Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 июня 2024
Тарутинский маневр "элиты": прощай, Рублёвка...

Тарутинский маневр "элиты": прощай, Рублёвка...

Необузданное строительство может привести к бунту
Сергей Контейнеров
29.12.2005

Застраивая свободное пространство, Москва разрастается, как раковая опухоль, метастазы которой проникли за пределы области.

Жизнь в районах, прилегающих к столице России, превратилась в ад. Ближнее Подмосковье напоминает гигантскую мясорубку, в которой выживают сильнейшие. Ежедневные многочасовые пробки, от которых не спасают новые транспортные развязки; скученность в перенаселенных окраинах; "новостройки" в модных городах за МКАД, куда устремились состоятельные москвичи, бегущие из центра города...

Здесь, в Одинцово, Видном, Красногорске, Мытищах, Долгопрудном "башни" с улучшенной планировкой возводят на помойках или болотах, потому что вокруг всё уже застроено. Впопыхах строятся склады и "предприятия" для производства западного ширпотреба. Запуском очередного "псевдозавода" козыряют чиновники, заявляющие о "создании новых рабочих мест" и "бурном развитии".

По мегаполису мотаются на десятки и сотни километров в день полтора десятка миллионов издерганных горожан, снимающих стресс бытовым пьянством. Отсутствие жизненной перспективы, прозябанье в роли социально обустроенных рабов в разных торгово-сервисных ипостасях – ничего иного не сулит жизнь человеку, которого угораздило родиться на задворках этого мегаполиса.

Олигархическая Москва и ближнее Подмосковье, слившись воедино, становятся "ядерным реактором" социального взрыва. Психологические перегрузки и социальные проблемы выворачивают наизнанку всех: и коренных москвичей, и мигрантов любой этнической принадлежности; и обитателей коттеджных поселков, и бедняков, ютящихся в "хрущобах".

Вместе с жителями исчезают последние поля и деревни. Этот процесс уже завершен в Красногорском и Одинцовском районах, на территории которых раскинулась зона "европейского" благополучия. Сельское хозяйство здесь продолжает "трансформироваться". Как было прямо заявлено в газете "Красногорские вести", "Активное малоэтажное строительство… не оставляет шансов на развитие сельского хозяйства". Не так давно здесь был сделан убыточным и ликвидирован "СПК" (бывший племзавод-колхоз "Заветы Ильича"), проданы последние коровы из племзавода-колхоза "Ленинский луч".

Если небоскребы Манхэттена опираются на скалу, то у нас "элитные дома" и "европейские" коттеджи норовят выстроить на вчерашних болотах и полях орошения, наскоро засыпанных строительным мусором. Хороша ли колодезная водичка, господа нувориши? Впрочем, главное – хорошая вентиляция подвалов, куда из проседающего насыпного грунта сочится биологический газ…

Зато хозяева Красногорска Георгадзе, Рунге, Попкович и Ко, тесно связанные с международной строительной корпорацией "Розенфильд-Хаус", базирующейся в Австралии, в очередной раз втирают очки аборигенам сказкой о "развитии".

Между тем, сплошное разгораживание и застройка вчерашних " экологически чистых окраин", превращенных в бесконечный Шанхай, обесценивает еще вчера "элитное" жилье, провоцируя бесконечный рост мегаполиса. Стоит только удивляться, что в районах "первого пояса" вокруг Москвы (Красногорском, Люберецком, Мытищенском, Одинцовском, Ленинском, Долгопрудненском.) еще функицонируют отдельные объекты сельского хозяйства. По-видимому, им не дают умереть для имитации присутствия отрасли на территории данных административных единиц. Впрочем, назвать вышеупомянутые анклавы отдельными районами уже язык не повернется...

История Красногорского района (сегодня фактически бывшего) для ближнего Подмосковья типична. После прокладки в 1984 году через заповедный Степановский лес Ново-Рижского ("Новорусского") шоссе, спуска плотины на реке Банька, сдачи в пользу Москвы Митинского поля в конце 1980-х, фактического территориального слияния СЗАО Москвы (Митино) и Красногорска этот район как самостоятельный субъект существовать перестал.

Некоторые митинские многоэтажки уже "перелезли" через замызганный ручей и теперь стоят уже на стороне "области", подчиняясь при этом Москве. Административная граница некогда уютного городка отодвинулась за поселок Нахабино и фактически слилась с административной границей района. Естественно, вопреки желанию коренных жителей. Зато к восторгу областного чиновничества в Красногорск со Старой площади переводится администрация Московской области; в Мякининской пойме строят угрюмый серый квадрат в духе Малевича – здание областного суда, а рядом, на Павшинском поле, которое по весне превращается в лужу – коммерческие многоэтажки. Мегаполис, раздуваемый деньгами и иммигрантами, переваривает пространство…

Немного иначе складывается ситуация "подмосковного города" Люберцы, вплотную примыкающих к Москве со стороны Казанской дороги. Здесь местные жители, уставшие от криминального и коммунального беспредела, сами требуют, чтобы власти перешли в подчинение Москвы. Но тут упрямится многоопытный столичный мэр, которому не нравится состояние дорог и мусорные завалы у станций Люберцы -1, 2...

Быстро превращаются в зоны сплошной застройки районы и "второго пояса" Подмосковья (Истринский, Чеховский, Дмитровский, Домодедовский, Лобненский и другие): вопреки всем запретам спешно огораживаются последние свободные лесные участки, за которыми стремительно возводятся пышные "сакли".

Автомагистрали, ведущие к столице, тормозят развитие местного агрокомплекса: обслуживание дорог осуществляется из областных центров, без учета сельской сезонной специфики. Так, в отдаленном Серебрянопрудском районе транспортный поток переводился на "смежные" двухполосные дороги, годные для тракторов и комбайнов, но совершенно не приспособленные к тяжелым грузовикам и дорогим иномаркам. В результате, этим летом в чистом поле можно было наблюдать грандиозные "пробки", сродни московским.

При этом сами по себе транзитные товарные потоки способствуют созданию "несельскохозяйственных" рабочих мест, отвлекают людей от земли, вынуждают их трудиться на автозаправках, в бесчисленных придорожных магазинчиках и кафе. За последние годы из сельского хозяйства в другие отрасли ушли до двух миллионов крестьян. А завтра на их место повезут каких-нибудь китайцев, которые с удовольствием займутся размножением и заселением новых земель.

…Новый мэр Тулы полностью оправдывает свою фамилию: он может стать могильщиком последнего реального работающего сельскохозяйственого предприятия – местного колхоза. Тамошние крестьяне, благополучно пережив все "перестройки", и по сей день умудряются засевать полностью принадлежащие хозяйству земли. Правда, здесь уже давно в ходу гужевой транспорт, а исправных тракторов почти не осталось.

Но сельчанам не повезло: основные запашные угодья вплотную примыкают к Симферопольскому шоссе, которое пожелали застроить с обеих сторон вплоть до лесной зоны всевозможные инвесторы. По счастью, именно отвратительное состояние местных дорог (редкий водитель доедет до Тулы без приключений) пока спасает от превращения в филиалы "Рублевки" Алексинский и Заокский районы Тульской области, и Тарусский район Калужской.

Кстати, хорошая автодорога – приговор для аборигенов, проживающих поблизости. Следом за дорогой приходят скупщики и застройщики, уничтожающие прежнюю жизнь под корень.

…Рублево-Успенское шоссе и его обеспеченные обитатели пребывают в тревоге. Кто его знает, как еще там всё обернется. А вдруг раздавленные реформой ЖКХ, застойной безработицей и засильем "гастарбайтеров" жители "бесперспективных" блочных девятиэтажек, вплотную подступающих к элитной застройке, встрепенутся и начнут искать виноватых? Что если после очередного отключения электроэнергии "чернь" попрет через МКАД?

Наиболее продвинутые "рублевцы" уже устремили свои взоры на бассейн Оки, - подальше от опостылевшей Москвы и уже небезопасной Рублевки. Не удивительно, что Заокский и Алексинский районы Тульской области стали за последние пять лет объектом избыточной активности "москвичей". Местные нувориши вкупе с "рублево-успенскими" скупили на корню все окрестные пионерлагеря и базы отдыха на Оке. В Алексинском районе пока еще "держится" турбаза "Заполярье", которую периодически "отбивают" местные администраторы, у которых здесь свой интерес.

Пологие берега Оки кое-где уже украсили знакомые "рублево-успенские" заборы, за которыми маячит охрана с собаками. Сервисный центр БСК предоставляет услуги ремонта цифровой и компьютерной техники в Севастополе, осуществляем ремонт планшетов, а также компьютеров и ноутбуков, Ремонт телефонов В услуги входит: замена стекла, ремонт экранов, ремонт микрофонов и динамиков, а также замена кнопок, клавиатуры и прочие виды услуг. Гарантия на работы - 3 месяца. Опытные специалисты сервиса справятся с любой поставленной задачей. Всё здесь напоминает привычный подмосковный ландшафт: заборы, кроны сосен, едва заметные черепичные крыши...

На что же зарятся наиболее дальновидные представители "элиты", чего потеряли в тульско-калужской глухомани? Их привлекает нетронутые леса, водные ресурсы, близость железных дорог и шоссе через Серпухов и Тулу, наличие хорошо оборудованных аэродромов в Дракино (недалеко от города Протвино Серпуховского района), или под Алексином в соседней Тульской области, где местные энтузиасты, не подозревающие о замыслах спонсоров, создали известный на всю Европу аэроклуб.

Аэродром для олигарха – как шлюпка для пассажира "Титаника".

Несколько лет назад правительство Москвы в ультимативном порядке предложило соседней области переподчинить непосредственно столице Заокский и Алексинский районы Тульской области. На счастье туляков, тогда губернатором был Стародубцев, который и выставил "гостей". Теперь "москвичи" вновь вынашивает планы массового строительства на берегах Оки. Для затравки они предложили местному руководству построить в наиболее престижном микрорайоне города Алексин Бор первые 10 многоквартирных домов "повышенной комфортности".

Но тут столичные варяги столкнулись с интересами местной олигархии, которую поддержали местные же воинские гарнизоны и МВД в союзе с остепенившимся местным криминалитетом. Запахло не просто керосином – запахло порохом. Между тем, у туляков богатые традиции самообороны, и не только без оружия. Тула – единственный город, который во время войны отбился от немцев почти исключительно силами рабочего ополчения с местных оружейных заводов. Традиции не заглохли и позже: в 1970-х годах Тула была знаменита массовыми драками, разнимать которые милиция не решалась.

По достоверным сведениям, не так давно очередная "сделка" сорвалась после того, как мэр города Алексина вместо обещанного ему на откуп одного "доходного" здания из десяти потребовал себе целых пять, чем потряс "заказчиков". Возмущенные "неслыханной наглостью", эмиссары Москвы призрачно намекнули на возможность проведения "антитеррористических учений" на территории района с привлечением неких столичных "спецподразделений" с перспективным захватом здания администрации и последующим освобождением "заложников" из числа местного руководства. Городничий Алексина, не растерявшись, заговорил с москвичами на том же языке. И сообщил, что количество стволов, зарегистрированных легально членами "охотничьих" и "военно-спортивных" клубов и их умелая эксплуатация не оставят шансов ни террористам, ни кому бы то ни было еще... После чего видавшие виды "элитные" москвичи грустно удалились.

Не будем обвинять городничего в жадности. Требуя с москвичей положенное "кормление", он всего лишь запросил "откат" по обычной московской таксе – один к одному.

За безразличие к судьбе страны, поколение обывателей из "элитных поселков" поплатится: через два-три поколения внуки "приватизаторов", "братков", "работяг" и "гастарбайтеров" будут одинаково задыхаться в обезвоженных пригородах бескрайнего мегаполиса, разделенных на "зоны выживания" этнических или клановых группировок. Не лучше будет и в "элитных поселках" за Окой: могут и коммуникации отрезать, а в случае смуты – и шарахнуть чем-нибудь, с того самого "чистого поля"...

Очевидно одно: "верхние этажи" предпочитают решать свои бытовые и родительские проблемы точно так же, как прежде они решали экономические задачи партноменклатуры: экстенсивно – "расширяясь" по территории России, за счет человеческого ресурса ("быдла"). Но даже если они сумеют осуществить свой заветный "Тарутинский маневр" и отсидеться в тишине в лесной глуши у тихой заводи, вряд ли их изнеженные отпрыски сумеют сберечь престижный статус в том социальном котловане, в который к тому времени превратится Россия.

…Стоит обратить внимание и на проект "новорусской Москвы" с говорящим названием "Рублево-Архангельское" – закрытый город для "чистой публики". Социологи говорят, что это классический вариант апартеида, то есть раздельного развития нации, которая распадается на два отдельных народа. При всей очевидной реализуемости и наличии покупателей, проект "Рублево-Архангельского" напоминает рассказы о подземном городе на случай ядерной войны, спасаться в котором должны были по спискам, утвержденным в ЦК. А в обычной обстановке элитариев защитят заборы с телекамерами и спиралью Бруно.

Но это до тех пор, пока охрана не разбежалась и ограда не стала оградой тюрьмы.

Специально для Столетия


Эксклюзив
17.06.2024
Максим Столетов
Среди солдат ВСУ в Херсоне и области вспыхнула эпидемия брюшного тифа
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.