Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
31 января 2023
Тысс из ТАССа

Тысс из ТАССа

Известному журналисту-международнику, постоянному автору «Столетия» Юрию Константиновичу Тыссовскому сегодня исполняется 80 лет
Андрей Степанов
26.01.2011
Тысс из ТАССа

Большую часть своего недюжинного творческого потенциала он отдал ТАССу и обширному региону Ближнего и Среднего Востока еще в советские времена. Однако в последующий период не отложил в сторону свое острое перо, которое можно было бы приравнять не к штыку, а скорее, к скальпелю.

Судьба несколько раз сталкивала меня с Юрием Константиновичем, или как его иногда панибратски называли коллеги, Тыссом, на региональных перекрестках. Первая такая встреча произошла в начале 70-х годов прошлого века в Египте. Тогда молодой журналист-арабист, я приехал в Каир в редакцию издававшегося на арабском языке еженедельника «Новое время». ЮК был уже маститым корреспондентом-тассовцем, заведовавшим местным Отделением агентства. В то время Египет, противостоявший израильской агрессии, был на передовой линии глобальной конфронтации между СССР и США. В регионе было неспокойно, время от времени вспыхивали военные столкновения, напряженность буквально висела в воздухе. Так что работы тассовцам хватало. ЮК был прекрасно информирован относительно местной и региональной ситуации и мог много чего рассказать молодому журналисту. Прежде всего, в нем поражала оригинальность мышления, стиля работы и поведения. Ну никак в моих глазах он не подпадал под идеологически подсушенный трафарет обычного советского журналиста. ЮК отличала и отличает до сих пор, прежде всего, неутомимая энергия, редкая живость ума, нестандартность и независимость суждений. Он мог конфликтовать с начальством, которое требовало от него не столько объективной картины происходивших бурных событий, сколько приодетой в информационную форму иллюстрации мудрости политики, проводимой партией и правительством.

Но вольнолюбивая натура ЮК бунтовала и на дружеских застольях, и на местных партсобраниях, и в посылаемых в Москву информационных сообщениях и аналитических письмах. Естественно, все это порой оборачивалось для него весьма болезненными шишками. Но природный оптимизм и жизнелюбие помогали, и, я уверен, помогают ему и сейчас преодолевать все невзгоды.

Без сомнения, ЮК присущи черты явной харизмы, то есть врожденной склонности к лидерству.

Он весьма общителен, гостеприимен, радушен, открыт - и порой парадоксален. Причем эти свойства своей натуры он отнюдь не демонстрировал избирательно, как говорится сообразно чину и статусу собеседника, гостя или партнера. Им, прежде всего, руководил и, надеюсь, руководит до сих пор, несмотря на столь впечатляющую выслугу лет, неподдельный интерес ко всему и ко всем, кто его окружает. А ведь это - полная антитеза равнодушию, замыленности взгляда, усталости от ежедневной рутины, профессиональной лени. Ведь это основное качество, которое отличает Журналиста с большой буквы от простого ремесленника печатного слова. ЮК не боялся свободно и открыто общаться даже с тогдашними идейными противниками, за что всевозможные контролирующие органы далеко не всегда гладили его по головке. За это тогда приходилось расплачиваться. И ЮК пришлось глотнуть из этой горькой чаши.

Вот таким он остался в моей памяти египетского периода. Следующая наша запоминающаяся встреча произошла добрый десяток лет спустя в Афганистане. ЮК, пройдя непростой путь отечественного чистилища, стал автором и соавтором ряда книг, отсидел определенный «карантинный срок» в Болгарии, был командирован главой бюро ТАСС в Кабул. Нельзя сказать, что это была «самоубийственная миссия», но легкой и простой ее никак не назовешь, чему свидетельством стало серьезное ранение, полученное журналистом во время командировки в Торхам на границе с Пакистаном. В Афганистане шла тягучая и вязкая война. И снискать лавры на ее освещении было делом весьма неблагодарным. Но ЮК удавалось делать это с профессиональным мастерством, достоинством и с минимальными моральными потерями. Он неоднократно принимал группы журналистов в своей тихой вилле на окраине Кабула и откровенно рассказывал о реальном положении в стране. А картина эта складывалась у него из знакомства с фактами, полученными из первых рук, или из собственных впечатлений свидетеля и очевидца.

Помню, в пику официальной шапкозакидательской пропаганде он весьма скептически оценивал перспективы дальнейшего пребывания «ограниченного советского воинского контингента» на афганской земле и предрекал, что ничем хорошим оно не закончится. И в который раз оказался прав.

Прошло еще чуть более десяти лет, и вот мы сидим с ним в одном номере гостиницы в Тегеране и обмениваемся мнениями о путях иранской исламской революции за рюмкой коньяка, весьма хитрым образом пронесенного мимо бдительных местных таможенников. Правда, до этого мы оба поучаствовали в забавной беседе с одной из руководительниц местной женской исламской организации.

Одетая в строгом соответствии с канонами шариата женщина средних лет, обладательница ученой степени доктора философии, долго и терпеливо объясняла нам, что хиджаб и раздельные помещения для женщин в мечетях, на трибунах стадионов, в других общественных местах, включая городской транспорт – все это устроено исключительно на добровольной основе. Поскольку отвечает чаяниям иранских женщин, которые таким образом хотят защитить свое человеческое достоинство от посягательства мужчин. Мы внимательно выслушали вдохновенную проповедь. И тут ЮК заметил: он удивлен тем, как низко наша собеседница оценивает морально-этические качества иранских мужчин, готовых, по ее словам, чуть ли не к сексуальным домогательствам при малейшем приближении к любой представительнице прекрасного пола. Наша собеседница несколько смутилась, а затем «опять пошла морока» про коварных мужчин и абсолютно свободных иранских женщин. Проводив нашу гостью, ЮК глубокомысленно изрек, что, кажется, раскрыл способ, как распропагандировать местное население и, прежде всего, женщин в пользу большей открытости и личной свободы. Нужно как-то ухитриться доставить сюда и как можно шире распространить журналы мод. Тогда критическая масса образуется сама собой из-за врожденных черт женского естества, и произойдет неизбежное. Конечно, это была шутка, но она хорошо показывает парадоксальность мышления ЮК.

Последние годы неутомимый ЮК работал в международном отделе газеты «Век», и стал обозревателем Агентства национальных новостей. В заключение хотелось бы упомянуть еще об одной важной черте характера Тысса. Это его работоспособность и выносливость.

Несмотря на возраст, дающий ему полное право отдохнуть от трудов праведных, ЮК подготовил к изданию двухтомник «Крестоносцы» против Ислама», посвященный весьма актуальной теме – исламизму, который противостоит американскому империализму.

Этот труд вовсе не ведет арьергардные бои с бывшим идеологическим и военно-политическим противником, а вскрывает глубинные корни исламского экстремизма. С другой стороны показывает тщетность попыток правящих кругов Америки вести борьбу с традиционным Исламом, навязать Ближнему и Среднему Востоку, где обманом, а где и силой искусственные схемы «демократизации» по западным образцам. Российский читатель уже в конце февраля получит возможность познакомиться с новой книгой журналиста, публициста и аналитика, который простыми словами может рассказать об очень сложных явлениях современности.

А еще хочется пожелать Юрию Константиновичу крепкого здоровья, бодрости и новых творческих успехов!

Редакция «Столетия» присоединяется к поздравлениям в адрес юбиляра!

Специально для Столетия


Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
30.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Историческом музее в Москве проходит выставка, посвящённая Транссибу.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..