Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 октября 2022
Оптимизация всего и вся

Оптимизация всего и вся

Как противостоять чиновничьему рвению
Иван Полетаев
28.02.2014
Оптимизация всего и вся

После принятия жесткого бюджета на предстоящую трехлетку в России ускорилась оптимизация всего и вся. По всей стране закрываются сельские школы, амбулатории, родильные и детские дома, интернаты и дома престарелых. И хотя глава государства говорит, что подходить к этому процессу надо осмотрительно и избирательно, чтобы не обидеть людей и натворить новых бед, его, похоже, не слышат.

Больше всего от такой реформы страдают старики: коммерческая медицина им не по карману, а в районные поликлиники из деревни не наездишься. Хуже всего, когда закрывают маленькие уютные дома-интернаты со всеми удобствами, где о стариках привыкли заботиться как о родных.

Пожилых людей, проживших на одном месте много лет, свозят в огромные бетонные комплексы, где на одном этаже народу больше, чем в сельском доме-интернате, а обслуживавший их персонал увольняют по сокращению.

Приговорены к закрытию

Перемену места жительства пожилые переносят особенно болезненно. Для многих из них переезд может стоить жизни. Но это обстоятельство не прописано ни в одном нормативном акте. А значит и учитывать его чиновникам вроде бы и не обязательно.

Закрывая дома престарелых, слуги народа не думают о том, что копеечная экономия ударит по населенным пунктам, в которых социальные учреждения выступают в роли градообразующих предприятий. Они кормят все их небольшое население. Но и этот аргумент не действует в споре с властью. Раздается команда: «Закрыть!» И интернат закрывают, ссылаясь на документ за подписью губернатора.

Массовое закрытие крохотных домов престарелых началось после того, как прошлой осенью в Новгородской области сгорело деревянное здание психоневрологического интерната.

Собственно, это обстоятельство и послужило формальным поводом для закрытия Овсищенского дома-интерната для престарелых и инвалидов, что в Тверской области. Чиновникам, принимавшим решение, пытались объяснить, что у Овсищенского дома есть отдельно стоящая котельная, она же прачечная и банный комплекс, никакого огня в самом доме нет, рядом – пожарный водоем. За 80 лет деревянная избушка Овсищенского интерната не горела ни разу. Находились сердобольные спонсоры и давали деньги на ремонт. Но и это не проняло чиновников. Они зациклились на одном: крупные учреждения должны наполняться койко-днями. Их слияние с более мелкими позволяет областному бюджету сэкономить: крупное учреждение не простаивает, а мелкое, закрывшись, перестает требовать казенных вливаний.

В декабре прошлого года правительство Тверской области приняло решение о закрытии пяти домов престарелых.

Укрупнить подобные учреждения стараются и в других регионах. Так, по сведениям фонда «Старость в радость», были приговорены к закрытию интернаты Анаево в Мордовии и Романцево в Тульской области (еще одно местное учреждение, в Товарково, активистам удалось отстоять).

На Алтае в конце минувшего года закрыли дома престарелых «малой вместимости» в селах Родино и Шелаболиха, в Волгоградской области упразднили Побединский, Горноводянский и Быковский дома-интернаты – тоже в связи с затратностью. «Здесь на одного постояльца расходы в полтора, а иногда и в два раза больше, чем в крупных учреждениях подобной направленности», – говорится в сообщении на сайте Волгоградской областной думы.

Сомнительная экономия

Оптимизаторы обычно объясняют сокращение домов престарелых необходимостью экономить фонд заработной платы. И рассуждают при этом обычно так: «В интернате в Вышнем Волочке, что в Тверской области, на 500 человек приходится 130 единиц персонала, а в Овсищах на 29 бабушек и дедушек – 30 сотрудников…» Такой расточительности государство не может себе позволить.

И что же даст бюджету области закрытие пяти домов престарелых? Чуть более 8 млн рублей в год – по нашим временам экономия копеечная. Так стоит ли из-за этого измываться над пожилыми людьми, многие из которых проливали кровь за Победу, надрывались на стройках века? Государство не жалеет миллиарды на огромные многоэтажные интернаты-хосписы со всеми удобствами, а люди чувствуют себя в них неуютно и одиноко, и быстро уходят в мир иной.

Волонтеры не сдаются

Интересы пожилых стремятся отстоять российские волонтеры. В своих обращениях они пытаются апеллировать к экономической нецелесообразности закрытия учреждений. Во все инстанции пишут о том, что сокращение рабочих мест приведет к неминуемой гибели деревень, где интернаты – единственный крупный трудовой комплекс. Многие старики потеряют связи с близкими. В маленьких домах даже лежачих больных обязательно раз в день выносят на свежий воздух, а в крупных это зачастую невозможно даже технически

Решение о прекращении расточительства в социальной сфере принято на высшем уровне – и слабо верится, что на том же уровне будет отменено.

Казалось бы, когда бабушки и дедушки под диктовку пишут «добровольные» заявления о переводе в другой интернат по собственному желанию, сделать уже ничего нельзя.

Но вот что интересно. Когда волонтеры и журналисты проявляют активность, чиновники постепенно отступают и сдаются.

Удалось же отстоять и оставить «до дожития» дом престарелых в Поречье-Рыбном Ярославской области, палаты сестринского ухода в селе Товарково Богородицкого района Тульской области. Персонал палат чудесно заботился о немногочисленных бабушках, а фонд «Старость в радость» обеспечивал учреждение всевозможным инвентарем на приличную сумму.

В истории с Товарково прекрасно сработали и статьи в прессе, и поддержка советника губернатора Галины Ратниковой. Всем миром удалось отстоять интернат и в Бегичево, причем его пытались закрыть дважды. В первый раз решение отложили после писем волонтеров, персонала, постояльцев. Дело дошло до Совета при правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере (при вице-премьере Ольге Голодец). Но через полгода власть еще раз вознамерилась выселить стариков. Тогда снова к борьбе подключился фонд «Старость в радость», не сидело сложа руки и руководство интерната. К ним присоединился банк «Тинькофф», который к тому времени поменял там окна и полы на миллион рублей. Про упрямство местных чиновников узнал Совет при правительстве Российской Федерации по вопросам попечительства в социальной сфере и вопрос решили миром: Бегичево сделали филиалом Товарковского дома-интерната. И старики остались на своих местах.

Такие примеры пока еще редкость. Оптимизация шагает по стране семимильными шагами. Вместо того, чтобы противостоять неразумным, а то и просто ошибочным решениям чиновников, руководители социальных учреждений предпочитают не выносить сор из избы, покорно смиряться и молчать. Но почему от этого должны страдать люди, заслужившие к себе уважительное отношение общества?

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Полина
06.03.2014 0:38
На вчерашней пресс-конференции, посвященной ситуации на Украине, президент задавался вопросом: зачем оппозиционным деятелям нужно было заниматься незаконными антиконституционными действиями, втаскивать страну в тот хаос, в котором она сегодня оказалась, ведь Янукович, по-сути, власть сдал.
А мне интересно, зачем чиновникам разных уровней с таким рвением нужно проводить столь сомнительные реформы?
Недавно узнала о Движении в защиту Хопра (http://savekhoper.ru/). Почитала. Честно могу сказать: стало не себе. И опять возник вопрос: зачем это делается?
Виктор с Украины
02.03.2014 19:20
Пусть чиновничья гать при слове "оптимизация" икает, глядя на Украину.
аак
02.03.2014 13:32
зато сильнее всех

Эксклюзив
03.10.2022
Валерий Панов
После объявления частичной мобилизации россияне стали массово покидать страну.
Фоторепортаж
30.09.2022
Подготовила Мария Максимова
Выставка в Оружейной палате посвящена одному из самых почитаемых русских святых – преподобному Сергию Радонежскому.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.