Пока в Европейском Союзе не могут решить, что делать с ирландцами, провалившими референдум по новой конституции «объединенной Европы», российские дипломаты добиваются отмены виз для наших граждан, мечтающих эту «объединенную» посетить.
В западных странах русских туристов любят, но очень опасаются нового притока дешевой рабочей силы. Заработная плата и без того снижается. В прессе постоянно можно встретить жалобы на выходцев из Азии и Африки, которые заполонили западные столицы. Если убрать высказывания, мотивированные обыкновенным расизмом, то проблема сводится к двум частям. Во-первых, снижение заработной платы из-за конкуренции иммигрантов, готовых работать за гроши. Во-вторых, постепенное разложение традиционной европейской культуры из-за того, что новоприбывшие в нее не вписываются, живут по-своему и не понимают традиционных ценностей Старого Света.
Однако если поговорить с западным обывателем, то обнаруживаешь, что его волнуют не столько турки и арабы, сколько поляки и румыны. И главную угрозу своему благосостоянию он видит именно в выходцах из Восточной Европы. Эмиграция из южных стран постепенно сокращается под влиянием растущего числа запретов. Новое поколение европейских мусульман не только не собирается возвращаться назад, но и не чувствует связи с традиционной культурой. Во время молодежных бунтов на окраинах Парижа подростки жгли не только школы - этого, увы, и от наших подростков можно дождаться - но и мечети. Их главная мечта – стать французами, неотличимыми от остальных французов. И протестуют они именно потому, что им не дают такой возможности.
А вот дешевая рабочая сила из Польши и Румынии представляет проблему другого рода. Для того чтобы подрывать французскую зарплату, не обязательно даже перевозить польского сантехника в Париж. Зачастую рабочие места переводятся в Польшу. Новинка европейского трудового рынка – оптовые поставки рабсилы. Эстонская или польская фирма нанимает рабочих у себя в стране, платит им – по документам – зарплату на родине, по местным расценкам. А работать отвозит их в Швецию или Германию. Там их держат в бараках, кормят какой-то дрянью... Но все равно это лучше, чем безработица дома.
Следующая граница – Украина. Никто особенно не переживает, что две бывшие советские республики – Украина и Молдавия – превратились в резервуар дешевой рабочей силы. 7 миллионов украинцев работает за границей. Частично у нас, частично на Западе.
Россия – в следующем эшелоне. В силу наших социально-демографических особенностей интерес здесь представляют не столько строители и сантехники, которых выгоднее везти из Польши и со Львовщины, а квалифицированные специалисты. Благо у нас в стране им не слишком много платят, и не особо уважают. Опять же, в электронный век везти человека через границу не обязательно. Его можно эксплуатировать дистанционно, поручая решать те или иные задачи по интернету.
Возможно, стратегический смысл нынешней реформы образования состоит в том, чтобы, понизив интеллектуальный уровень собственного населения, нагадить Западу. Хотели поживиться за счет наших умов? А вот и не выйдет! Пять-шесть лет таких реформ - и «ловить» будет нечего. Утечку мозгов можно будет прекратить за счет полного отсутствия оных у молодого поколения.
Так или иначе, но речь идет об очень серьезной проблеме, от решения которой зависит социальное развитие обеих частей Европы. Несмотря на все крики про объединение континента, раскол его на Запад и Восток отнюдь не прекратился, он только принял новую форму. Более того, присоединение к Евросоюзу бывших коммунистических государств знаменовало не повышение их благосостояния и политического статуса до уровня «старой Европы», а напротив, закрепление их подчиненной роли в качестве «Европы второго сорта». Резервуара дешевой рабочей силы, необходимого для того, чтобы можно было продолжать снижение заработной платы и демонтаж социальных гарантий трудящихся Запада. Румыны и болгары, венгры и литовцы, голосуя за вступление в Евросоюз, полагали, будто теперь их поднимут до уровня французов или бельгийцев. На самом деле всё обстояло с точностью до наоборот: французов и бельгийцев предстояло опустить до уровня поляков и румын.
Элиты «новой Европы» ищут решение вопроса в более тесном альянсе с США, предполагая, что дружба с заокеанским «Большим братом» даст им дополнительные козыри в рамках Евросоюза. Увы, для большинства населения эта дружба не приносит ничего, кроме перспективы жить по соседству с военными объектами, которые могут подвергнуться нападению террористов.
Лидеры балтийских республик пытаются найти выход из идеологического кризиса, порожденного социальной деградацией своих стран, обвиняя во всем «советскую оккупацию». Иными словами, чем хуже идут дела после отделения от Советского Союза, тем больше виноват в этом Советский Союз. В самом деле, нельзя же винить в происходящем самих себя!
В этом плане градус антирусской и антисоветской истерии в балтийских республиках является своего рода барометром социального благополучия – неблагополучия - этих стран. Новый всплеск истерии, которая, казалось бы, начала угасать к началу 2000-х годов, свидетельствует о том, насколько плачевными оказались результаты участия балтийских государств в Евросоюзе и НАТО. Одно разве что печальное достижение: парней из балтийских республик снова посылают в Афганистан. Противник примерно тот же, только сражаться приходится под американскими, а не советскими знаменами. Впрочем, как говорят эксперты-экономисты, есть и еще одно различие. Специалисты, приезжавшие в Афганистан из СССР, занимались не только военно-политическими вопросами, но и пытались содействовать развитию страны. Сегодня каких-либо усилий по подъему экономики в Афганистане не наблюдается.
В то время когда правые реагируют на социальный кризис националистическими призывами, на левом фланге развернулась дискуссия о том, как повысить уровень заработной платы в Восточной Европе. В первую очередь этим вопросом озабочены западноевропейские профсоюзы. Речь идет о совместных общеевропейских действиях, направленных на то, чтобы установить единые базовые стандарты заработной платы. Во-первых, чтобы рабочим из Восточной Европы при переезде на Запад платили такие же деньги, как и их местным коллегам. Это сократит миграцию до уровня, продиктованного объективной потребностью в трудовых ресурсах, обеспечив для уже занятых мигрантов достойные условия существования. С другой стороны, задача состоит в том, чтобы приблизить заработки рабочих, занятых на производстве в восточноевропейских странах, к среднему европейскому уровню.
Вопрос актуален и для России, где на фоне бурного роста доходов всевозможных чиновников и стремительного становления процветающего среднего класса уровень жизни большинства рабочих остается позорно низким. Как оптимистически считает руководство Федерации независимых профсоюзов России, у нас доля заработной платы с себестоимости продукции сегодня составляет 20-25 процентов. Ученые – почему-то большинство склонно верить им - предлагают другие подсчеты: 10-15 процентов. С другой стороны, спорить не о чем, что в лоб, что по лбу, в ведущих странах Западной Европы этот показатель находится на уровне 60-75 процентов…
Для западных профсоюзов солидарность получает конкретное выражение в налаживании контактов с рабочим движением на Востоке Европы. Это и программы обучения кадров и акции протеста, направленные против головных офисов западных компаний, не желающих идти навстречу требованиям трудящихся, и отправка средств в забастовочные фонды. Именно этот вопрос окажется в центре внимания Европейского социального форума, который пройдет в шведском Мальмо осенью нынешнего года.
В свою очередь, на Востоке ситуация начинает меняться. Причем, если у нас в стране официальная Федерация независимых профсоюзов – по крайней мере, в лице своего высшего звена – совершенно не проявляет интереса к социальному форуму, в соседней Украине официальные профсоюзы включились в процесс. Последняя перед Мальмо подготовительная встреча проходила в их штаб-квартире, прямо на Майдане незалежности, а в ее рамках шло совещание профсоюзной сети.
Однако все эти достойные усилия могут натолкнуться на то же объективное препятствие, с которым сталкиваются и сами капиталистические элиты: мировая экономика вступает в полосу структурного кризиса. Это значит: новые миллионы безработных, стремление предпринимателей снижать заработную плату и обесценивание всех валют, а вместе с ними - и доходов трудящихся.
Очень трудно грести против потока, тем более что этот поток только набирает силу. И первой реакцией на кризис у капиталистов во всем мире является стремление надавить на рабочих, выжать из них больше труда за меньшие деньги и тем самым решить свои проблемы.
Но кризис - это еще и возможность изменения правил игры, шанс переломить ситуацию, отказавшись от политики, которая породила нынешние проблемы. И этот шанс, скорее всего, будет использован.
Сегодня российские элиты радостно объясняют нам, что нашей стране кризис не грозит, а высокие цены на нефть защитят нашу экономику как каменной стеной от любых бурь мирового хозяйства. Они ошибаются. Цены на нефть не существуют сами по себе. И определяются они не спросом на топливо - который далеко отстает от стремительно растущих цен - а положением дел в финансовой сфере, наличием в системе огромного количества «лишних» денег, которые непонятно куда девать. Это те самые деньги, которые в свое время были недоплачены трудящимся, украдены у общества – на Юге и Севере, на Западе и Востоке.
Так что кризис рано или поздно доберется и до нас, так же как добрался до нас дефолт, начавшийся из-за финансовых трудностей далекого Таиланда в апреле 1997-го. Радоваться здесь, разумеется, нечему, но и печалиться тоже. Ибо кризис глобальной системы дает нам шанс - как и всей периферии капиталистической экономики - пересмотреть свое место в мире, найти собственные решения, направленные на удовлетворение нужд общества, а не на повышение прибылей корпораций. Отечественных и транснациональных.
Специально для Столетия


Эксклюзив
07.02.2023
Николай Андреев
Казахское общество всё больше напоминает украинское периода Ющенко.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..