Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
8 февраля 2023
По ту сторону улицы

По ту сторону улицы

Как в России беспризорников защищают
Екатерина Чугреева
27.03.2006

Каждому из нас не раз и не два приходилось сталкиваться с малолетними попрошайками. Одни их жалеют, другие бояться. Но практически все проходят мимо…

По дорогам я с детства скитался...

Сегодня по дороге на работу встретился мне мальчуган лет 10-12. Несмотря на то, что на улице еще достаточно прохладно, одет он был в джинсы и легкий свитерок, уже порядком изношенные и грязные. Он настойчиво попросил меня о помощи, так что даже вопросов о том, дать ему денег или нет, быть не могло. Монетки он с жадностью запихал в карман и постарался как можно быстрее скрыться. Вдруг передумаю? А мне стало неловко оттого, что у меня и квартирка есть, и мама с папой, и профессия любимая, за которую даже деньги платят. А у него? Где он ночевал сегодня? В притоне или в подъезде? Не отнимут ли у него за углом мою подачку, или успеет бедолага что-нибудь купить. И что, кстати? Хлеб или пиво? А, может, накануне он ограбил бабушку или навел на чью-нибудь квартиру воров?

По данным первого зампреда думского комитета по образованию Олега Смолина, в России более 700 тысяч сирот, свыше 90% из которых – социальные (то есть при живых родителях). Сходные цифры приводит министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов. А вот замгенпрокурора России Сергей Фридинский говорит о двух миллионах убежавших из дома или из специального детского учреждения и безнадзорных, живущих дома, но лишенных родительского присмотра.

#comm#Однако официальной статистики до сих пор и нет. По сведениям того же замгенпрокурора, из 154 тысяч преступлений, совершенных несовершеннолетними, 6,5 тысяч – тяжкие. Среди них полторы тысячи убийств.#/comm#

""В свое время Сталин очень просто разобрался с этой проблемой. Беспризорников отлавливали, тех, кто постарше, отправляли на "стройки коммунизма", остальных – в специальные закрытые поселения, то есть в тюрьмы. Поэтому, кстати, ни коллективизация, ни голод на Украине не сопровождались всплеском беспризорности в крупных городах. Сироты до этих городов просто не добирались, попадая в руки сотрудников ОГПУ. А все остальные дети благодарили Сталина за "счастливое детство"...

В ход шли и другие методы. Отталкивались от того, что беспризорники голодны. Поэтому неподалеку от мест их скопления организовывали бесплатные столовые, к ним пристраивали ночлежки. А чтобы "юным гостям" было чем заняться в свободное от еды время, при ночлежках устраивали школьные классы и мастерские. Прирученных таким образом беспризорников летом организованно вывозили за город, где уже был выделен участок земли под хозяйство. Пример такого превращения ночлежки в интернат описыван в "Республике ШКИД". Были, разумеется, и матерые беспризорники, "глубоко вовлеченные в криминальный мир", которые не желали менять уличную свободу ни на какие жизненные блага. С такими обходились проще и жестче. Милиция устраивала облавы в городских трущобах. Взрослые уголовники и замешанные в преступлениях малолетки отправлялись по этапу, а закоренелые беспризорники, которых в те времена официально именовали "морально дефективными", - в колонии вроде тех, что описал в своих книгах Макаренко.

Порядки там были далеки от идеалов либерализма. Подъем и отбой по сигналу горна, форменная одежда, минимум личного времени. Воспитанники должны были сами себя кормить и одевать, поскольку заведения для "перековки" беспризорников, организованные по проектам Макаренко, практически не получали средств из бюджета.

#comm#Однако перевоспитание детей улиц существенно облегчалось тем, что при выходе из колонии они практически не рисковали вновь очутиться на улице, как это сплошь и рядом случается в наши дни. #/comm#

Будучи представителями низших слоев населения, они пользовались особыми правами. Для них были открыты рабочие факультеты высших учебных заведений, а по требованию Наркомата просвещения руководители промышленных предприятий установили квоты на прием выпускников интернатов и колоний на работу.

Детдом - не место для ребенка

""Как же справляются с беспризорниками в наши дни? На прошлой неделе депутаты Госдумы вместе с Общероссийским общественным движением "Образование для всех" собрались за "круглым столом" и стали решать "Социальные проблемы детства". Ругали детдома и власть, обменивались мнениями и в очередной раз пришли к выводу, что общество больно, что институт семьи разрушен, а значит надо создавать новые социальные комитеты и программы, просить у государства денег, которых не дают.

А чуть раньше Госдума решила запретить иностранцам усыновлять российских детей и просила создать приоритетный для российских граждан механизм усыновления. Но это тоже не выход. Да, знаем о зверствах иностранцев. Но сравним цифры. По статистике, ежегодно граждане других государств усыновляют около 10 тысяч маленьких россиян. Правда и то, что за последние десять лет в иностранных семьях погибли 14 приемных детей. Но, а у нас-то лучше? По данным Генпрокуратуры, за пять лет в России родителями совершено более тысячи убийств и покушений на убийство собственных детей, пятнадчать таких случаев приходится на приемные семьи.

#comm#Одно из наиболее радикальных предложений российских депутатов и правозащитников – это закрыть детдома, а высвободившиеся деньги направить на программу "профессиональных замещающих семей", то есть семей, в которых родители получают зарплату от государства за воспитание приемных детей.#/comm#

Еще в 1950-х годах психологи доказали, что воспитание в сиротских учреждениях вызывает задержку эмоционального и социального развития ребенка. Кроме того, признано, что детдома экономически неэффективны, и к настоящему времени большинство европейских стран почти полностью отказались от них. Да и у нас, в тех же 1920-х годах это уже было: ВЦИК издал закон, по которому государство могло заключать договоры с семьями крестьян и ремесленников, которые в обмен на финансовую поддержку обязывались кормить, одевать, воспитывать беспризорников, а заодно и обучать их собственной профессии.

Ясно, что социальные комитеты не смогут в одиночку решить проблему беспризорности; необходима помощь и правоохранительных органов. Как пояснил руководитель Российского исследовательского центра по правам ребенка Борис Альтшулер, все попытки социальных служащих изменить принципы работы с детьми наталкиваются на противодействие МВД, Минобразования и администраций.

#comm#…В большинстве стран лишение родительских прав – крайняя мера. У нас норма. Россия – единственная страна, где милиционер, заметивший на улице беспризорного ребенка, проходит мимо. Наши милиционеры, по существующему законодательству, имеют право забирать с собой только детей совершивших правонарушение.#/comm#

А, например, в Нью-Йорке, если полицейский видит ребенка, просящего милостыню, он тут же забирает его с собой и передает социальным работникам. А те, если у "задержанного" есть родители, временно лишают их прав, но потом "занимаются с ними" до тех пор, пока не убедятся, что они осознали свой родительский долг.

Кстати, очень бы не помешала статистика, сколько и какие правонарушения допускают сотрудники милиции при задержании малолетних бродяг. Что им приходится перенести, прежде чем их "запихнут" в пресловутый детдом или выбросят обратно на улицу.

Конечно, нельзя не сказать о роли церкви, организующей приюты и школы для трудных детей. Но это капля в море. Необходима полноценная государственная программа и деньги. А бюджет на этот год уже сформирован, и перекраивать его никто не будет. Вся надежда на то, что президент соберет внебюджетные средства, как он сделал во время своей первой встречи с представителями крупного бизнеса. Тогда всего одной фразой Путин "выбил" из них 50 миллионов долларов на создание фонда помощи военным, проходящим службу в Чечне…

Специально для Столетия


Эксклюзив
07.02.2023
Николай Андреев
Казахское общество всё больше напоминает украинское периода Ющенко.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..