Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
12 апреля 2024
Макфол уезжает, «агентура» остается

Макфол уезжает, «агентура» остается

«Вернуть Россию обратно на путь демократизации» послу США не удалось
Александр Чайковский
24.02.2014
Макфол уезжает, «агентура» остается

Посол США в России Майкл Макфол уходит в отставку на фоне ухудшившихся отношений Москвы и Вашингтона и провала американского проекта «Российское гражданское общество». Однако «западная диссидентура» в нашей стране уже создала «глубинное государство» - с огромным лоббистским, организационным, финансовым ресурсом и значительным влиянием на исполнительную и законодательную власть всех уровней.

Предполагалось, что об отставке М. Макфола нужно писать в дипломатически сдержанных тонах, включая «внутреннего цензора» и режим самоограничения. Ведь, какой-никакой, а представитель иностранной державы, главным экспортным продуктом которой является сегодня «демократия».

Не получится, поскольку посол сам снял ограничения, дав накануне отъезда пронзительное по откровенности интервью обозревателю американского журнала «Нью рипаблик» Юлии Иоффе.

Собственно, оно подтверждает основную функцию посла в Москве. Как деликатно пишет автор, «некоторые кадровые дипломаты из госдепартамента утверждают, что Макфол «дразнил медведя», - встречался с российской оппозицией, общался с россиянами напрямую через соцсети». Впрочем, сам посол никогда не скрывал того, что будет реализовывать именно такой подход.

Эта тактика, идею которой М. Макфол позаимствовал у своего наставника, государственного секретаря администрации Рональда Рейгана Джорджа Шульца, а затем развил и теоретически обосновал в более чем двадцати своих книгах и огромном количестве статей, была возведена им в абсолют.

В мае 2007 года на слушаниях в палате представителей конгресса он заявлял, что самая эффективная политика в отношении России – отнюдь не изоляция, сдерживание или конфронтация, а возможно более глубокое взаимодействие одновременно с российским правительством и российским обществом.

При этом чем больше проектов для сотрудничества на государственном уровне, тем больше возможностей для проникновения в российское общество – с конечной целью «вернуть Россию обратно на путь демократизации». Понятно, что под «демократией» понимается государство-сателлит, современная полуколония, чье руководство максимально быстро и инициативно исполняет указания администрации США.

Да, в период «перезагрузки», одним из «идейных отцов» которой был уезжающий посол, Вашингтону удалось достичь успехов в деле «включения» России в свои внешнеполитические акции. Первый в списке М. Макфола «успех» внешней политики США в отношении России – создание и расширение Северной сети доставки, которая к началу 2012 года обеспечивала более двух третей половины тылового снабжения войск США и НАТО в Афганистане. С момента старта воздушного транзита в августе 2009 года пространство России пересекли более 1500 рейсов, доставивших, помимо грузов, более 235 000 американских солдат, при этом основная масса военных грузов шла наземным транзитом.

Другой важный для США успех – поддержка Россией американского курса по Ирану. Москва проголосовала в ООН за значительное расширение режима санкций и отменила гарантированную контрактом поставку комплексов ПВО С-300.

Ну и, разумеется, российское ни «да» ни «нет» при голосовании по резолюции Совета Безопасности ООН №1973 по Ливии. Москва воздержалась, и это, по словам самого М. Макфола, «обеспечило международную поддержку для успешных операций НАТО по защите ливийского населения».

Нет никаких сомнений, что, не завершись «перезагрузка», и аналогичным образом Москва поступила бы и в отношении Башара Асада.

Тем более что «доброхотов», кричащих о необходимости сдачи Сирии хватало и тогда, и, что самое странное, сейчас, когда уже известны последствия «демократизации Ливии», когда более чем красочно, под камеры, проявили себя «сирийские оппозиционеры».

А ведь начиналась и «экономическая перезагрузка», «стратегическое партнерство» в области столь модных тогда «инноваций». Правда, партнерство это с американской стороны принимало порою причудливые формы. В феврале 2010 года государственный департамент и Совет по национальной безопасности организовали делегацию руководителей высокотехнологических компаний для поездки в Москву и Новосибирск с целью «продвижения инновационной повестки дня», включая «свободу интернета и использование коммуникационных технологий для активизации деятельности гражданского общества». Для пущей убедительности делегация была разбавлена голливудским актером Эштоном Катчером, придавшим эдакую гламурность истинным целям государственного департамента и СНБ США. А ведь была еще активнейшая работа по поддержке «активистов гражданского общества», по курированию деятельности НКО, получивших возможность, опираясь на западные гранты, накрыть своей сетью Россию и, что главное, прочно оккупировать в качестве «властителей дум» и «глашатаев тренда» российские средства массовой информации.

К характеристике ситуации как нельзя более подходит фраза из «прощального интервью» М. Макфола: «Русские танцевали с американцами, государственные служащие танцевали с лидерами гражданского общества».

Успешность посла и его «конфидентов» из числа российской «западной диссидентуры» возможна только в одном случае – при полной готовности значительной части политической элиты «лечь под Запад». Чуть сменились общественные настроения, чуть строже и последовательнее власть стала соблюдать приоритеты именно своего, а не заокеанского государства – и выяснилось, что М. Макфол может не так уж и много, а американский проект «гражданского общества» оборачивается истерическим визгом и откровенным убожеством. Компетенции М. Макфола как «аса политической разведки» и «диверсанта в гражданском обществе» оказались благополучно нейтрализованы.

«Я сидел в режиме реального времени и наблюдал, как зачитывают приговор Алексею Навальному. А когда он вышел через «Твиттер», я сообщил ему по-русски: «Привет, я смотрю». Кто еще такое делает? Какое еще государство? А потом мы, администрация Обамы, очень четко заявили о том, что считаем приговор политизированным. Затем это сделали и другие — но кто был первым? Мы. Далее, Pussy Riot. Кто выступил первым? Я. Чей представитель в ООН только что встретился с Pussy Riot в Нью-Йорке? Наш», - с недипломатическим апломбом хвалится в своем интервью М. Макфол.

Он так и не понял, что расписался в непрофессионализме и в том, что его мировоззрение – это мировоззрение «белого господина», находящегося в «банановой республике». Может, где-то и «прокатит». В России, как оказалось - нет.

Впрочем, самоуверенная агрессия американской внешней политики – ни для кого не секрет. Нас же сейчас больше всего должен интересовать вопрос о том, что будет происходить с «наследием» Макфола и Ко – с «западной диссидентурой» в России.

«Закон об иностранных агентах» заставил «грантоедов» перейти к обороне, их истошный визг – достаточное доказательство того, что государство нащупало наиболее уязвимую точку. Но закон мало принять, нужно добиться его исполнения, а исполняется он из рук вон плохо.

Во-первых, потому, что юристы НКО недаром едят свой хлеб и умело противостоят его применению, используя и «крючкотворство», и откровенный саботаж. Во-вторых, потому что у отечественной юстиции откровенно не хватает политической воли добиваться исполнения этого закона.

Но главная сложность и опасность «наследия» М. Макфола и его предшественников все же не в этом. Если бы «западная диссидентура» представляла собою только лишь группу организаций, живущих на иностранные гранты - все было бы проще. Но таковой она давно уже не является. Всего за несколько лет она обросла связями с частью отечественного финансового капитала, провела своих представителей в органы власти. Она формирует сегодня мировоззрение высшей школы, а следовательно – вполне успешно обеспечивает себе приток новых кадров. Сегодня эта диссидентура, по сути – «глубинное государство», с огромным лоббистским, организационным и финансовым ресурсом, оказывающее значительно влияние на исполнительную и законодательную власть всех уровней. Общественные советы, экспертное сообщество, средства массовой информации – вот основная среда ее обитания и, одновременно - источник ее лоббистских возможностей.

Совершенно свежий пример – инициатива Совета по правам человека при президенте по разработке «идеологии развития страны». Бред, который они уже наговорили, дает все основания предполагать, что всерьез власть их «творчество» не воспримет. Но нагромождение несуразиц – это не столько признак глупости, сколько хитрости. Важно застолбить за собою место «национальных идеологов», запутать нелепицами, а тем временем подготовить более продуманный план.

Но и это не все. Часть «диссидентуры» сегодня активно мимикрирует.

В моду входит патриотизм, и вот уже с восхищением наблюдаешь головокружительный кунштюк человека, который ранее был ярым либералом, а ныне числит себя патриотом, о чем и спешит поведать «граду и миру» со всех доступных ему медиа-трибун.

Иная статья по поводу внешней политики России на две трети состоит из панегириков нынешнему курсу, да столь красочных, что обзавидуешься. И только два-три последних абзаца, в самой важной, рекомендательной части, полны гнили и предложения «возродить конструктивное сотрудничество с США в интересах России» или «отказаться от поддержки Башара Асада для роста авторитета России среди его многочисленных противников».

Естественно, что борьба с этим «наследием Майкла Макфола», «глубинным государством», умело и старательно выпестованным в России, легкой и скоротечной не будет. Но только существенное сужение среды обитания этой диссидентуры, только обрубание финансовых корней, ее питающих, может дать гарантию того, что это «глубинной государство» не задушит нашу страну.

Александр Чайковский - эксперт Института внешнеполитических исследований и инициатив

Специально для «Столетия»


Материалы по теме:

Эксклюзив
08.04.2024
Максим Столетов
Западная «помощь» Украине достигла 266 млрд евро и продолжает расти
Фоторепортаж
12.04.2024
Подготовила Мария Максимова
В Государственном центральном музее современной истории России проходит выставка, посвященная республике


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..