Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 февраля 2024
Ястребиная песня Дональда Рамсфельда

Ястребиная песня Дональда Рамсфельда

Мемуары бывшего министра обороны США взорвали прессу
Борис Иевлев
16.02.2011
Ястребиная песня Дональда Рамсфельда

Вышедший только что в свет пухлый 815-страничный том под интригующим названием "Known and Unknown" ("Известное и неизвестное"), принадлежащий перу 78-летнего Дональда Рамсфельда, четыре года назад покинувшего пост шефа Пентагона, сразу получил громкий резонанс.

Основной тон комментариев – недоумение и разочарование. «О чем бы ни шла речь - об Ираке или Афганистане, о Гуантанамо, пытках или "Абу-Грейб" - Рамсфельд в своей знакомой снисходительной манере не щадит никого, за исключением самого себя», - замечает в «Der Spiegel» Марк Питцке. Ревизионизмом особого, рамсфельдтского духа пропитана каждая глава, продолжает Марк Питцке: на все решения, которые с тех пор были уже не раз разоблачены как заблуждения или манипуляции, у него наготове объяснение, которое делает его образ безупречным, если не пророческим.

Ну, что ж, у многих, доживших до преклонных лет, есть, видимо желание оставить в памяти людей свой образ более достойным, «цивильным», внушающим уважение. Да и грустно как-то публично сознаваться в том, что в угоду сиюминутным выгодам и благам приходилось идти наперекор правде и совести, сообразуя свои дела и поступки не с духом порядочности, а с безмятежностью конформистского существования.

Правда, все это имеет отношение к людям, жизнь которых для многих сокрыта от лишних глаз.

У политиков – все по-другому. К политикам это не имеет никакого отношения. Они проживают свою жизнь на виду у миллионов современников. Дела и поступки политиков всегда – факты публичной жизни. И любые манипуляции с историей собственной жизни видны миллионам без микроскопа. Даже – без лупы.

Судя по всему, именно об этом и забыл Дональд Рамсфельд, работая над книгой про «известное и неизвестное». Как справедливо заметил обозреватель «Der Spiegel», Рамсфельд попытался доказать, что он – само совершенство, пророк и оракул, окруженный посредственностями и врагами.

Оттого мемуары отставного министра не содержат ни малейшего намека на самокритику, не говоря уже об извинениях человечеству за содеянное. А содеянного шефом Пентагона за годы его управления министерством, вызвавшего море людского горя на планете, так много, что человечество ждало от него, если не покаяния, то хотя бы минимального раскаяния. Ожидания оказались тщетны.

Ястребиный клекот и снисходительность по отношению к нему, человечеству, стали главными характерологическими чертами его «воспоминаний о пережитом».

Рамсфельд сделал впечатляющую карьеру. Как сам он не преминул отметить в мемуарах, он был и самым молодым министром обороны США (в 1975-1977 годах при Джеральде Форде), и самым возрастным (в 2001-2006 при Джордже Буше-младшем). Все это время он скрупулезно записывал в свои кондуиты всякое возражение, всякую обиду, любую критику в свой адрес со стороны прессы, любую осечку других. «Несомненно, лишь для того, чтобы потом разом отплатить всем», - замечает по этому поводу «Die Welt».

При этом все свои ошибки один из патриархов американской «ястребиной стаи» перекладывает на плечи соотечественников или на те народы, которые пострадали от его действий и решений в пору командованием оборонной политикой Америки.

Он не испытывает никакого раскаяния по поводу войны в Ираке, которая уже обошлась Америке в 4400 жизней ее солдат и 700 миллиардов долларов государственной казны. Он уверенно настаивает на том, что «освобождение региона от брутального режима Саддама создало более стабильный и надежный мир».

Гложет ли его червь сомнения? Да нет, не гложет. С его слов, особых оснований для этого нет, ибо все эти годы Буш, оказывается, ни разу «не спросил его, было ли правильным решение о вторжении». Так зачем же ломать над этим голову? Пусть она болит у Буша и тех, кто принимал эти решения.

В недавнем эксклюзивном интервью американскому телеканалу АВС – в своем первом телеинтервью с 2006 года – Рамсфельд отказался от всякого рода ответственности за «пускание крови по миру».

Зачем Америка полезла в Ирак? Почему он врал всему миру о саддамовском оружии массового поражения? Да потому, уверяет Рамсфельд, что это была «неверная информация от разведслужб», прежде всего со стороны шефа ЦРУ Джорджа Тенета. Пусть тот и отвечает, а министр обороны Рамсфельд здесь ни при чем.

Почему под его водительством разграбили Ирак после свержения Саддама Хусейна? Со страниц книги и перед микрофоном АВС он лишь пожимает плечами, верный свой небрежно брошенной фразе 2003 года о послевоенном разграблении Ирака: "Stuff happens" ("Бывает и такое...").

Почему его не мучают по ночам «мальчики кровавые в глазах»? Да потому, оказывается, что он «принимает легкие снотворные препараты» и «не обращает внимание на щепки, которые летят в стороны, когда рубят лес».

Почему его не пугают страшные крики пленных иракцев и афганцев, которых пытали с яростью средневековой инквизиции с его ведома и разрешения? Потому, оказывается, что они – «не американцы». А это значит (по Рамсфельду), что Гуантанамо – это нормальный лагерь для «недочеловеков». И если кто и должен за это отвечать, то это – руководители ЦРУ, а не он – интеллигентный, уравновешенный и довольный собой автор толстенных мемуаров, полных лжи и самолюбования, и «впариваемых» доверчивому читателю, как говаривал российский сатирик, «за очень дополнительные деньги».

Кровавые страницы, вписанные в мировую историю американской военщиной на рубеже XX-XXI столетий под его «мудрым руководством», Рамсфельда нисколько не волнуют: «На войне как на войне!». Те же, кто сомневается в правоте американской политики, - не кто иной, как «аморфная масса ленивых пацифистов и гномов мировой политики».

В число этих «пацифистов и гномов» Рамсфельд недрогнувшим пером записывает и некоторых лидеров стран – союзниц Америки по НАТО.

Так, достается бывшему канцлеру Германии Герхарду Шредеру: сопротивление Шредера и тогдашнего французского президента Жака Ширака войне в Ираке в 2003 году, пишет в мемуарах Рамсфельд, «лишь дало Саддаму ложное чувство безопасности и сделало войну скорее вероятной, нежели невероятной». Правда, германский канцлер отделывается легче, чем французский президент: последнего Рамсфельд описывает как «человека с безграничным цинизмом, чей антиамериканизм превратился в рефлекс».

Копаться же в собственных ошибках Рамсфельд не только не желает, но и отвергает все намеки на их наличие. Все было сделано им правильно, уверен «ястреб» американской политики на закате своих дней.

Какие же уроки он вынес из жизни, спросила у него журналистка ABC, бравшая интервью. Рамсфельд посмотрел на нее, самодовольно усмехнулся и произнес: «Я об этом просто не думаю». Для политика это, согласитесь, более чем странно. А может быть, отставной министр обороны и не политик вовсе, а так, обычный обыватель, с важным видом строящий из себя вершителя судеб человечества?

Тогда все правильно. Для обывателя свят завет: «Меньше думаешь – лучше спишь». Только этот сон – сон разума.

Специально для Столетия


Эксклюзив
22.02.2024
Валерий Панов
Российские войска одержали в битве за Донбасс знаковую победу
Фоторепортаж
21.02.2024
Подготовила Мария Максимова
Наш зоопарк – один из старейших в Европе


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..