Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
4 марта 2024
Обама и Маккейн: разгадка кроссворда

Обама и Маккейн: разгадка кроссворда

На дебатах кандидатов в президенты «по очкам» победу присудили демократу
Виктор Грибачев
29.09.2008
Обама и Маккейн: разгадка кроссворда

Если бы по американским городам и весям вывешивали плакаты о предстоящем «мужском разговоре» кандидата-республиканца и его оппонента-демократа, они бы выглядели примитивным анонсом «мыльной оперы». Вот так: «Спешите видеть! 26 сентября, в 8 часов вечера, в г.Оксфорд, университете штата Миссисипи, состоится первый раунд дебатов с участием политических звезд, Барака Обамы и Джона Маккейна. Модератор – Джим Лерер из «Паблик броадкастинг сервис». Краткое содержание: внешняя политика и национальная безопасность. Длительность – 90 минут. Примечание: в сценарии возможны изменения, главные герои намерены затронуть проблему финансового кризиса в Соединенных Штатах».

Зрительский интерес подогревали всеми возможными способами. Как и положено, незримым «задником» на съемках должны были быть картины мощной, богатой и процветающей Америки будущего президента. Где человек проходит, как хозяин, от Вашингтона до Тихого океана. Как буднично говорят, жизнь внесла свои коррективы, экономику страны затрясло. Комиссия по дебатам загодя традиционно определила тематику «Поля чудес»: первые словопрения, по настоянию обоих кандидатов, должны были быть посвящены проблемам внешней политики. Барак Обама желал продемонстрировать, что он, считающийся новичком в международных делах, вовсе не профан. Поскольку, согласно опросам общественного мнения, американцы отдавали предпочтение Джону Маккейну – когда у них интересовались, кто будет более компетентным главнокомандующим вооруженными силами страны. Республиканец также горел желанием явить согражданам свое видение великой роли Америки на планете и в ее окрестностях.  

Комиссия же предлагала начать с проблем экономических – будто предчувствовала приближение финансового кризиса. Он наступил, сценарий в срочном порядке переписали, хотя главные действующие лица послушно заучили свои роли.

Барак Обама три дня репетировал дебаты в обстановке, максимально приближенной к реальной: спорил со своим советником Грегом Крейгом, «дублером», заменявшим Джона Маккейна.

Другие члены демократической команды изучали выступления конкурента в ходе первичных выборов и во время дебатов 2000-го, когда сенатор уже пытался стать президентом. Выясняли болевые точки: каким образом вывести из себя Джона Маккейна, памятуя, что гнев плохой советчик.  

Республиканец не стал сообщать подробностей своих репетиций. Споры по поводу освещения и прочей бутафории оказались минимальными. Во время дебатов 2004-го в установке для телеканалов было записано: «Когда кандидат говорит, отвечает на вопрос или выступает с завершающим словом, «картинка» должна быть ограничена только его показом. Перескоков камер на другого кандидата быть не должно».  

Представление было бесплатным. В противном случае организаторы бы крупно погорели: несмотря на посулы продемонстрировать лед (Обама) и пламень (Маккейн), дебаты получились абсолютно вялыми. Настолько, что Джиму Лереру приходилось «стравливать» кандидатов: «Сенатор Обама, вам есть, что ответить сенатору Маккейну на его слова?», «Отвечайте по этому вопросу непосредственно сенатору Обаме» и т.д.

Оба претендента предпочитали воздерживаться от прямых ударов в первой части ток-шоу: расшифровка дебатов показала, что ровно половина времени ушла на обсуждение финансового кризиса Америки.

Столько же – на оценку «международной обстановки». Но, если во втором действии конкуренты уже стали потихоньку переходить на личности, то их рецепты по спасению экономики страны выглядели абстрактно-размытыми и абсолютно безадресными.  

Первый тайм остался за Бараком Обамой. Он не без оснований говорил: «Мы испытываем самый тяжелый финансовый кризис со времен "Великой депрессии". Нам следует признать, что это окончательный приговор восьми годам провальной экономической политики Джорджа Буша, поддерживавшейся сенатором Маккейном».  

Республиканец изящно парировал выпад: «Это не начало конца кризиса. Это конец начала кризиса».  

Что в лоб, что по лбу. Ни один из них так и не смог сказать, каким это образом спасут «всю Америку» 700 миллиардов долларов, которые Джордж Буш предложил конгрессменам «влить» на финансовые рынки. Оба кандидата «отбывали номер», желая как можно побыстрее перейти к умным разговорам о внешней политике Соединенных Штатов, выложить домашнюю заготовку своих оценок положения в Ираке, России, Израиле и прочих государствах.  

У «простых американцев» оказались иные приоритеты. В канун дебатов по Соединенным Штатам прошли демонстрации протеста против предложенного плана по «вливанию» 700 миллиардов долларов в «экономику страны». Точнее – более 250 общественных и профсоюзных организаций провели манифестации в 41 штате. «Средний» американец-налогоплательщик взбунтовался против выкупа государством «плохих активов» – за их счет.

К чести экономически грамотных демонстрантов, они понимали: причина кризиса – в рискованной кредитной политике финансовых «акул» ради высоких прибылей.

Нашелся даже бизнесмен, исполнительный директор компании «Роджерс холдинг», провозгласивший: «Америка сегодня более коммунистическая страна, нежели Китай. Вы видите социализм богатых, это безумие, они более чем в два раза увеличили национальный долг Америки за один уикэнд – увеличили для банды мошенников и некомпетентных людей. Я не совсем уверен, что я или кто-то другой должен за это расплачиваться. Если вы будете спасать каждый инвестиционный банк, попавший в беду, это не капитализм, это - социализм для богатых». Самая пора вспомнить запущенную в массы шутку профессионального телеостряка: «Полагаю, что жена Маккейна, Синди, «стоит» больше 100 миллионов долларов, поскольку ее семья сколотила капитал, продавая пиво «Будвайзер». Так вот, у него жена на 20 лет моложе его, бесплатное пиво и неограниченный запас денег. Думаю, что стану спрашивать каждого встречного, зачем Маккейн хочет стать президентом?».  

После дебатов, как и положено, команды обоих кандидатов заявили именно о своей победе, республиканцы уточнили, что Джон Маккейн оказался «виртуозом при обсуждении проблем национальной безопасности».

Хотя умудрился исковеркать фамилии президентов Ирана и Пакистана, назвав Ахмадинежада «Ахмадинененом», а Карзая – «Кардари». Зато четко произносил адресованные Бараку Обаме попреки в наивности, называл его взгляды «опасными», семь раз просто уверял аудиторию, что товарищ «не понимает».  

При том, что кандидат демократов старался быть максимально патриотичным и твердым: «Россия – это угроза миру и стабильности в регионе». «Думаю, нам следует послать больше войск» - это уже, отвечая на вопрос об Афганистане. Не сошлись разве что по одному вопросу. Барак Обама: «Мы не мудро использовали нашу военную силу в Ираке». Джон Маккейн: «Мы побеждаем в Ираке. И мы вернемся домой с победой и честью».  

Естественно, после дебатов был проведен мгновенный телефонный опрос общественного мнения. 51 процент отдал победу Бараку Обаме, 38 – Джону Маккейну.

Считается, что «мятущихся»-неопределившихся избирателей, которые, по уверениям разнокалиберных экспертов, сделают свой выбор именно по итогам дебатов в стране, в стране насчитывается аж целых 25 процентов. Именно членам этого жюри предстоит определить победителя конкурса политической красоты и обаяния.  

Так вот, среди «мятущихся» победу Бараку Обаме отдали 39 процентов, 25 – Джону Маккейну, 36 – решили, что матч завершился ничьей. Можно было бы повторить выведенную американскими же специалистами истину: результаты выборов за последние пятьдесят лет показывают, что, вопреки распространенному мнению, дебаты кандидатов на результат голосования влияния не оказывают. В нынешнем году, уверяют другие эксперты, все будет иначе. Претенденты шли голова в голову, но в последние дни Барак Обама оторвался от Джона Маккейна на 8-9 процентов – если опросы общественного мнения можно считать реальным отражением настроений избирателей.  

Последние три года в кроссвордах постоянно использовалось имя Барака Обамы, такие три кита, как «Нью-Йорк таймс», «Вашингтон пост» и «Лос-Анджелес таймс», ни разу не предлагали читателям отгадать имя сенатора-республиканца. Нашли и объяснение: имя Маккейна труднее вписать в клеточки, не каждому по силам.  

Если Джон Маккейн проиграет – а он близок к этому – то может списать свое поражение на составителей кроссвордов. 

Специально для Столетия


Эксклюзив
28.02.2024
Святослав Князев
За что ПЦУ взъелась на святого князя?
Фоторепортаж
27.02.2024
Подготовила Мария Максимова
В Москве в Государственном музее А.С. Пушкина представлен Межмузейный проект к 225-летию со дня рождения поэта


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..