Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
9 февраля 2023
Человеческий фактор исключен

Человеческий фактор исключен

Юрий Болдырев
23.08.2010
Человеческий фактор исключен

Несмотря на масштаб события и чудом не развившиеся драматические последствия, в новостях в выходные пятничная энергоавария в Петербурге упоминалась сравнительно мало. В основном это касалось задержек поездов и блокирования банкоматов, а также цитирования заявлений ответственных лиц – то есть сообщения не о том, что случилось, но как это прокомментировано. Что ж, и среди этих комментариев было на что обратить внимание. Например: «Глава Минэнерго исключил человеческий фактор как причину аварии…». Согласитесь, любопытно.

Конечно, нельзя отрицать, что бывают события, с человеком и последствиями его деятельности не связанные абсолютно никак. Оставим в стороне грозы и ураганы – они, якобы, тоже теперь провоцируются «рукотворным глобальным потеплением». Но есть ведь еще и вспышки на солнце и метеориты – в этом точно виноваты не мы. Но разве аварию в электроэнергетической системе – системе сугубо искусственной, разработанной, созданной и эксплуатируемой исключительно людьми - уместно относить к числу подобных внешних и совершенно объективных для нас явлений?

Министр, понятно, имел в виду иное – не было и, надо понимать, не могло быть какой-либо ошибки обслуживающего систему персонала, приведшей к аварии. Что ж, возможно. Но откуда такая уверенность? Неужто уже успели в деталях проанализировать все предшествующие события и принимавшиеся управленческие решения?

Тем более, что понятие «человеческий фактор» при эксплуатации сложных технических систем распространяется, как известно, не только на ошибки персонала оперативного управления системой, но и на ошибки или даже преступления (преступная халатность) работников ремонтно-эксплуатационных служб. А здесь, очевидно, детальное расследование еще впереди. Зачем же так торопиться с категоричными заявлениями?

Дальше – больше. Конечно, замечательно было бы списать все на ошибки проектировщиков системы еще советских времен – как это, напомню, небезуспешно попытались сделать после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. И тогда взятки гладки: действительно, человеческий фактор ни при чем, и виновных нет. Напротив – одни герои: как быстро справились с аварией и восстановили энергоснабжение. Самое время десятку управляющих (финансистов-менеджеров) дать по ордену. А также, под предлогом необходимости устранения проектных ошибок (заложенных еще в советское время) и инвестирования в модернизацию системы, повысить тарифы на энергоснабжение и, соответственно, зарплаты топ-менеджеров (тех самых околоэлектроэнергетических финансистов)…

Но одно в этой схеме действия не сходится: провернуть-то ее можно вполне успешно, но только кто же поверит? Если советская единая электроэнергетическая система страны, включая и ее региональные подсистемы, была по надежности образцовой и примером для подражания всему миру, то как объяснить, что ошибки, якобы заложенные еще в советское время, отозвались аварией лишь теперь?

А ведь просачивается и некоторая объективная информация. Например, о том, что износ основных фондов в электроэнергетике у нас сейчас превышает 60%. Постойте-постойте, но разве не на борьбу с этим явлением – старением оборудования и нехваткой инвестиций на его обновление – была направлена знаменитая электроэнергетическая реформа? И что же? Многомиллионные в долларовом исчислении «золотые парашюты» управляющие РАО ЕЭС получили. Рост тарифов на электроэнергию налицо. Новых собственников по именам мы не знаем (все скрыто оффшорным туманом), но прибыли электроэнергетические компании демонстрируют. А где же обновление оборудования, где инвестиции?

Юридически они, конечно, все провернули гладенько: инвестиции, вроде как, будут, обязательно будут, а если не будет – никто не отвечает. Но это юридически, а фактически, по здравому пониманию? По здравому человеческому пониманию за очевидный обман кто-то когда-то все-таки должен ответить?

И вот, казалось бы, никак не связанная с энергоаварией информация: суд присяжных с седьмой попытки все-таки отклонил обвинение в отношении Квачкова и его товарищей в покушении на Чубайса. И далее любопытно: в следующий раз суд соберется через месяц, чтобы «обсудить юридические последствия вынесенного присяжными вердикта». Освобождены ли обвинявшиеся ранее (до вердикта присяжных – уже второго оправдательного вердикта в этом деле) в покушении на Чубайса в зале суда, не сообщается. Но любопытна и реакция адвоката, представлявшего нашего бывшего главного реформатора-электроэнергетика, а ныне макрофинансиста (чуть не написал «макроафериста» - извините) вокруг нанотехнологий: «Личная неприязнь к Чубайсу оказалась сильнее доводов следствия и объективных доказательств». Что ж, не берусь оценивать «объективные доказательства», но кто в суде присяжных сумеет отменить человеческий фактор? Присяжный – человек. И он имеет право оценивать все, что видит, слышит, знает и понимает, в совокупности, о каких бы формальностях ни предупреждали его перед процессом…

И далее тот же адвокат «потерпевшего»: «Стоит напомнить, что законы, в соответствии с которыми реформировалась экономика, принимались не Чубайсом, а кабинетом министров и подписывались президентом Борисом Ельциным». Что ж, остается добавить: адвокат, тем более высокооплачиваемый, слова не скажет без прямого указания или, как минимум, согласия (хотя бы в части общей линии и тона) подзащитного. Значит, это теперь у «главного реформатора» новая «отмазка» такая: не я это, а правительство и президент. Что ж, и здесь «человеческий фактор» налицо. Только человеческий ли (в высоком или хотя бы более или менее приличном понимании «человеческого»)? И пройдет ли? Или когда все основные СМИ под контролем и это прокатит? Хотя я лично хорошо помню, как на одном из заседаний правительства этот «агнец», апеллируя к Ельцину, указывал на тогдашнего главу правительства Черномырдина как на лицо, которое «саботирует утвержденную президентом Российской Федерации Б.Н. Ельциным программу народной приватизации»…

…И совсем милая деталь: может быть, это журналисты, цитировавшие адвоката, напутали, но допускаю, что и нет – что и вправду именно так и сказал. И тогда силен адвокат (впрочем, как и большинство «профессионалов» вокруг «главного реформатора»): законы у него принимает… кабинет министров... Что ж, это еще один штрих к картине: при таком неприкрытом «профессионализме», понятно, что «дела делаются» у них иными методами. И тогда возвращаемся к электроэнергетике: а те, кто делал эту реформу ЕЭС, а также те, кого они после себя на электроэнергетике оставили – более профессиональны? Не говоря уже про ответственность… На примере аварии, случившейся на Саяно-Шушенской ГЭС, мы увидели: ни профессионализма, ни ответственности. Откуда же этому взяться там, где авария еще не произошла? С чего вдруг быть тому, что на самом деле никоим образом не закладывалось и даже, напротив, что всячески целенаправленно выкорчевывалось?

Еще любопытная реакция властей на энергоаварию: предложение решительно увеличить пакет акций энергосистемы в собственности города (Петербурга). С ходу кажется логичным: в этом случае город сможет оказывать большее влияние на состояние дел в критически важной для него системе. Кажется, работает фактор хозяйский. Но если только забыть, что совсем недавно все сто процентов акций (а до того и без всяких акций – прямое управление) были у государства. Зачем же отказывались? Якобы, ради «частных инвестиций». А теперь вместо внешних инвестиций одни расходы - будем выкупать по завышенной (по сравнению с прежней ценой продажи) цене акции для того, чтобы поставить своего (от городских властей) управляющего, который будет что? Правильно – распределять заказы и подряды на работы, оплачиваемые в этом случае… из бюджета. И вы не удивитесь, если новым «ответственным» управляющим окажется какой-нибудь 23-25-летний сынок кого-нибудь из городского начальства? В крайнем случае – по стандартной, ранее уже апробированной схеме: сынок – в вице-президенты банка, а из банка в обмен кого-то во власть, в данном случае - на электроэнергетику. И тогда это уже фактор отнюдь не хозяйский, а скорее родительский или клановый – на нашей растленной почве.

И тут уже, действительно, никак не скажешь, что «во всем виноват Чубайс» - правильно, дело его живет и нас побеждает и уже без него (когда он занят на реализации и прокручивании других бюджетных ресурсов)…

И еще одно трагическое и одновременно символическое событие – теракт в Пятигорске. Мы скорбим по погибшим, соболезнуем родным и близким пострадавших. Но событие действительно символическое и показательное: теракт в самом центре того, что должно воплощать новую стратегию президента на Северном Кавказе. Ведь, буквально только что президент публично выговаривал своему новому полномочному представителю на Северном Кавказе за то, что новых частных инвестиций в регионе нет. Надо понимать, все рассчитывали, что они будут? Даже удивлялись и возмущались: ну почему же их, этих добровольных частных инвестиций, все нет и нет? А их таки нет. И вот теперь другой стороной ясно и четко демонстрируется: никакого туристско-рекреационного центра, никаких частных инвестиций. Война и только война. А война, как известно, «инвестициями в развитие туризма» не прекращается – у войны свои законы. И главный среди них – уметь видеть истинного врага. Но до тех пор, пока подлинный враг практически скрыт (или искусственно закрыты шорами глаза), пока удары наносятся лишь по безликому «международному терроризму» и прочим актерам театра теней, на победу рассчитывать, согласитесь, никак не приходится…

И вновь вернемся к недавней энергоаварии в Петербурге. Утверждается, что предполагать теракт нет никаких оснований. Уже хорошо. Но если известно (как минимум, после московской аварии пятилетней давности), что теперь такие аварии в принципе возможны, то почему же больницы оснащены резервными источниками электроэнергии, а применительно к метрополитену так ничего и не сделано? Конечно, понимаю, масштаб вопроса совершенно иной – слишком несопоставима мощность. Но, с другой стороны, это ведь не означает, что решения нет в принципе или оно какое-то свердорогое?

Слава Богу, по сообщениям, непосредственно в ходе аварии никто не пострадал – никто не погиб. Но представляете ли вы себе, что такое выходить из остановившегося в метро поезда и идти по шпалам к ближайшей станции? Или хотя бы в страхе, ожидая в любой момент неизвестного, подниматься со станции метро вверх по стоящему эскалатору пешком, притом что питерское метро – очень глубокое? Если вы молоды, здоровы и изначально оптимистичны, то, вроде, и ничего. А если инвалид или беременная женщина (а такие тоже в метро ездят), или если вам за шестьдесят или семьдесят и давление скачет даже от разговора с регистратором в поликлинике, а тут такое испытание?

Да и фактический паралич транспорта в многомиллионном городе даже на два часа, но в самое время вечернего транспортного пика – это разве в принципе допустимо? А ведь гарантированное питание метрополитена от этого город бы защитило…

Но это все лирика – «человеческий фактор». Который у нас, как известно, исключен.

Специально для Столетия


Эксклюзив
07.02.2023
Николай Андреев
Казахское общество всё больше напоминает украинское периода Ющенко.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..