Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 февраля 2024
Отравленное «Эхо»

Отравленное «Эхо»

Послесловие к одной передаче небезызвестной либеральной радиостанции
Борис Иевлев
20.01.2009
Отравленное  «Эхо»

Пока три недели кряду Кремль занимался лечением «украинского газового запора», и за кордоном, и в Отечестве вовсю резвились те, кому эта незалежная болезнь была приятна по многим причинам. Главная из них – то, что Россия «попала», чего уж тут скрывать.

Про закордонных весельчаков, правда, уже немало написано моими коллегами в разных изданиях. А вот про наших – информации меньше, хотя по масштабу и пафосу они импортным не уступали, а кое-где – и лихо тех перекрывали.  

Особенно это удавалось нашим весельчакам тогда, когда они собирались «могучей кучкой», и в лучшей хоровой классической традиции заводили ораторию на тему «кремлевских гадостей» в какой-нибудь аудитории «с иностранным акцентом». Как, например, в программе «Власть», транслируемой одновременно по «Эху Москвы» и спутниковому телеканалу RTVi на страны Америки, Европы и Израиль. Ведущий программы Евгений Киселев и приглашенные им участники передачи в самый разгар кризиса подробно объясняли и жителям России, и ближнего и дальнего зарубежья: кто повинен в «газовой войне» и какие цели преследовали ее организаторы.  

Итак, господин Киселев, с места в карьер ухватился за главное: «Как вы считаете, какие цели преследовали организаторы газовой войны?» – спросил ведущий.

Правда, он тут же подчеркнул, что собравшиеся в студии (как и он сам лично) - «не газовые эксперты», потому и разговор пойдет не об объёмах газа, о давлении в трубопроводах, о сложной кухне взаиморасчётов между поставщиками, транзитёрами и потребителями газа в Европе и на Украине.  

«Мы поговорим о политической составляющей того, что происходило все эти дни и недели», - заявил г-н Киселев. Ход, надо признать, был почти беспроигрышным: ведь если разбираться в «сложной кухне взаиморасчетов», поведении транзитёра и том, как это поведение сказалось на судьбе потребителей газа в Европе, то ответ на вопрос «кто виноват?» будет вполне определенным. Примерно таким: взялись, господа в Киеве, транзитировать газ, получаете за это деньги, так и ведите себя цивилизованно.  

Но такой ход разговора ведущего, вероятно, не устраивал. Оттого тема «политической составляющей» и казалось спасительной. Тем более что один из гостей студии – сотрудник американского Фонда Карнеги г-жа Лилия Швецова – тут же благодарно откликнулась на киселевский призыв.  

«Речь идёт о столкновении двух моделей развития, двух векторов, - как всегда глубокомысленно начала политологическая дама. – И это столкновение заключается в том, что Украина решила идти на Запад. Россия решила двигаться в совершенно противоположном направлении. И для того, чтобы сохранить российскую систему люди в Кремле вынуждены педалировать агрессивность, жёсткость, прессинг, требовать сохранения сверхпривилегированных интересов… Обе стороны обращаются к Западу, к Европе, к Брюсселю, в целях и разрешения конфликта, и легитимации своих же действий… И вот есть в этом нечто параноидальное. Я имею в виду тот факт, что Россия и российская элита отстаивает антизападный вектор, антизападное движение, не пускает Украину на Запад, в Европу, и одновременно сама обращается к Европе. Вчера я смотрела программу «Новостей» по Первому каналу, и вся эта политическая шизофрения очень отлично была там демонстрирована».  

Насчет шизофрении у г-жи Швецовой получилось удачно. И даже если это была домашняя заготовка, она свидетельствовала, по крайней мере, о глубоких медицинских познаниях сотрудника Фонда Карнеги.  

Другой участник передачи, господин Бунтман с «Эха», в уважаемом Фонде не работает, оттого его замечание по теме было менее ярким, афористичным, но куда более важным по сути: «Конечно, «Газпром» и российское руководство в лице президента и премьера пытались всё это время свалить вину на Украину. Медведев встречался с президентами европейских стран, Путин взял на себя переговоры с Тимошенко. Но шумные заявления российской стороны становились понемногу, столь однообразны, что на них попросту перестали обращать внимание».  

Тут мне кажется, г-н Бунтман «пересолил». Как это лидеры лишенных российского газа (и оттого замерзающих) европейских стран «перестали обращать внимание» на заявления российского президента и премьера? Вся хроника конфликта говорит об обратном. Ну, да это для авторов передачи было не главное.

Главное, что все брошенные обвинения Кремлю прозвучали в эфире хлестко, мощно, громко.

Да и как было иначе прозвучать, когда г-н Бунтман привел «неоспоримые аргументы» в пользу своей версии потери Кремлем политической власти, потому как в России, по Бунтману, замаячила совсем другая власть, и г-н обозреватель рассказал – какая: «Западная пресса уже пишет, что «Газпром» вовсе не коммерческая структура, а политическое ведомство. Никто в Европе и США не понимает, как можно ставить под угрозу долгосрочные контракты с Европой из-за смешных объёмов технологического газа и амбиций отдельных персон».  

Правда, не очень понятно, почему г-н Бунтман не внял просьбам г-на Киселева и позволил себе заговорить «как газовый эксперт» о совершенно неуместных вещах, таких как «объемы технологического газа».  

Но тут на помощь ведущему пришел еще один, по словам г-на Киселева, «известнейший политолог» г-н Орешкин, сотрудник Института географии РАН. Он от генеральной линии, объявленной ведущим, не отходил и заговорил о «политической составляющей»: «Мне кажется, совершенно справедливо, что это политическая составляющая. И совершенно справедливо Лилия Фёдоровна говорит, что дело в системе ценностей, или цивилизационных установках. Россия исходит из представления о том, что она главная на постсоветском пространстве. Хочет это показать, прежде всего, Украине. И если называть вещи своими именами, хочет её наказать за то, что она ведёт себя достаточно самостийно и не слушается голоса Москвы. Логика довольно простая – покупайте наши лотерейные билеты, а если не будете брать, то отключим газ. Оказалось, что у Киева, во-первых, есть готовность к такому повороту событий. После грузинского кризиса киевская элита сделала совершенно правильный вывод и закачала под завязку свои подземные хранилища, понимая, что логика такого конфронтационного жёсткого политического действия на постсоветском пространстве будет продолжаться, и скорее всего, будет реализована в газовой сфере, потому, что это наиболее слабое место в наиболее эффективный механизм, с помощью которого можно накинуть удавку на шею Украине. Но проблема в том, что результаты получаются обратные. Вот это можно назвать паранойей, шизофренией, но, на мой взгляд, это неправильно выбранная система приоритетов, ошибочно выбранная система приоритетов. Потому, что начали с одного, а пришли к противоположному… Без помощи Запада, без помощи Европы у нас ничего не получается».  

Чувствовалось, что, произнося последнюю фразу, географ (и по совместительству – «известнейший политолог») Орешкин огорчился и решил идти со своей правдой до конца: «Признать этот факт приходится просто потому, что наше высшее руководство обращается к высшему руководству европейских стран, если не со словами: «Придите и владейте», как было в «Повести временных лет», то со словами: «Придите и разберитесь, придите и помогите, обратитесь в суд, наведите, наконец, порядок, Украина нас не слушается». Вот в чём катастрофа».  

А что г-н Орешкин предлагает? Не информировать потребителей газа в Европе о реальном положении дел с поставками газа через Украину? Просто молчать и глупо улыбаться на все четыре стороны?

Или – двинуть танки вдоль газовой трубы, избрав за образец поведение американцев в Ираке? Но это и есть самая, что ни на есть паранойя и шизофрения.

И потом, при чем тут «цивилизационные установки», если в Киеве уперлись и со страшной силой давят на нас, чтобы мы отдавали, как и раньше, газ даром? А если не хотим этого делать – обещают тырить газ и дальше? Это какой «цивилизации» установка?  

Понятно, что ответов на эти вопросы не прозвучало, зато прозвучало нечто, что во многом объясняет весь пафос негодования «известнейших политологов». Об этом тут же заговорила «госпожа от Карнеги», задав свой вопрос: «А вообще возможны ли в этой парадигме державничества рациональные для России, для российских национальных интересов приоритеты?». Географ Орешкин моментально откликнулся: «Невозможно. Потому что имперскость – это вещь иррациональная. Мы готовы не поступиться принципами и ради этого можем и готовы нести какие-то очень серьёзные издержки. Так вот как раз проблема в том, что эта парадигма 50-летней давности». Насчет «принципов» – сказано здорово. Сразу стало понятно, что требовать денег за наш газ – это «парадигма 50-летней давности». А новая парадигма, вероятно, должна быть такая: по-соседски денег «не требовать»?  

Географ Орешкин продолжил: «Эта мелкотравчатость, это стремление наступить соседу на мозоль, нагнуть, заставить его слизывать пыль со своих сапог – это в нынешнем мире просто контрпродуктивно даже в этой системе ценностей… Если мы хотим быть великой страной, надо вести себя как великая страна. Не унижаться до каких-то мелочных разборок насчёт этого самого технологического газа. Тоже мне великая держава, империя, которая не может разобраться с Украиной, сколько лишних кубометров пустить для того, чтобы обеспечить свои собственные договорные обязательства».  

Последняя фраза потрясает своей широтой: только что г-н Миллер из «Газпрома» сказал о том, что так называемый технологический газ - это 800 миллионов долларов, а широкому Орешкину это – не деньги. Интересно, а сколько получает научный сотрудник Орешкин в институте РАН? А все сотрудники Института географии в месяц? И на сколько лет хватит этих 800 миллионов на зарплату сотрудникам вышеозначенного института, где как раз г-н Орешкин и процветает?

Да только тот факт, что ведущие газовые кампании Европы поняли, сколь существенна эта трата и согласились совместно финансировать эти риски в рамках специально создаваемого консорциума, - уже свидетельство значимости проблемы и для «Газпрома», и для страны в целом.

Не говоря уже о недопустимости «выколачивания» Киевом из Москвы этих самых миллионов.  

Но это, по географу Орешкину, видимо мелочь, а оттого разговор плавно перетек в совсем другую плоскость, поскольку «дама из Карнеги» увлеченно завела речь о том, что, оказывается, в газовом конфликте Москвы с Киевом существенную роль играет… личностный фактор: «Мне кажется, что личное в отношениях между Путиным и Ющенко, в связи, прежде всего, с оранжевой революцией и личным поражением Владимира Владимировича Путина, играет, всё же, свою роль. Но только в силу того, что у нас политика персонифицированная». После этого географ Орешкин задумчиво заметил, что тут, мол, «ещё и Саакашвили вспоминаются. Тоже личные отношения». От такого паса дама из американского фонда отказаться не могла и вызов приняла: «Очень хорошо, что Вы напоминаете о грузинском конфликте, грузинской войне, потому, что Грузия и Украина – это серии одного и того же сериала».  

Тут уж нашлось место и для реплики ведущего. «То есть, вы считаете, что газовый конфликт между Россией и Украиной в политическом смысле есть продолжение августовской войны с Грузией?» - заинтересовано предположил г-н Киселев. «Несомненно, - отвечала дама. – Представьте себе, что Грузия и Украина не захотели бы идти в НАТО. Естественно, не было бы кавказской войны, и проблема Южной Осетии и Абхазии решилась бы приемлемым для Тбилиси способом. Естественно, не было бы и газовой войны с Украиной… Теперь, очевидно, Запад и Европа начинают понимать, что Россия – это вызов».  

Тут уже возникают вопросы к фонду Карнеги, и главный из них – как при такой странной логике и с таким уровнем политического анализа они держат у себя госпожу Шевцову на приличной зарплате? Или ее главной профессиональной задачей и является хождение на «Эхо» и RTVi (вещающую на страны Америки, Европы и Израиль), и развешивание, в надежде опорочить и дискредитировать политику Кремля, лапши на уши их верным слушателям?  

Если так, то она честно исполняет свои профессиональные обязанности, равно как и г-н Киселев на «Эхе», который не преминул проинформировать слушателей и телезрителей о следующем: «Известный оппозиционный политик Борис Немцов буквально сегодня написал в своём блоге в «Живом Журнале»: «В России кризис. Нужен враг, чтобы было на кого свалить. Лучше Америка. Но там Обама, он только что пришёл к власти, он не при чём. Тогда сгодится Украина. Народ поймёт, кто виноват, отвлечётся и забудет про свои невзгоды». Может быть, несколько наивное объяснение, но мы не раз видели в прошлом, как образ внешнего врага, зловредного врага, использовался для мобилизации российского избирателя, для консолидации общества».

От сказанного г-ном Киселевым как-то вдруг кисло запахло той пропагандой с НТВ, которой в 90-е годы все наслушались до тошноты.

Тем более, что тут г-жа Шевцова решила в конце разговора тему, что называется, актуализировать, и заявила ни много, ни мало следующее: «То, что происходит в Софии, Вильнюсе и Риге, я думаю, что должно быть каким-то образом воспринято в России, и особенно в Кремле, как знак предупреждения. В тех странах есть системы, и есть механизмы, которые облегчают разрешение такого рода кризисов. В России таких механизмов нет. В России сама система выталкивает протест на улицу».  

О каком же протесте вдруг завела речь г-жа Шевцова? И кого и как «система» собралась «выталкивать на улицу»? И каковы основания ожидания этого «протеста на улице»? Оказывается, основания – следующие: «Вся эта газовая война занимает так много времени нашего политического руководства, в момент действительно тяжкий для России, ведь мы скатываемся в серьёзнейшую ситуацию, из которой никто не видит выхода и дна. Это лишь говорит об одном – о слабости стратегического лидерства России, о слабости лидеров, которые не знают, какой выход из кризиса предложить России. Вместо этого они предлагают газовые заслонки, и войну с соседней страной… Газовое оружие стало для двух стран таким «Гиперболоидом инженера Гарина», который начал косить не только в России и Украине, но и по всей Восточной Европе».  

И вот в этот момент стал понятен весь пафос этой программы: с «этими лидерами» у России нет «выхода из серьезнейшей ситуации». То есть, народ лидеров должен поменять. На тех, кто не будет ввязываться в тяжелейшую борьбу за отстаивание национальных интересов? Кто будет прислушиваться к каждому чиху политических и экономических конкурентов? Кто безропотно «сдаст» страну на милость победителю?  

…Каков же «сухой остаток» этой «истории с либералами». Думается, что не обращать внимания на такой «гиперболоид политолога Шевцовой» с компанией – невозможно. Эта машинка посильнее изобретения инженера Гарина будет, ибо с ее помощью идет самая настоящая манипуляция сознанием. А «Эхо» разносит отраву по стране и миру. И это уже – далеко не шутки. 

Специально для Столетия


Эксклюзив
19.02.2024
Валерий Панов
Зачем Европе понадобилась собственная армия, оснащенная ядерным оружием?
Фоторепортаж
21.02.2024
Подготовила Мария Максимова
Наш зоопарк – один из старейших в Европе


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..