Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 февраля 2024
Не всякий татарин - украинец

Не всякий татарин - украинец

Ющенко приступил к тотальной украинизации Крыма
Андрей Терентьев
26.11.2007
Не всякий татарин - украинец
Такого удара в спину украинский президент Виктор Ющенко, судя по всему, не ожидал: крымские татары, ранее симпатизи­ровавшие идее его партии по поводу украинизации Крыма, в последнее время вдруг громко заявили о планах "перейти под протекторат Москвы".


Думается, что на «Крымском фронте» Киев просто заигрался. Его попытки использовать «татарскую карту» в дестабилизации региона, где 90% населения – русские или стойко русскоязычные, – привели к тому, что ситуация стала выходить из-под контроля незалежной столицы.
Крымские татары прекрасно использовали ресурс безнаказа­нности и попу­­стительства со стороны Киева в своих претензиях на крымские земли. По принципу «чем хуже – тем лучше», тот не только не обращал серьезного внимания на «баловство» татар, забивавших себе участки лучшей земли под строительство халабуд типа сарай, но и активно приближал к себе деятелей меджлиса крымских татар. В частности, его председатель Мустафа Джемилев заседал в Раде на скамейках ющенковской «Нашей Украины», ходил на партийные банкеты и был милостиво принимаем в самых высоких кабинетах «оранжевого руководства». О чем шушукались с ним владельцы этих кабинетов, можно будет узнать только в том случае, если вдруг всплывут какие-нибудь пленки очередного разоблачителя украинских властей, типа небезызвестного господина Мельниченко. Но и так понятно, что если и журили за захваты земель, то – нежно и по-отцовски.

Оттого и руки у островного меджлиса были развязаны, и боязни не возникало не только за уголовно-наказуемые действия крымско-татарского населения, но и за легкую фронду Киеву, которую время от времени крымские татары допускали.



Короче, все было в их отношениях с Ющенко «тип-топ», и только русскоязычный Крым слегка пошатывало, когда крымские татары устраивали очередную свару на благословенном берегу Черного моря, вбивая колья в землю и заявляя свои права, например, на кусок территории Никитского ботанического сада. Киев, понятное дело, отмалчивался, а крымским властям приходилось наводить конституционный порядок и выглядеть плохишами на контрасте с добрым, цвета спелого апельсина, попустительством киевского «отца родного».
Удивительное терпение Ющенко было пресечено теми из украинской правящей элиты, кто, имея неоспоримые экономические интересы в Крыму, посоветовал, наконец, «отцу родному» приумерить его защитительный пыл и начать наводить в Крыму порядок. Вероятно, позиции их были столь существенны, что отклонить эти рекомендации поклонник капитана СС и гетмана Мазепы никак не мог.
Как только Киев начал подавать знаки неудовольствия действиями крымских татар, отношения бывших партнеров в борьбе с «крымскими москалями» стали портиться. Случилось это как раз в тот день и час, когда Мустафа Джемилев не попал в новый состав Верховной рады по спискам «Нашей Украины». Неблагодарность Ющенко окончательно переполнила гневом сердца лидеров крымско-татарского населения, и пошла утечка глубинной информации. Суть ее была примерно такой: «Дескать, хватит Киеву играть с нами в кошки-мышки, не хочет по-хорошему, можем и по-другому. Вон в России татары как живут! А мы что – хуже? И вообще нам с русскими делить нечего, все и так поделено: нам – землю, а им – военно-морские базы и крупные города. А киевских тут, извините, не стояло!

Посему – Москва нам в качестве столицы приятнее, чем мировая столица апельсинов…»



Что было делать в этой ситуации Ющенко? Броситься снова брататься с Мустафой Джемилевым и срочно освобождать для него место в Раде? Унизительно и не с руки президенту, который уже побратался с такими политическими тяжеловесами и лидерами «свободного мира», как Саакашвили и Буш. Разве Джемилев из их ряда? То-то и оно! И позвал тогда Ющенко к себе собственного советника по гуманитарным вопросам господина Николая Жулинского. Разговор был по душам и вполне государственный. Примерно такой:
- Что с Крымом будем делать? - поинтересовался президент.
- Не вопрос, - отвечал ему советник. – Надо Вам издать указ и поручить правительствам Украины и Крыма немедленно приступить к созданию по всей стране единого информационно-культурного пространства, особенно – в Крыму. Для этого нужно незамедлительно перевести в Крыму все образовательные учреждения на украинский язык: от садиков до профтехучилищ. Расширив сеть учебных заведений всех типов, работающих только на украинском языке, мы сможем лучше подготовить страну к вступлению в НАТО: для НАТО у нас в Крыму не будет «пятой колонны» Москвы…
- А татары? С ними-то что делать?
- Не вопрос, - отвечал советник Жулинский. – С татарами – не миндальничать. Пусть они, татары, теперь тоже будут все поголовно гутарить на мове, это разом отобьет у них желание присоединить Крым к Республике Татарстан. А чтоб в нарушении прав человека, часом, не обвинили, нужно издать новый указ, которым создать украинско-российский международный университет, который будет развивать диалог между Украиной и Россией на примере немецко-французского. По-европейски? То-то. Все, так сказать, в контексте развития демократии и свободы.
Так ли - не так ли развивались события в ющенковском кабинете – на самом деле для истории не столь уж и важно, как не важно на самом деле и другое: получит или не получит реально существующий неутомимый «украинизатор» Жулинский за свои подвиги по украинизации Крыма звание Героя Украины вослед за эсэсовцем Шухевичем.
Важно другое: мощнейшая атака на русское население Крыма началась. Указ Ющенко, посвященный насильственной украинизации полуострова, вышел. Крым – трясет.

Всем крымчанам понятно, что введение поголовного преподавания на украинском языке немыслимо, поскольку люди его не знают.



Обучение на украинском в Крыму – то же самое, что на греческом - в Киеве. Даже если Ющенко мобилизует для реализации этой затеи все ресурсы, включая силовые, то только на обучение общению по-украински на бытовом уровне уйдет не один год. Да и нет никакой уверенности в том, что Крым захочет «гутарить».
Главное, никого из «оранжевых» украинский язык как таковой не волнует: вся эта история – чистейшей воды политическая провокация.
Выжидавший до выборов, Ющенко ныне маниакально озабочен поисками новых поводов для обострения отношений с Россией. Наступление на русский язык в Крыму – из этого ряда. На фоне реальных настроений крымских татар, вынашивающих идею присоединения Крыма к России – Ющенко решил идти ва-банк. Некоторые киевские политологи прямо заявляют, что властями поставлена задача спровоцировать бурные выступления в Крыму и жестко подавить их. Подавить так, чтобы надолго отбить охоту у крымчан даже вспоминать, что Крым – исконно российская земля, за которую было пролито немало русской крови.
Таким образом, непростую ситуацию на полуострове Ющенко рискует окончательно загнать в тупик.

Специально для Столетия


Эксклюзив
22.02.2024
Валерий Панов
Российские войска одержали в битве за Донбасс знаковую победу
Фоторепортаж
21.02.2024
Подготовила Мария Максимова
Наш зоопарк – один из старейших в Европе


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..