Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
29 января 2023
Есть ли у нас наверху союзники?

Есть ли у нас наверху союзники?

Ю. Ю. Б.
15.10.2007

Редкий случай: мне не стыдно за свою власть. Более того, я даже горжусь ею. Точнее, не всей властью, а отдельным ее представителем. Еще точнее – нашим министром культуры А.С. Соколовым. Может быть, не вообще, не во всем, но, как минимум, в его конфликте с руководством "святая святых" - Третьяковской галереи. И, как это уже неоднократно бывало, в этом своем чувстве я расхожусь со значительной частью своего слоя – творческой интеллигенции. Но что же тут поделаешь: без преувеличения, баррикада здесь проходит не между разными социальными слоями, а внутри каждого слоя.

Нельзя отрицать очевидное: как бы добры и гуманны мы ни были, тем не менее, к разным людям мы относимся не идеально уважительно и корректно вообще, а в зависимости от того, какое представление о них у нас сложилось. В том числе, в зависимости от того, как они сами себя подают, преподносят нам. И если кто-то очень гордится своей склонностью есть со свиньями из одного корыта и настойчиво демонстрирует нам эту свою патологию, вряд ли мы сочтем, что его стоит приглашать за наш стол.

Сказанное выше в полной мере относится к взаимоотношениям не только между отдельными людьми, но и между народами и государствами. И особенно важным это становится в ситуациях противостояний и возможных войн. Одно дело - притеснять, давить, душить и убивать равных себе, так же как и ты мыслящих, чувствующих, мечтающих и страдающих. И совсем другое – сметать с пути каких-то бесчувственных и аморальных тварей. В последнем случае, понятно, сомнений меньше и рука не дрогнет.#!#

В чем же, в условиях вечной конкуренции и нескончаемого противостояния стран и народов, было предназначение людей культурных, гуманных и мыслящих? Известно: "И чувства добрые я лирой пробуждал…" Великие гуманисты, художники, писатели, поэты, кинематографисты старались донести до ожесточенного и озлобленного мира, что вот этот самый простой человек, но оказавшийся в стане ваших врагов – такой же как вы; он - сын или дочь, отец или мать; он живет так же, как вы, так же радуется и скорбит, так же надеется или впадает в безверие.

Но художник художнику, разумеется, рознь. И далеко не все видят свое призвание и предназначение в том, чтобы пробуждать в людях лучшее, светлое. Более того, далеко не все и самореализуются в этом лучшем и светлом – грязи-то вокруг, действительно, предостаточно. Любители и ценители всегда найдут что-то на свой вкус. Что ж, в свободном обществе всякое имеет право на существование. И всякий имеет право творить – на том уровне, какого достиг и на каком живет сам. Но обязано ли поощрять подобную "самореализацию" государство? И тем более, уместно ли нам за наши же деньги поощрять или даже в принципе допускать представление России и русских за рубежом как моральных уродов, недочеловеков?

Не будем заблуждаться – речь не об отдельной спонтанной патологии, никак не стимулируемой извне. К сожалению, поощрения подобному "творчеству" и представлению его за рубежом как "откровения", отражающего какие-то значимые черты нашего народа, достаточно даже и без нашего щедрого государства. Причем, поощрение это никоим образом не случайно, а вполне системно, и оно исчерпывающе вписывается в нынешнюю глобальную стратегию управления миром.

Такой пример. Студентка из Великобритании едет на каникулы в Россию. В руках - изданный на ее родине разговорник "Говорим по-русски". Как вы думаете, что на обложке? Ну, угадайте с трех раз?

В рамках контекста вы можете предположить, что это какой-нибудь бородатый крестьянин в лаптях или босая девка в сарафане и кокошнике?

Или сибирский медведь под руку с тем же бородатым крестьянином на улицах Москвы?

Нет, совсем нет. Тогда что же?

Что на обложке нет ни первого искусственного спутника Земли, ни атомного ледокола, ни видов древнего Кремля, ни европеизированного Петергофа, ни даже единственного в мире и, несмотря на варварское целлюлозо-бумажное производство, все еще сохраняющего свое величие и чистоту Байкала, полагаю, вы и сами догадались.

Но тогда что же?

Вы удивитесь: на обложке разговорника "Говорим – по-русски" изображен… диковатого вида человек, явно не титульной для России национальности - в папахе и бурке, с кинжалом за поясом, на фоне заснеженных гор. Человек, для которого родным является явно не русский язык. И невредно напомнить контекст: происходит все это в период борьбы с "мировым терроризмом", олицетворяемым в сознании западного человека какими-то вот такого типа вооруженными людьми, с которыми разговор на равных – совершенно невозможен и бессмысленен. С такими не нужен да и невозможен равноправный диалог культур – этих "дикарей" надо принудительно оцивилизовывать, а их государства и общества – столь же принудительно демократизировать и модернизировать…

Если это не целенаправленная пропаганда, причем на самом тонком, подсознательном уровне, то что это еще?

К сожалению, ничего нового в этом нет. Веками гуманные европейцы и чернокожих представляли недочеловеками, и краснокожих, и индусов, и китайцев… Теперь, вроде, осознали, где-то даже и покаялись, ввели правила "политкорректности". Но традиции святы, и, как минимум, в методологии создания нужных враждебных образов отступать от них никто не собирается.

Беседую со своим приятелем, художником-любителем. Рассказываю ему, что случайно соприкоснулся в Подмосковье с прекрасными местами, где жил художник Константин Юон, картины которого представлены, в том числе, кстати, в Третьяковской галерее. Возникает идея: сделать (не на продажу, а так, для себя, для души) современные картины – виды тех мест, которые век назад запечатлел Юон (эти места и сейчас узнаваемы). Мой приятель говорит, что у него есть знакомая художница, у которой здорово получались пейзажи. Но затем сам же и сомневается: "Правда, сейчас она, может быть, уже и разучилась. Ведь она зарабатывает на жизнь, и пишет теперь, в основном, то, что востребуется от нас на Западе – всякую похабщину в российском антураже…". Специально подчеркиваю: не вообще похабщина востребуется, не от своих художников это требуют – нет, от своих они готовы "терпеть" и настоящее искусство. Но вот от наших – как-то так получается, что это совсем не нужно. Разговор этот, повторяю, не выдуманный и никак не приуроченный к нынешнему скандалу с выставкой в Париже, состоялся с год назад…

Я - не художник и не специалист в живописи. И не претендую, хотя свои пристрастия у меня есть. И, например, морские баталии Боголюбова (учителя Репина) или пейзажи Юона я ставлю несопоставимо выше знаменитого "Черного квадрата" Малевича, как бы кто-то ни предал меня за такую "отсталость" анафеме. Но Максим Кантор – специалист. Он написал прелюбопытную книгу "Учебник рисования". О чем она?

Пересказывать литературное произведение, тем более, в двух толстенных томах, конечно, дело неблагодарное. Не буду и пытаться. Но пафос этого произведения, как я его понял, прост и прозрачен: есть настоящее искусство, требующее высокой квалификации, которая просто так не дается, а значит, нужна полная самоотдача вплоть до самоотверженности - в стремлении овладеть техникой, усовершенствовать, отточить ее. И плюс огромная работа души и мысли, способность откликаться на окружающий мир и отражать его в своих произведениях… И есть халтура, фальсификация искусства. Но не просто так, не для толкучки, а халтура высшего уровня – для ценителей подмены понятий, смещения целей и ценностей, потери ориентации в пространстве и времени. Для ценителей, прежде всего, зарубежных, готовых расплачиваться за такую художественную гапоновщину и звонкой монетой, и не менее звонкими призами, званиями и титулами. И для подмены таким "искусством" настоящего создана целая глобальная инфраструктура – со своими институтами, академиями, всемирно признанными авторитетами и, разумеется, звонкоголосыми певчими… Со своей "тусовкой", где все заодно: и галеристы, и меценаты, и журналисты, и посредники между "творцами" и зарубежными заказчиками, и, разумеется, наши политики и чиновники от подобного "искусства"…

Понятно, роман - на то и литературное произведение, чтобы я не мог запросто описать его в одном абзаце. Но одну из ключевых идей я постарался передать, а если недостаточно полно, заранее прошу у автора прощения.

Не специалист я и в музыке. Но нужно ли быть особым специалистом, чтобы заметить, что Хворостовского, Нетребку, Спивакова и Мацуева Запад востребует, но, к сожалению, не как символ нашей страны и ее искусства для широкой публики. Массам представляется другое - "татушки" и "серебрушки". Согласитесь, даже при всем упадке нашей поп-культуры, эти - явно не образцы даже и на среднем имеющемся фоне. Но зато, как бы случайно, образцы они в другом – в том самом, что описывает в своем романе Максим Кантор. В том, чему потакает при организации выставки в Париже нынешнее руководство Государственной Третьяковской галереи, и чему, вопреки мнению нашей либерально мыслящей интеллигенции, решился противостоять наш министр культуры.

В том же, в чем я специалист, и в чем моя квалификация особенно не подвергается сомнению, на протяжении двух десятков лет мне приходится наблюдать практически те же явления, что Максим Кантор описал применительно к искусству живописи.

Так, есть наука – экономика. Но есть и еще одна наука, которую правильно охарактеризовать как особую разновидность экономики – вульгарно-либеральную. Дэвид Кортен в своей книге "Когда корпорации правят миром" блестяще описывает эту финансируемую транснациональными корпорациями в своих коммерческих интересах псевдонауку как мощный инструмент затуманивания мозгов. Основной метод этой "науки" Кортен характеризует примерно так: "А мы примем допущение, что эти факторы не действуют или оказывают ничтожно малое воздействие, и тогда…" А дальше – все то же самое, что и применительно к "продвинутому" искусству: своя мощнейшая инфраструктура, включая щедрые центры и фонды, международные конференции и семинары, зарубежные гранты и высокооплачиваемые лекции… Кстати, нетрудно догадаться, что периодическое присуждение нашим министрам финансов титулов "лучших в мире" - из этого же ряда…

Тесно связана с этой специфической "экономикой", а точнее, с целью и методологией подчинения всей мировой экономики своим собственным интересам, и соответствующая политика - недвусмысленное управление политическим процессом (а значит и экономикой) в независимых государствах через "демократически ориентированных" политиков и целые политические партии. Основной метод здесь, как и в сферах, которые мы обсуждали выше, прост – подмена понятий на практически противоположные. В результате право именоваться "демократическими" получают те, кто никоим образом не представляет интересы большинства населения страны, но отстаивает интересы зарубежного капитала и потому, естественно, щедро подпитывается из-за рубежа - через те же самые "научные" центры и фонды, гранты и возможность заработать на "лекциях", а также поддерживается путем промывания мозгов населению через "независимые" СМИ.

В результате кто представляет Россию на международных площадках? Прежде всего, естественно, власть, и это нормально. А кто представляет общество, в том числе, оппозицию? Те ли, кто заслуживает наибольшее доверие граждан, что отражается в той или иной степени (с поправкой на существенную степень авторитаризма режима) на результатах голосований на выборах? Нет, оппозицию представляют, прежде всего, те, кого за рубежом, из офисов транснациональных корпораций, хотят видеть у нас при власти. И ладно бы, если бы так формировались лишь делегации целенаправленно приглашаемой "общественности". Нет, мы сами, как минимум, наша собственная власть, которой мы дали такое право, делегируем в "общественную" палату именно… "либеральных" экономистов.

Сейчас, в воскресенье вечером, когда я пишу эту статью, по РТР демонстрируется весьма внятный фильм о реформах Франклина Рузвельта. Реформах, идеологически подготовленных еще его предшественником и родственником Теодором Рузвельтом с лозунгом: "Из всех форм тирании наименее привлекательной и самой вульгарной является тирания капитала". Очевидно, все, что делал Франклин Рузвельт – от целенаправленного стимулирования развития и прямого вмешательства правительства в сферы, где частному бизнесу работать на общество невыгодно, и до прогрессивного подоходного налогообложения - в корне противоположно насаждаемым у нас заповедям "либеральных" экономистов.

Казалось бы, сама жизнь сейчас подталкивает нашу власть к трезвому осознанию реалий мировой экономики и отказу от вульгарных догматов. Если бы из ныне преступно бессмысленно накопленных 555 млрд долларов полтриллиона долларов своевременно были вложены в развитие инфраструктуры сельского хозяйства и промышленности (в том числе, пищевой), сейчас мы не оказались бы перед лицом продовольственного кризиса, а наша власть перед самыми выборами не оказалась бы перед необходимостью осуществлять срочные популистские меры – действительно необходимые для защиты населения, но бессмысленные с точки зрения долгосрочного развития. И это будет еще не самая страшная плата за "либеральные" заблуждения – впереди угрозы куда более серьезные, к которым мы абсолютно не готовы.

Но если даже те, кто управляют нашими СМИ, отдавая дань великому президенту США Франклину Рузвельту, начинают понимать, что такое на самом деле мировая экономика и государственное управление, почему же и в нашем правительстве, и в "общественной" палате продолжают господствовать вульгаризаторы экономики?

Ответ известен: потому что, если в сфере культуры у нас наконец нашелся министр Соколов, не побоявшийся пойти против мнения "либеральной общественности", то в сфере экономики и госуправления в высших эшелонах власти такого человека до сих пор нет. Или он есть, но, в отличие от Рузвельта, все еще не решается быть последовательным?

То, что требование партии власти отправить министра культуры в отставку не было исполнено – хороший, обнадеживающий знак. Но не пора ли подать соответствующие знаки обществу и в сфере экономики и социальной политики?

Специально для Столетия


Эксклюзив
20.01.2023
Владимир Малышев
Не только валютные резервы России, но и ее золотой запас мог «уплыть» на Запад.
Фоторепортаж
24.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Третьяковской галерее проходит выставка, посвященная 150-летию со дня рождения мастера.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..