Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 февраля 2024
Пакистанский «мистер 10 процентов»

Пакистанский «мистер 10 процентов»

Президентом страны стал муж погибшей Беназир Бхутто - Асиф Али Зардари
Андрей Степанов
08.09.2008
Пакистанский «мистер 10 процентов»

Пакистан обрел нового президента. Им стал 56-летний Асиф Али Зардари - муж убитой в результате теракта в декабре прошлого года Беназир Бхутто, дважды занимавшей пост премьер-министра и пользовавшейся в стране колоссальной популярностью. Зардари набрал подавляющее большинство голосов депутатов пакистанского парламента.

18 августа действующий президент Первез Мушарраф подал в отставку: ему угрожал импичмент, который намеревалась инициировать коалиция, сформированная двумя победившими на февральских парламентских выборах партиями – Народной партией Пакистана (НПП) и Пакистанской мусульманской лигой. Выборы нового президента, обладающего весьма широкими полномочиями – он является главнокомандующим, назначает на ключевые посты в государстве и может распустить парламент – состоялись 6 сентября, в положенный по конституции срок.  

Избрание Зардари было практически гарантированным.

 Но, если бы еще полгода назад кто-нибудь в Пакистане высказал такое предположение, его могли бы счесть умственно неполноценным. Местные аналитики полагают: трудно отыскать в стране политика, который пользовался бы у населения в целом таким низким доверием, как Зардари. Но на нем лежит такая густая тень харизмы Беназир Бхутто, что до высшего поста в стране он взлетел на волне именно ее популярности. А вот теперь перед новым президентом стоят сложные задачи – решение острейших экономических проблем, прежде всего безработицы, нищеты и стремительного роста цен и борьба с растущей угрозой радикального исламизма - в день выборов очередной теракт, устроенный мусульманскими экстремистами, унес жизни почти двадцати пакистанцев. И, наконец, создание нового имиджа и укрепление столь необходимого ему авторитета.  

В Вашингтоне явно обескуражены подобным развитием событий. США рассматривали генерала-президента Первеза Мушаррафа, пришедшего к власти в результате военного переворота в 1999-м, как своего вернейшего союзника в войне против исламского экстремизма и международного терроризма. Соответственно хотели подкрепить его падающий авторитет альянсом с популярной Беназир Бхутто. Несмотря на старые счеты и явную вражду между ними, Вашингтон терпеливо подготавливал соглашение о разделе власти. Оно было достигнуто: Мушарраф вновь избирается на пост президента, повесив в гардероб свой генеральский мундир. С Беназир и ее мужа, Асифа Али Зардари, снимаются все многочисленные обвинения в коррупции, что позволяет им полноценно включиться в местную политику. Проводятся свободные парламентские выборы, и в случае победы на них НПП, партии Бхутто, она становится премьер-министром и не оспаривает полномочий президента. Таким образом, власть «твердой руки» в лице президента Мушаррафа подкрепляется демократически избранным правительством. Однако спланированный в Вашингтоне шахматный этюд разыграть не удалось.  

В декабре прошлого года исламские террористы убивают Бхутто.

Руководство обезглавленной НПП, предъявив завещание Беназир (его подлинность, впрочем, многие в Пакистане оспаривают), по которому она делает его политическим наследником, берет на себя Зардари.  

Фигура эта настолько одиозна, что во время предвыборной кампании руководство НПП предпочитали не сильно показывать его на публике. Однако повсеместное сочувствие к трагической судьбе Беназир и небывалый взлет ее популярности в результате мученической смерти дали на выборах весомое большинство именно ее партии. Вашингтон, чувствуя, что пакистанский проект терпит крах на фоне активизирующейся террористической деятельности исламских экстремистов, вынужден делать ставку на Зардари. Его опекает и дает ему советы постоянный представитель США при ООН Залмай Халилзад – афганец по происхождению, который в перспективе метит в президенты своей страны. План Вашингтона выглядит так: Зардари не будет делиться президентскими полномочиями, сохранит в своих руках всю полноту власти, укрепит связи со всесильным руководством вооруженных сил и службой безопасности, увеличит их финансирование - прежде всего за счет американской помощи и направит их усилия на борьбу с исламским экстремизмом. Перспективы на социально-экономическом фронте выглядят куда менее радужными, но и здесь весомую роль призвана сыграть помощь из-за океана.  

Похоже, для Пакистана американцы всегда разрабатывают худшие из возможных вариантов. В стране сохраняется сильная оппозиционная политическая сила. Нет гарантий того, что пакистанская армия во главе с главнокомандующим Зардари будет противостоять исламистам успешнее, чем она делала это при Мушаррафе.

И, пожалуй, главное: можно ли из нового президента слепить образ честного, компетентного и ответственного руководителя, способного объединить пакистанцев и решить многочисленные проблемы страны.

 Биография Зардари заставляет серьезно усомниться в этом.  

Происходит новый президент из небольшого одноименного племени в провинции Синд. Сын довольно известного пакистанского политика, он рос в Карачи, где окончил привилегированную школу. Особых способностей не проявил, зато стал популярен благодаря организованной у него на дому дискотеке. И это - в мусульманской стране. Именно с тех пор за ним закрепился образ повесы и плейбоя, известно, что он обожает поло и верховую езду. Колоссальный скачок в карьере он совершил, женившись в 1987-м на красавице Беназир Бхутто, которая стала символом либерализма и эмансипации женщин в Пакистане. Вот так и попал в пакистанскую элиту. Знавшие Зардари зарубежные политики называли его «симпатичным проходимцем». Он всегда был обходителен, вежлив, находчив, остроумен и болтлив. Но водился за ним грешок: очень любил деньги и был неразборчив в средствах их добывания.  

Когда в 1988-м Беназир впервые стала премьер-министром, то, несмотря на настойчивые просьбы мужа, отказала ему в назначении на пост министра финансов и посадила его в куда менее опасное в «денежном» отношении кресло министра по охране окружающей среды. Что ж, тогда Зардари инициировал компанию «Каждый школьник должен посадить дерево». Зеленых насаждений в стране не стало больше, но существенные средства на эту кампанию были отпущены. Особенно разгулялся Зардари во время второго премьерства Беназир, в 1993–1996 годы. Прикрываясь ее именем, он проворачивал сделки колоссальных масштабов. Даже в стране, известной своей коррупцией, размах деятельности Зардари вызывал удивление. Он по праву получил прозвище «мистер 10 процентов» - такова была его средняя такса за проталкивание сделок по поставкам в Пакистан любых товаров из-за рубежа, будь то французские «Миражи», польские тракторы или золотые слитки из Дубая. По данным пакистанской прокуратуры, общая стоимость находящейся в собственности четы Бхутто-Зардари недвижимости и денежных средств превышает 1.5 миллиарда долларов  

Как это принято среди пакистанских политиков, Зардари обвиняли и в шантаже, и в покушении на убийство своих соперников, и, понятно, во взяточничестве.

 Он мужественно все отрицал, а местный суд, в зависимости от того, кто находился у власти, то начинал расследования приписываемых ему преступлений, то прекращал их. В общей сложности незадачливому супругу Беназир пришлось отсидеть в тюрьме около 11 лет. Изобличающие его во взяточничестве документы в изобилии предоставили органам правосудия швейцарские, французские, испанские и польские компании. Швейцарское правосудие даже накладывало арест на его счета в тамошних банках, поэтому важная часть договоренностей между Мушаррафом и Бхутто как раз и состояла в размораживании средств в швейцарских банках. К августу нынешнего года, по просьбе пакистанской прокуратуры, все следственные действия в отношении Зардари в Швейцарии и в Англии, где у него имеется обширное поместье, были прекращены. Близкие к семье Бхутто-Зардари люди говорят: если вначале брак между ними был по любви - все-таки у них трое детей - то затем все больше превращался в союз по расчету.  

Интересная деталь. Пару лет назад, еще находясь под следствием, Зардари прошел медицинское обследование. У него обнаружили диабет, радикулит и психическое расстройство. Сам политик говорит, что это - следствие его продолжительного пребывания в пакистанской тюрьме, где он подвергался пыткам и бесчеловечному обращению. Сторонники Зардари активно тиражировали его версию в предвыборной кампании.  

Ведущие средства массовой информации страны настороженно восприняли избрание Зардари. Известный пакистанский политолог и экономист Юсеф Назар, обвиняя нового президента в чрезмерной самонадеянности, пишет: «Зардари нужно понять, что власть ему завещана легендарной фигурой Беназир Бхутто, а Мушарраф ушел, скорее, из-за своих собственных грубых просчетов. США же никогда особенно Зардари не доверяли». Короче, в обществе воцарилось смутное ожидание нового витка неопределенности и нестабильности. Находятся и те, кто уже сегодня прогнозирует, а то и приветствует очередное вмешательство в политическую жизнь страны всесильной пакистанской армии. Вот так пакистанская демократия - с подачи Вашингтона - еще раз преподнесла ему же сюрприз с непредсказуемым продолжением.  

 

 

Специально для Столетия


Эксклюзив
22.02.2024
Валерий Панов
Российские войска одержали в битве за Донбасс знаковую победу
Фоторепортаж
21.02.2024
Подготовила Мария Максимова
Наш зоопарк – один из старейших в Европе


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..