Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
25 апреля 2024
Виктор Филимонов: «Какой статус поселению дашь, такое развитие оно и получит»

Виктор Филимонов: «Какой статус поселению дашь, такое развитие оно и получит»

Беседа с доктором исторических наук, завкафедрой Калужского госуниверситета, экспертом по вопросам взаимоотношения города и деревни
15.03.2013
Виктор Филимонов: «Какой статус поселению дашь, такое развитие оно и получит»

- Виктор Яковлевич, на протяжении всей своей научной деятельности вы профессионально исследовали вопросы взаимоотношения российских городов и деревень. Ими вы занимались еще в советские времена. Как оцениваете ситуацию в этой сфере сегодня?

- Процессы, происходящие в городе и на селе, сегодня, на мой взгляд, по большей части, идут стихийно. Для России наиболее актуальна проблема сельского расселения, потому что огромные территории ее опустошаются. Процесс начался, конечно, не сегодня. В советские времена проводились целые кампании и по «агрогородам», и по разделению на «перспективные» и «неперспективные» поселения, что явилось грубым вмешательством в развитие села. Но процессы перемещения населения в те годы все-таки как-то регулировались, сдерживались, сейчас – всё в свободном неконтролируемом движении.

- Вы не только ученый, но и имеете опыт управленческой деятельности. Что, на ваш взгляд, необходимо сделать в этом направлении?

- С моей точки зрения, необходимо привлечение научной общественности для решения всех этих вопросов. Ведь сегодня, к сожалению, никто не изучает формы современных поселений. Должна быть проведена системная работа, учитывающая множество факторов, влияющих на перемещение населения, а значит и производительных сил.

Сегодня же все делается как-то не по уму. Под прикрытием закона о местном самоуправлении, скажем, проходит кампания по так называемой «оптимизации» расходов на содержание школ и социальных объектов. А ведь любая школа на селе, пусть она дорогостоящая в расчете на одного ученика по сравнению со школой в районном центре, но является своеобразным культурным центром всего поселения. Это центр притяжения для семей, где жителями обсуждаются все местные проблемы. Такая школа окупается самим фактом своего существования, что даёт основания для развития всего поселения. А если расформировывается школа, то через несколько лет и всё поселение умирает. Люди в этом случае понимают, что перспектив для их семей никаких нет. Нужно переезжать. Или доживать свой век, не думая о потомстве, о будущем.

- Причем сама идея местного самоуправления, о которой столько говорится, которая в нашем законодательстве прописана, казалось бы, должна отвечать традиционному укладу жизни в России. Но надо же было всё так извратить!

- Совершенно с вами согласен. Закон об общих принципах местного самоуправления под номером 131 вызывает множество нареканий.

Что это такое: более трёхсот муниципальных образований в одной Калужской области?! Ведь даже профессиональные управленцы запутались: где территория местного самоуправления, а где территория отдельного поселения, входящего в его состав? Я согласен с принципом, что муниципалитет должен быть компактным, желательно в «шаговой доступности» жителей друг от друга, но не до такой степени, что каждой деревеньке присваивать статус местного самоуправления. Ведь есть еще и финансовые вопросы, связанные с содержанием территорий. Но из каких доходов малые поселения должны формировать свои бюджеты? Денег-то у них попросту нет.

Органы местного самоуправления района часто конфликтуют с муниципалитетом города-районного центра. А города-районные центры в русской глубинке и есть в основном те «малые города», о которых мы ведем речь. Проблемы здесь создаются из-за дублирования функций между муниципальными образованиями.

Другая крайность, когда во многих областях России местное самоуправление осуществляется только в границах районов и областного центра, то есть достаточно большие поселения лишены возможности осуществления местного самоуправления. В этом случае теряется вообще смысл самоуправления, так как подавляется гражданская инициатива.

В России отсутствуют единые научно обоснованные подходы к осуществлению местного самоуправления. Отсюда и все беды.

- Плюс к этому - проблема полномочий. …

- Это вообще - механизм перекладывания ответственности.

Поговорите с руководством любой области насчет решения какого-либо вопроса на местах - вам скажут: «Это полномочия федеральные». Поговорите с муниципальными властями, услышите - «Это вопросы областные».

- А спросить у федеральных органов государственной власти?

- «Это на местах сами должны решать», – заявят.

Ведь при принятии и реализации закона о местном самоуправлении ещё в 93-м году никто не задавался вопросом, какие сообщества, и в каких границах способны самоуправляться? Просто силовым образом нарезали территории местного самоуправления. Сначала пытались проводить референдумы на эту тему, потом и от этого отказались, видя отсутствие живого интереса со стороны жителей.

- Примерно такой круг вопросов затрагивала чуть более года назад директор ФИИП Наталия Алексеевна Нарочницкая в интервью «Русский код для инвестиций», опубликованном в журнале «Территория и планирование». Она говорила о малых городах России, об остаточном принципе финансирования городов России, о необходимости сохранении культурно-исторического генетического кода русского народа, о необходимости восстановления «родовых гнезд»…

- Я читал это интервью. Очень точные характеристики процессам и выводы даны в этом материале. И ещё меня поразило знание политиком и ученым специфических проблем малых городов и селений Калужской области. Ведь она упоминает и славный город Козельск, и Малоярославец, и многие иные поселения нашего края.

И ещё раз я в этом убедился в 2008 году, когда она приезжала к нам в Калугу на конференцию, посвященную Николаю Васильевичу Устрялову, видному деятелю сменовеховского движения и основателю идеологии национал-большевизма, патриоту России, долгое время прожившему в Калуге. Главная идея работ Устрялова, написанных в 1920-е годы, – великая Россия. Именно эту мысль развила Наталия Алексеевна в своем выступлении. Какие бы режимы ни сменяли друг друга, а Родина должна оставаться непревзойденной ценностью.

- В своем интервью Наталия Алексеевна говорила о необходимости развивать малые города, создавать между ними «паутинки экономических, социальных и культурных связей», о крестьянстве, как «консервативном хранителе национального самосознания».

Но о каком развитии можно говорить в условиях «оптимизации», перечеркивающей судьбу целых поселений? А ведь экономия средств на такой «оптимизации» - копейки в государственном масштабе. Вот комплекс трамплинов в Сочи - другое дело. Первоначальная цена в 1,2 миллиарда рублей увеличилась аж до 8 миллиардов! Кстати, если бы не разбирательства президента, то об этом бы никто и не узнал. Семь миллиардов рублей туда, семь миллиардов сюда – такая мелочь! А для решения вопросов местного сообществ денег нет...

- То же самое по арене стадиона «Зенит»: сначала речь шла о 8 миллиардах рублей на строительство, а сейчас о 43 миллиардах рублей. Увеличение в 5 раз!

И для чего всё это? На массовый футбол и развитие физической культуры такие масштабные стройки не влияют, да и в самом клубе «Зенит» серьезные проблемы.

Я понимаю, что ошибиться при проектировании можно на 5-10 процентов. Но в 5-10 раз! Здесь возникают очень серьезные вопросы.

А ситуация вокруг второй сцены Мариинского театра? Вы понимаете - это Санкт-Петербург, где всё гармонично. Вмешательство архитектурными излишествами здесь просто порочно. Нужно ли там вообще возводить современное здание? А деньги огромные – десятки миллиардов рублей!

Сейчас у нас в обществе на первом месте коммерция, «эффективный менеджмент». Вот это и есть его результаты.

А ведь как тех же украденных семи миллиардов не хватает нашим деревенькам!

Мы живем в самой большой по территории стране. Здесь особенно необходим государственный подход, максимальная поддержка аграрного сектора и деревни.

- А село в широком смысле ориентировано на малые города.

- Безусловно. Малые города - основа всему. Городская культура у нас всегда была совсем иной, нежели на Западе. У нас городская культура в западном понимании и не формировалась.

В 20-е годы у нас произошли преобразования сёл в города, а городов в сельские поселения, работали специальные комиссии. И очень продуктивно работали, они состояли из специалистов «старой» дореволюционной школы. Например, Перемышль Калужской области имел статус города. Комиссия стала разбираться, выяснилось, что в городе практически все занимаются сельским хозяйством и проведением ярмарок. И с 1925 года «город» стал «селом». Обратный пример - Иваново. Поступательное развитие промышленного села Иваново и Вознесенского посада в конце XIX века привело к объединению в город Иваново-Вознесенск, что позволило в 1918 году, несмотря на смену эпох, Иваново, тогда ещё Иваново-Вознесенску, стать губернским центром. Вот вам примеры. Именно правильно определенный статус влияет на дальнейшее развитие поселений, на размещение в них промышленных или сельскохозяйственных производств в них.

Обратный пример. Вот у нас в Калужской области сейчас поселение Кремёнки звучит как муниципальное образование «городское поселение «Город Кремёнки». Какой же это город? Разве что пятиэтажные дома построили. Но это типичное сельское поселение.

Вот это смешение понятий, которое сейчас происходит, влияет и на судьбу людей. Ведь, если бы верно был определён статус Кремёнок как «сельское поселение», то логично было бы думать о занятости людей в сельском хозяйстве, о развитии сельскохозяйственных производств. А что сейчас происходит? Промышленности практически там никакой нет, сельского производства тоже, основная масса людей вынуждена искать работу в Москве и Московской области, в том же Серпухове. О каких «родовых гнездах» можно вести речь при таком положении дел?

Я изучал материалы переписи 2002 года. Процентов семьдесят сельских поселений составляют населенные пункты с числом жителей 5 – 7 человек. Это означает, что на сегодняшний день этих поселений, за редким исключением, уже не существует. Надо внимательно просмотреть итоги переписи 2010 года, материалы которой опубликованы совсем недавно. Я уверен, что тенденция к исчезновению поселений подтвердится.

Вот куда, на развитие малых городов и поселений, нужно направлять сегодня основной объем инвестиций! Приоритет должен быть отдан русской глубинке, а не поражающим воображение прожектам.

- Как вы относитесь к расширению Москвы вообще и в сторону Калужской области в частности?

- Огромные затраты с непредсказуемыми последствиями. Здесь нужен был тот же подход: сначала изучить все возможные варианты, последствия, а затем уже принимать решение. А у меня сложилось впечатление, что решение было принято чисто административным образом. Да просто обозначили границы будущей большой Москвы и все. Широкого обсуждения с научной общественностью не было. Что касается конкретно Калужской области, нужно сказать, что «большая Москва» поглотит в себе множество ее поселений, малых городов. В интересах это жителей этих поселений, общества в целом? Не думаю. Правильнее было бы направить огромнейшие государственные средства, которые планируется пустить на расширение мегаполиса, на поддержку малых городов и селений России. Я думаю, что хватило бы всем малым городам, учитывая масштаб расширения Москвы.

А ведь у нас федеральную политику в той или иной степени копируют на региональном уровне. У нас же привыкли подражать любым вышестоящим тенденциям: и хорошим, и ошибочным.

Вот в Калужской области финансовые и организационные усилия сконцентрированы на размещении промышленных агломераций, технопарков, вокруг Калуги и Обнинска. Многие у нас, кто в усмешку, а кто всерьез, называют Калугу новым Детройтом за размещённые здесь производства иномарок. Кстати, размещение новых производств иногда идёт в ущерб исторически сложившимся промышленным предприятиям Калужской области, флагманам советского периода.

В такой ситуации поддержка малых городов и сохранение сельских поселений производится по остаточному принципу. В результате густонаселенные территории становятся еще более заселенными, а территории с низкой плотностью населения пустеют. А, если пустеют территории, то рано или поздно возникает другая проблема - заселения пустых территорий… Только - кем?

- Мигрантами и иммигрантами.

- Совершенно верно. А отсюда и все вопросы культурного рода, которые постоянно обсуждаются в средствах массовой информации, где происходит подмена понятия основополагающей и скрепляющей государство роли русской культуры и русского народа. Так что процессы эти, я думаю, имеют не только объективный характер, связанный с низкой рождаемостью, но и субъективный, а именно – недостаточное внимание органов государственной власти к вопросам развития территорий и системе расселения.

Беседовал Виталий Филяев

Специально для Столетия


Материалы по теме:

Эксклюзив
22.04.2024
Андрей Соколов
Кто стоит за спиной «московских студентов», атаковавших русского философа
Фоторепортаж
22.04.2024
Подготовила Мария Максимова
В подземном музее парка «Зарядье» проходит выставка «Русский сад»


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.

** Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.