Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
31 июля 2021
Европа: «восток» против «запада»

Европа: «восток» против «запада»

Почему чешская оппозиция свалила правительство, а президент Вацлав Клаус «взбунтовался» против Брюсселя
Андрей Федяшин
26.03.2009
Европа: «восток» против «запада»

С «бритвенным» перевесом в один голос кабинет Мирека Тополанека (на фото слева) получил вотум недоверия. Вот так чешская оппозиция свалила собственное правительство, создала кризис дома и неприятную ситуацию в Европейском союзе, где Прага как раз сейчас и председательствует.

Положение в экономике восточных и центральноевропейских членов Евросоюза сейчас настолько угрожающе, что в столицах «Большой четверки» - Париже, Берлине, Лондоне и Риме – уже начинают всерьез опасаться, что восток потянет за собой в пучину банковского краха и экономического спада и весь запад. Глядя сегодня на Венгрию, Болгарию, Румынию, Словению, Чехию, Словакию, в ЕС принялись говорить об «Аргентинах на Дунае». Прямой намек на крах национальной валюты и экономический коллапс «страны серебра» в 2001-м.  

Хотя не только в финансовом и экономическом кризисе дело. В Европе, объясняя причины всего произошедшего, делают упор именно на экономические ошибки кабинета Тополанека. Однако замалчивают еще одну очень важную составляющую. На его падении сказалось и общее недовольство чехов тем, с какой простотой кабинет пытался решить вопрос о размещении в Чехии части новой системы американской ПРО. Тополанеку не помогло даже то, что решение судьбы американской ПРО было решено отложить. Большинство чехов - до 70 процентов - выступали против размещения элементов системы ПРО, обоснованно полагая, что Россия вправе будет принять соответствующие ответные меры, а это вовсе не укрепит безопасность страны. Недовольство, естественно, отразилось и на раскладе парламентских сил.

Перешедшие на сторону оппозиции депутаты были как раз из числа тех, кто выступал против «американизации» окрестностей Праги радарами США.

Чешскому президенту Вацлаву Клаусу (на фото справа) предстоит решить в предстоящие дни, что же делать с правительством. С одной стороны, принять его отставку он должен по конституции. Но, с другой, конституция страны не устанавливает никакого определенного срока проведения внеочередных выборов – как решат партии, так и будет. Собственно, вариантов у Клауса немного: либо назначить досрочные выборы, либо уговорить все стороны сформировать кабинет на основе «политического консенсуса» и существовать дальше в «вялотекущем режиме». Возможно, удастся протянуть и до следующих парламентских выборов. Тополанек настаивает на последнем варианте.  

Он пришел к власти в 2007-м, после того, как его ГДП набрала чуть больше голосов, чем социал-демократы. Коалиция из ГДП, христианских демократов и «зеленых» имела в парламенте только 97 мандатов и держалась лишь на «добром расположении» нескольких независимых депутатов. При последнем голосовании от нее отвернулись не только эти депутаты, но и еще четыре коалиционных партнера из партии «зеленых».  

Если бы пало лишь правительство Чехии, то это не было бы такой уж большой бедой для Европы. Ну, пало, бывает.

Но президентство Чехии в ЕС придало внутренним политическим проблемам в Праге широкие европейские масштабы.

В Брюсселе сейчас не скрывают, что предпочтительнее всего было бы, если бы чехи смогли договориться, сформировать кабинет из всех партий и продержаться до 30 июня, когда истечет срок чешского председательства в Европейском Союзе. Трудно сказать, как это может получиться при нынешних отношениях с оппозицией. Лидер социал-демократов Иржи Пароубек, сам бывший премьер, заявил, что «правительство получило то, чего заслуживает», оно ничего не делало для смягчения экономического кризиса, занималось лишь делами ЕС и, вообще, «липло к ЕС как к единственному источнику своего существования». Не очень такая оценка располагает к «политическому консенсусу».  

По большому счету, ротирующийся председатель ЕС не есть такая уж большая должность. Это, скорее должность «почетного капитана», координатора уже назначенных мероприятий. Страна-председатель, правда, может сильно повлиять на полугодичную повестку дня ЕС и на то, что надо обсуждать в приоритетном порядке. Но это, если такие приоритеты выдвинут либо сами «старики» - Германия, Франция, Британия или Италия, или они же с такими приоритетами согласятся. Все оперативное управление союзом все равно осуществляет Еврокомиссия.  

Только вот чешский президент Вацлав Клаус снова сильно раздражает «западный блок» Евросоюза, намекнув, что тот демонстрирует все больше «дефицита демократии» и все больше противопоставляет себя «восточному блоку».

Такого рода деление в ЕС давно трансформировалось из чисто географического в чисто политическое и сейчас все больше углубляется. Кризис разделил европейцев на «дающий» Запад и «просящий» Восток или на богатых даже в кризисе и полунищих в нем же. «Восточными» в ЕС считаются все государства бывшего «советского блока» - будь они в Прибалтике, центре Европы или на Балканах.  

Самое любопытное в том, что на «востоке» многие молодые члены ЕС думают так же, как Клаус, но немногие так публично и откровенно, как чешский президент, делятся своими думами. В последний раз он сделал это на днях, дав интервью одной из британских газет.  

Чешский глава государства, надо заметить, самый убежденный евроскептик сегодняшних дней. Он, можно сказать, перенял эстафету у бывшего британского премьера Маргарет Тэтчер, которая не жаловала ничего континентально европейского. Но у «Мэгги» это было, так сказать, на генетическом уровне. Британцы никогда не были высокого мнения о чем-либо «с той стороны Канала» - кроме, конечно, сыров, вин, ветчины, Ниццы. Здесь надо сразу оговориться, что Клаус не любит отнюдь не Европу, а Брюссель - как воплощение всех темных сторон разросшейся до невероятных размеров еэсовской бюрократии и комиссарщины.  

В этом отношении «восточный» Клаус - невиданный феномен. Его критика граничит с афронтом и всегда пропитана эпатажем.

Судите сами. Чешский президент - глава государства-председателя ЕС, который наотрез отказывается вывешивать на своей резиденции или на ее территории флаг Евросоюза.

«Пражский Замок, - заметил он в интервью «Санди таймс», – всегда был символом чешской государственности. И, когда наша страна была свободной, на нем не висело никакого флага, кроме как чешского. Европейский Союз – это не государство, и юридически он даже не имеет флага вообще». С этим, конечно, можно поспорить, хотя звездно-голубой флаг ЕС, действительно, не инкорпорирован ни в один договор о Евросоюзе. Его одобрили в 1985-м главы государств и правительств ЕС, но не как флаг, а как «официальную эмблему» ЕС. В принципе, юристы толкуют это одобрение как законодательное утверждение флага.  

Именно из-за строптивости Клауса в настоящее время уже подвергается критике председательство Чехии в Евросоюзе вообще. А президент Франции Николя Саркози, в частном порядке, уже не раз проигрывал с коллегами-«западниками» идею о том, чтобы и вовсе не назначать на председательство в ЕС «новых». Могут все испортить, да еще и недостойны ни исторически, ни политически, ни экономически. Вот до чего доходит дело.  

В общем, не было бы большой беды с нынешними коленцами чешского президентства в ЕС, если бы не финансовый и экономический кризис. И все его нехорошие политические составляющие. Европейцы и так никогда не испытывали никакой любви к брюссельской бюрократии. А сейчас многие диссидентствующие головы Старого Света начинают внедрять в массы простых европейцев крамольную мысль: а зачем нужна вообще такая раздутая бюрократия? Бюрократия, которая проморгала приближение колоссального финансового и экономического кризиса. И не пора ли менять всю структуру ЕС, который не демонстрирует эффективных мер по преодолению кризиса?

На саммитах Евросоюза говорят о едином подходе к антикризисным мерам, а после выясняется, что каждый лидер вводит у себя подобие протекционистских мер и защищает только национальную экономику.

И о каком единстве и общем направлении развития Евросоюза может идти речь, если никакого единства не демонстрирует даже страна-председатель? Как вообще можно жить в союзе, руководимом постоянно хромающими участниками? И что это за союз, в котором уже вполне осязаемо проявилась граница между богатым западом и бедным востоком, где страны еврозоны отказываются сейчас «пускать» к себе остальных? На западе ЕС считают, что восточные члены хотят слишком много и этого «много» еще не заслужили. Надо подтягиваться. В этом есть резон.  

Но и восток, недовольный мизерной помощью, тоже можно понять. Нынешний кризис украл у восточной Европы ту самую модель капиталистического развития, которую они, освободившись, приняли чуть ли не с религиозным благоговением. Именно Брюссель призывал их широко открыть рынки для западных товаров, а банки - для интеграции в западную финансовую и банковскую систему. Теперь эта модель рухнула, многие банки в восточной Европе либо уже обанкротились, либо стоят на грани краха. Идет возврат к жесткому государственному регулированию и «восточники» считают: западной части пора бы расплатиться с ними за навязанные и неосуществленные соблазны. Это, конечно, отдает капризами детей, которые ждали коробки леденцов, а получили только одну конфетку. Но, с другой стороны, Брюссель действительно много обещал востоку. Много соблазнов. А они не реализовались, увы.  

Андрей Федяшин - политический обозреватель «РИА Новости» 

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

юрий
Чехия не права .На барина гавкать нельзя,а то высекут.А сейчас с сумой и протянутой рукой ходит много и всем не хватит. 

Эксклюзив
16.07.2021
Валерий Панов
По материалам экспертного круглого стола ФИП и Российского исторического общества.
Фоторепортаж
12.07.2021
Подготовила Мария Максимова
К 200-летию великого русского поэта.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.