Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
29 января 2023
Динамит Диомида

Динамит Диомида

Александр Горбунов
05.03.2007

Послание Чукотского епископа Диомида неожиданно подхватили "Новые известия". Вслед за этим его стала обсуждать вся центральная пресса. Наверняка автор не ожидал подобного развития событий. Ведь обращался он к церкви и сугубо церковным людям, в церковном же издании.

Однако, либеральные СМИ поспешили сделать далеко идущие выводы о появлении "раскольников". Вместо сомневающегося по многим вопросам церковной политики епископа (при этом никак не видящего себя вне РПЦ) перед нами предстал чуть ли не новый ересиарх. Пункты диомидовских сомнений выкладывались в Интернете с пафосом тезисов Лютера. Мелькала в новостных сюжетах ТВ и деревянная церковь, где служит "несогласный". Только вот самого его видно почему-то не было.

Для начала я решил ознакомиться со сведениями по личности загадочного заполярного архипастыря. Мирская фамилия Диомида – Дзюба. Полное имя: Сергей Иванович Дзюба. Родился и вырос на Украине в семье рабочего. К просвещению и работе с людьми он тянулся всегда, чему свидетельством окончание им института и последующая работа в ДОСААФ.

ДОСААФ – это нормально. Прикладной спорт, подготовка к армии, обучение вождению автомобиля. Не путь для карьерного партократа, начинавшийся тогда в структурах комсомола. В 1986 году Сергей Иванович переместил себя, или Бог его переместил, в Духовную семинарию. Постригся в монахи и внутри РПЦ стал уважаемым за твердость позиций камчатским (!) священником Диомидом. Прославлял царя-мученика Николая раньше решения архиерейского собора. Закончил Духовную академию. Поехал на Чукотку, где был сперва очень недоволен Абрамовичем. Но после того, как Абрамович построил большой деревянный храм и помог с обустройством других религиозных объектов, епископ стал проявлять к олигарху-губернатору терпимость и даже лояльность.#!#

Нельзя назвать вопросы, поднятые епископом, неожиданными. Недовольство православной паствы многим из того, что было названо, существует. Молчание официальных церковных структур по поводу социальной несправедливости, по поводу бедствия, переживаемого народом, все больше воспринимается, как соглашательство. Даже несогласие с президентом по концептуальным вопросам, а именно соглашательство с политикой экономического блока правительства. Также и многих священников, и многих мирян раздражает настойчивое уклонение архипастырей от Поместного собора – канонической и вместе с тем демократической формы осуществления высшей церковной власти.

Загвоздка в том, что диомидовское "На том стою и не могу иначе" появилось лишь в Богоявление (19 января) 2007 года. В преддверии весьма важных государственных решений, во время обозначающегося серьезного сближения государства с РПЦ, незадолго перед объединением с Зарубежной церковью и накануне Всемирного русского собора.

Наверное, находясь на Чукотке, не всегда можно уловить актуальный расклад энергий и возможных перспектив. Если для появления внутрицерковного "голоса совести" было необходимо самое неудачное время, то его нашла группа неизвестных активистов из окружения Диомида. Кстати, на них, пока еще анонимных, в своем комментарии указал и митрополит Калининградский и Смоленский Кирилл.

Увы, "диссидентское письмо" просто изобилует несвоевременными мыслями. Так, в мае должно быть установлено каноническое общение с РПЦЗ. Известно, что одним из самых главных обвинений со стороны зарубежников в адрес РПЦ всегда был "экуменизм". И именно на экуменизме нынешней Московской патриархии со всей обличительной страстью настаивают подписанты. Известно, насколь нелегким, но в целом продуктивным был диалог с российскими мусульманами в последние годы. И вот в письме они классифицируутся, как люди абсолютно чуждые, с которыми у христиан почему-то "не может быть единого Всевышнего".

Крайне сложным, точечным, ювелирным путем РПЦ удалось вплотную приблизиться к введению в школы "Основ православной культуры", де факто добиться статуса религии "первой среди равных", подойти к уровню принятия государственных решений. И вот вам провокативное, не имеющее никакого насущного смысла, крикливое называние "большой восьмерки" масонским органом, готовящим приход Антихриста.

Я не могу противоречить сам себе. "Туземный ритуал" на месте тысячелетнего русского Православия нам действително не нужен. Многие миряне осознают и чувствуют боли, которыми руководствовался епископ, прикладывая свою подпись, вкладывая свои мысли в то, что появилось позже в массовом обороте.

Обидно, что побуждение епископа Диомида употреблено вовсе не так, как он думал. Ошибочное размещение поступка во времени и пространстве доказывает радостность, с которой приветствуется критика Московского патриархата нечестивыми. В том числе небезызвестным Глебом Якуниным.

Только вот на ком в первую очередь лежит ответственность за то, что письмо прямодушного пастыря оказалось столь несвоевременным? Столь удобным материалом для провокативных действий со стороны недругов Христа и его церкви.

Это слишком тяжелый вопрос, и его невозможно свести к действиям "скрывающейся группировки". По сути дела прозвучал очень тревожный сигнал, "первый звонок". Если Патриархия не воспримет его, дальше будет хуже. Наступил момент, когда накоплена критическая масса верующих, существенно изменен их качественный состав. Все больше это люди молодые; хоть и в разной степени, но образованные. Им уже невозможно, как бабушкам в 80-х и даже 90-х, объяснить любое явление в трех словах: "так сказал Патриарх".

Внутри церкви не должно быть недовольных, неудовлетворенных, не вдохновляемых самой церковью. Должно начаться более активное и продуктивное обсуждение и осмысление современности. Конечно же, должен быть созван Поместный собор. Конечно же, мнение "несогласных" должно быть услышано и учтено. Доверие мирян к Русской православной церкви как институту со временем должно все больше и больше расти. Что возможно только на основе выполенения ею фунций активной социальной и духовно-нравственной защиты.

Сюда входит не только организация благотворительности, не только хорошие слова и благие пожелания в кругу единомышленников. Церковь должна проявить себя институтом, способным на акт бесстрашного противостояния разрушительным тенденциям и силам. Стремиться быть первой везде и всегда в созидательных проектах.

Главное оружие церкви – слово. Оно должно стать социально-наполненным, оно должно призвать к справедливому перераспределению российского богатства. А уж начать бескомпромиссную ежедневную борьбу с пропагандой растления – первейшая и прямая задача.

Две трети населения страны погружены в мрачное, "подземельное" существование. Они – нищие. Подростки - наркоманы. Их родители –алкоголики. Безработные. В перспективе бездомные. "Нищета - порок", Достоевский был прав. В этой ситуации одна часть церкви как бы говорит другой: "Дорогие пастыри и архипастыри, в вашей защите нуждается ограбленный, обманываемый, растлеваемый и уводимый от Христа народ".

Именно здесь, а вовсе не в "проблеме ИНН", не во взаимоотношениях с католиками, мусульманами, с иудеями, не в масонах и сектантах находится поле первичного всеправославного обсуждения. Попытки избежать его, ограничиться келейностью и соглашательской "дипломатией" могут привести к действительному расколу РПЦ. Что бывает с "царством, разделившимся в себе", известно.

Думать, что, пошумев о скандальном послании епископа Диомида, все снова вскоре снова затихнут – значит поступать страусино. Вовремя не остановленное раздражение, непонимание и недовольство разрастется и начнет как вирус трясти весь церковный организм. Нынешний выплеск – микроскопический кусочек динамита. Но ведь уже и он по последствиям не похож на новогоднюю петарду. Не дай Бог, чтобы сложилось в бомбу и рвануло уже по-настоящему.

Специально для Столетия


Эксклюзив
20.01.2023
Владимир Малышев
Не только валютные резервы России, но и ее золотой запас мог «уплыть» на Запад.
Фоторепортаж
24.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Третьяковской галерее проходит выставка, посвященная 150-летию со дня рождения мастера.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..