Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
2 февраля 2023
Оптимизация всего и вся

Оптимизация всего и вся

Как противостоять чиновничьему рвению
Иван Полетаев
28.02.2014
Оптимизация всего и вся

После принятия жесткого бюджета на предстоящую трехлетку в России ускорилась оптимизация всего и вся. По всей стране закрываются сельские школы, амбулатории, родильные и детские дома, интернаты и дома престарелых. И хотя глава государства говорит, что подходить к этому процессу надо осмотрительно и избирательно, чтобы не обидеть людей и натворить новых бед, его, похоже, не слышат.

Больше всего от такой реформы страдают старики: коммерческая медицина им не по карману, а в районные поликлиники из деревни не наездишься. Хуже всего, когда закрывают маленькие уютные дома-интернаты со всеми удобствами, где о стариках привыкли заботиться как о родных.

Пожилых людей, проживших на одном месте много лет, свозят в огромные бетонные комплексы, где на одном этаже народу больше, чем в сельском доме-интернате, а обслуживавший их персонал увольняют по сокращению.

Приговорены к закрытию

Перемену места жительства пожилые переносят особенно болезненно. Для многих из них переезд может стоить жизни. Но это обстоятельство не прописано ни в одном нормативном акте. А значит и учитывать его чиновникам вроде бы и не обязательно.

Закрывая дома престарелых, слуги народа не думают о том, что копеечная экономия ударит по населенным пунктам, в которых социальные учреждения выступают в роли градообразующих предприятий. Они кормят все их небольшое население. Но и этот аргумент не действует в споре с властью. Раздается команда: «Закрыть!» И интернат закрывают, ссылаясь на документ за подписью губернатора.

Массовое закрытие крохотных домов престарелых началось после того, как прошлой осенью в Новгородской области сгорело деревянное здание психоневрологического интерната.

Собственно, это обстоятельство и послужило формальным поводом для закрытия Овсищенского дома-интерната для престарелых и инвалидов, что в Тверской области. Чиновникам, принимавшим решение, пытались объяснить, что у Овсищенского дома есть отдельно стоящая котельная, она же прачечная и банный комплекс, никакого огня в самом доме нет, рядом – пожарный водоем. За 80 лет деревянная избушка Овсищенского интерната не горела ни разу. Находились сердобольные спонсоры и давали деньги на ремонт. Но и это не проняло чиновников. Они зациклились на одном: крупные учреждения должны наполняться койко-днями. Их слияние с более мелкими позволяет областному бюджету сэкономить: крупное учреждение не простаивает, а мелкое, закрывшись, перестает требовать казенных вливаний.

В декабре прошлого года правительство Тверской области приняло решение о закрытии пяти домов престарелых.

Укрупнить подобные учреждения стараются и в других регионах. Так, по сведениям фонда «Старость в радость», были приговорены к закрытию интернаты Анаево в Мордовии и Романцево в Тульской области (еще одно местное учреждение, в Товарково, активистам удалось отстоять).

На Алтае в конце минувшего года закрыли дома престарелых «малой вместимости» в селах Родино и Шелаболиха, в Волгоградской области упразднили Побединский, Горноводянский и Быковский дома-интернаты – тоже в связи с затратностью. «Здесь на одного постояльца расходы в полтора, а иногда и в два раза больше, чем в крупных учреждениях подобной направленности», – говорится в сообщении на сайте Волгоградской областной думы.

Сомнительная экономия

Оптимизаторы обычно объясняют сокращение домов престарелых необходимостью экономить фонд заработной платы. И рассуждают при этом обычно так: «В интернате в Вышнем Волочке, что в Тверской области, на 500 человек приходится 130 единиц персонала, а в Овсищах на 29 бабушек и дедушек – 30 сотрудников…» Такой расточительности государство не может себе позволить.

И что же даст бюджету области закрытие пяти домов престарелых? Чуть более 8 млн рублей в год – по нашим временам экономия копеечная. Так стоит ли из-за этого измываться над пожилыми людьми, многие из которых проливали кровь за Победу, надрывались на стройках века? Государство не жалеет миллиарды на огромные многоэтажные интернаты-хосписы со всеми удобствами, а люди чувствуют себя в них неуютно и одиноко, и быстро уходят в мир иной.

Волонтеры не сдаются

Интересы пожилых стремятся отстоять российские волонтеры. В своих обращениях они пытаются апеллировать к экономической нецелесообразности закрытия учреждений. Во все инстанции пишут о том, что сокращение рабочих мест приведет к неминуемой гибели деревень, где интернаты – единственный крупный трудовой комплекс. Многие старики потеряют связи с близкими. В маленьких домах даже лежачих больных обязательно раз в день выносят на свежий воздух, а в крупных это зачастую невозможно даже технически

Решение о прекращении расточительства в социальной сфере принято на высшем уровне – и слабо верится, что на том же уровне будет отменено.

Казалось бы, когда бабушки и дедушки под диктовку пишут «добровольные» заявления о переводе в другой интернат по собственному желанию, сделать уже ничего нельзя.

Но вот что интересно. Когда волонтеры и журналисты проявляют активность, чиновники постепенно отступают и сдаются.

Удалось же отстоять и оставить «до дожития» дом престарелых в Поречье-Рыбном Ярославской области, палаты сестринского ухода в селе Товарково Богородицкого района Тульской области. Персонал палат чудесно заботился о немногочисленных бабушках, а фонд «Старость в радость» обеспечивал учреждение всевозможным инвентарем на приличную сумму.

В истории с Товарково прекрасно сработали и статьи в прессе, и поддержка советника губернатора Галины Ратниковой. Всем миром удалось отстоять интернат и в Бегичево, причем его пытались закрыть дважды. В первый раз решение отложили после писем волонтеров, персонала, постояльцев. Дело дошло до Совета при правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере (при вице-премьере Ольге Голодец). Но через полгода власть еще раз вознамерилась выселить стариков. Тогда снова к борьбе подключился фонд «Старость в радость», не сидело сложа руки и руководство интерната. К ним присоединился банк «Тинькофф», который к тому времени поменял там окна и полы на миллион рублей. Про упрямство местных чиновников узнал Совет при правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере и вопрос решили миром: Бегичево сделали филиалом Товарковского дома-интерната. И старики остались на своих местах.

Такие примеры пока еще редкость. Оптимизация шагает по стране семимильными шагами. Вместо того, чтобы противостоять неразумным, а то и просто ошибочным решениям чиновников, руководители социальных учреждений предпочитают не выносить сор из избы, покорно смиряться и молчать. Но почему от этого должны страдать люди, заслужившие к себе уважительное отношение общества?

Специально для Столетия


Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
30.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Историческом музее в Москве проходит выставка, посвящённая Транссибу.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..