Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 мая 2024
Село ждут лучшие времена?

Село ждут лучшие времена?

Как новый министр сельского хозяйства пытается перенести обкатанную им в Чувашии модель на общероссийскую почву
Александр Калинин
07.03.2013
Село ждут лучшие времена?

Став министром, Николай Федоров заявил, что главной своей задачей на этом посту видит создание человеческих условий в сельской местности. В его устах это заявление не кажется пустой фразой. Точно такую же задачу ставил он и в то время, когда был президентом Чувашии.

Я приезжал в республику во время его президентства. Увиденное действительно поражало. Всего за три года было построено более 15 новых деревень. Действовала целая система поддержки молодых семей и малообеспеченных слоев населения. Это и безвозмездные субсидии на приобретение стройматериалов, и льготные кредиты, удобство которых заключалось в том, что они выдавались на длительные сроки (до 15 лет), а процентная ставка погашалась государством. Деньги на эти цели каждый год закладывались в бюджет республики. Газификация села велась по той же схеме, что и строительство: льготные кредиты на пять лет с субсидированием процентных ставок. Уровень ее за короткий срок вырос с 5 до 100 процентов. Дороги делали не только магистральные – федеральные и республиканские, – но и сельские. И за несколько лет построили их столько, сколько во всех субъектах России вместе взятых. Все это имело большой экономический и социальный эффект. Бесперспективные, на первый взгляд, зоны ожили, выросло сельхозпроизводство, прекратился массовый отток населения. Закрывая аварийные здания, строили в год по 10-15 новых школ, оснащали их современным оборудованием, компьютерами и Интернетом. Всего за три года были отремонтированы или построены заново все сельские библиотеки.

Тогда же Чувашия одной из первых в стране стала развивать сеть небольших сельских домов для ветеранов. Скоро они практически покрыли всю потребность в них. Старики живут в родных местах с сохранением сложившегося привычного уклада, под присмотром семейного доктора, офис которого располагается в том же здании. И, по статистике, живут в таких условиях на 6-7 лет дольше тех, кто пожелал коротать свою старость в одиночестве. А еще материнская и младенческая смертность достигли европейского уровня и самого низкого за всю историю Чувашии. Увеличилось число регистрируемых браков, сократилось количество разводов. Без сомнения, это был результат той социальной политики, которую вели ее власти.

В большинстве других регионов России все было наоборот. За 20 пореформенных лет с географических карт исчезли более 20 тысяч деревень, еще в 20 тысячах осталось жить по 5-7 стариков. Потеряно 20 миллионов населения, что сравнимо с потерями во второй мировой войне. Закрыто более 13 тысяч школ, 7,7 тысячи фельдшерско-акушерских пунктов, почти 30 тысяч клубов. Из 38 миллионов сельских жителей (27 % населения страны) треть без работы.

- По своему опыту поездок могу сказать, что состояние и внешний вид сельского хозяйства в разных регионах сильно отличаются, - говорит Федоров. - Например, Кострома, родина моей супруги. Ведь плакать хочется от того, что там видишь! В каком состоянии сельские больницы, школы, поля, техника! И таких регионов, к сожалению, очень много в стране. Успешных наберется от силы с десяток - Белгородская область, Воронежская, Краснодарский край, Татарстан, Башкортостан, Мордовия, Тюменская область, моя Чувашия.

Многое, по его мнению, зависит от губернатора. Вот он хочет строить хорошие современные школы. Но на пустом месте в чистом поле они не появятся. Значит, нужны дороги, газификация деревень. А чтобы денег на все хватало, надо грамотно расставлять приоритеты и планировать.

Например, в Чувашии сейчас берут кредитов для развития личных подсобных хозяйств больше, чем в Татарстане или Краснодаре. Потому, что до каждой деревни проложены дороги и проведен газ. Жители сел становятся предпринимателями, у них меняется менталитет. Они уже сами себя обеспечивают, работая семьями. Параллельно решаются и проблемы пьянства, безработицы.

- Да, для подъема сельского хозяйства нужны модернизация, кредиты, скидки, но главным считаю - условия жизни, - продолжает министр. - Современные школы, спортивные площадки, больницы, дороги, коммунальные удобства. И всем этим должны заниматься губернаторы, муниципальные управленцы. Хотя иные предпочитают только те проекты, которые быстро приносят выгоду. Не пользуются даже возможностями, которые дает федеральный центр. Лишь бы не заниматься социалкой. Когда я как президент Чувашии начал заниматься социальным обустройством республики, у меня перед глазами стояли женщины нашего колхоза, которые в любое время дня и ночи, в зиму, в слякоть должны были по два-три раза кормить скотину в каких-то невероятных условиях. Болели очень сильно – остеохондроз, полиартрит. И мне, конечно, хотелось как-то помочь, поддержать их.

Весь прошлый год я пытался выяснить, есть ли в стране какая-то программа реформирования деревни? Нет. В Белоруссии есть. Это агрогородки, возводимые на территории центральных усадеб бывших колхозов и совхозов. У России нет. Генеральный директор ЗАО «Международный центр развития регионов» Игорь Меламед утверждал, что хорошую программу развития сельских территорий еще предстоит написать, а пока под этим каждый понимает что-то свое. Потому что сельские территории сложнее, чем любые иные.

Концепция же развития сельских территорий до 2020 года, предложенная прежним правительством и прежним Министерством сельского хозяйства, предлагала вообще апокалипсический вариант грядущих событий.

По ней выходило, что численность сельского населения на начало 2021 года сократится еще на 2,2 миллиона. Образуются обширные новые зоны депрессии с обезлюдевшими селами и не используемыми сельскохозяйственными угодьями. Отсутствие притока на село молодых специалистов станет еще более тормозить экономический рост. Село вернется в предкризисное состояние 90-х годов, и реанимация его потребует ресурсов в размерах, многократно превышающих финансовые возможности страны.

В то же время, даже намеченные преобразования в селе провалились. В действовавшей до 2012 года федеральной программе по социальному переустройству российской деревни закладывалось около 112 миллиардов рублей только из Федерального бюджета. По итогам пяти лет было выделено лишь 41 миллиард. Село не дополучило на свое развитие 71 миллиард рублей.

- Это самый большой секвестр среди всех мероприятий государственной программы, - говорит статс-секретарь, заместитель министра сельского хозяйства Александр Петриков. - Частью он был допущен потому, что мы не ожидали такого бума инвестиционных кредитов, и деньги, предназначенные для социалки, пришлось направить на развитие материально-технической базы, на субсидии по инвестиционным кредитам. Но в новой госпрограмме мы исходим из того, что такого больше не будет. Наоборот, заложено поступательное увеличение средств из федерального бюджета. К такому подходу мы призываем и регионы.

Но не получится ли и теперь, что деньги, предназначенные на социальные проекты, будут потрачены на «железо»? Ведь как признают и министр, и его заместитель, развитие сельских территорий – это развитие России, сохранение жизнеспособности тысяч сельских поселений, сохранение жизни в наших селах и деревнях. А не останется там жизни, что будет делать «железо»? Ржаветь?

Обнадеживает разве то, что по условиям ВТО расходы по этой части относятся к так называемой «зеленой» корзине, то есть ничем не ограничены, в отличие, скажем, от расходов на удобрения, ГСМ или средства защиты, и Россия не брала в этой области перед организацией никаких обязательств.

В новой госпрограмме по развитию сельских территорий есть и новые направления. Это гранты на реализацию инициатив сельского населения по улучшению жизни в своих населенных пунктах, на меры по популяризации сельского образа жизни.

Впервые выделяется помощь неблагоприятным регионам. Тем, где доходы от ведения сельского хозяйства меньше, чем в среднем по отрасли, но люди не могут все бросить и уехать в силу социально-экономических, демографических, климатических условий, а также с точки зрения сохранения традиционного образа жизни и национальной культуры. Причем, к неблагоприятным могут быть отнесены как регионы в целом, так и отдельные районы внутри их. С каждым министерство заключает двустороннее соглашение. А сумма, направляемая в регионы из федерального кошелька на развитие сельских территорий, перестанет зависеть от индекса их бюджетной обеспеченности. Отдельной строкой прописаны правила распределения денег внутри региона. Им придется всерьез заняться региональным планированием, а также предоставить генеральные планы развития сельских поселений. Кроме того, надо будет обеспечить тесную межведомственную координацию по выполнению этих планов, более тесно взаимодействовать с органами регионального управления. Кстати, такой совет создан под председательством Федорова и в Минсельхозе. После серии дискуссий с Министерством транспорта изменена схема финансирования ремонта и строительства сельских автодорог.

Неужели и впрямь деревня наконец-то дождется лучших времен с новым министром? Дадут ли? Одно дело проводить реформы в ранге руководителя региона, другое – в ранге министра федерального правительства. Там он был главой, хозяином, здесь стал всего лишь одним из членов команды с ограниченными полномочиями и возможностями. Да, честно говоря, уже и боишься во что-либо верить, за последние годы власти нас приучили к тому, что говорят одно, а делают противоположное.

И все же очень хочется, чтобы у него все получилось.

Специально для Столетия


Эксклюзив
20.05.2024
Валерий Мацевич
Украинская «элита» озабочена одним — как бы подороже продать активы страны
Фоторепортаж
15.05.2024
Подготовила Мария Максимова
Музей Москвы приглашает на выставку «Москвичка. Женщины советской столицы 1920-1930-х»


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.

** Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.