Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 июля 2024
«Оборонка»: есть поводы для осторожного оптимизма

«Оборонка»: есть поводы для осторожного оптимизма

Наш солдат должен иметь вооружение, позволяющее ему воевать за пятерых
Сергей Птичкин
25.03.2013
«Оборонка»: есть поводы для осторожного оптимизма

Военно-промышленный комплекс – именно как интегратор интересов индустрии и вооруженных сил - впервые был создан в США. Однако при всей своей финансово-экономической мощи американцы не выиграли гонку вооружений у Советского Союза. В немалой степени потому, что у нас был совершенно уникальный орган управления - Военно-промышленная комиссия. 20 марта, когда отмечалось ее 60-летие, под эгидой ВПК прошла военно-промышленная конференция. Формально приуроченная к юбилею, она фактически вылилась в серьезный и откровенный разговор о сегодняшнем дне и перспективах развития отечественного оборонно-промышленного комплекса.

Считается, что ВПК выросла из Спецкомитета при Совете министров СССР, который первоначально нацеливался на решение только ракетно-ядерной программы Советского Союза, и который был создан в марте 1953 года по инициативе Лаврентия Берии, тогда еще всемогущего.

Хотя, справедливости ради, скажу, что структура, фактически управлявшая не одним проектом, а всем оборонно-промышленным комплексом страны, была создана спустя почти четыре года – в декабре 1957-го. Тогда было принято постановление о создании Государственной комиссии Совета министров СССР по военно-промышленным вопросам. Первым ее руководителем назначили Д. Устинова, который одновременно являлся и заместителем Председателя Совета министров. На ВПК возлагались задачи по организации и контролю за работами по созданию всех видов вооружения и военной техники. ВПК рассматривала и принимала оперативные решения, которые исполнялись всеми министерствами и ведомствами - независимо от их подчинения - наравне с решениями Совета министров. Четкой работе ВПК способствовало и то обстоятельство, что заседания комиссии проводились еженедельно и в строго определенное время.

Это была весьма секретная структура, руководители которой имели рабочие кабинеты в Кремле - что лишний раз подчеркивало значимость комиссии. Оперативная связь с членами комиссии и ее председателем у генеральных конструкторов и директоров крупных предприятий поддерживалась практически ежедневно. Комиссия давала возможность руководителям оборонных заводов, крупных КБ или НИИ при необходимости без всяких проволочек выходить на самый верх государственной власти, включая министра обороны и главу правительства. Председатель ВПК имел очень широкие полномочия.

Эффективность деятельности комиссии - в этом уверены все ветераны отечественной «оборонки» - объяснялась и тем, что в ее состав входили очень грамотные технические специалисты и экономисты.

Сменивший Д. Устинова на посту председателя ВПК Л. Смирнов даже на Западе считался, по тамошней терминологии, топ-менеджером высшего уровня.

ВПК определяла стратегию и тактику развития оборонных отраслей промышленности, а также номенклатуру вооружения и военной техники. Комиссия курировала девять министерств, которые работали на обеспечение обороноспособности страны, но при необходимости могла привлекать и ресурсы любого гражданского ведомства. Именно деятельность ВПК и ее полномочия позволяли в сжатые сроки решать сложнейшие задачи, на которые за океаном тратили и времени и финансов значительно больше, не всегда получая желаемый результат…

Один лишь пример. На создание космического челнока «Шаттл» американцы потратили около 30 миллиардов долларов. СССР с нуля создал «Буран» за 10 миллиардов, при этом наш корабль по ряду важнейших технических характеристик превзошел американский аналог. На М. Горбачеве много грехов, и один из очень позорных в том, что по его личному распоряжению программа «Буран» в СССР была закрыта. Не исключено, что как раз потому, что наш космический корабль многоразового использования оказался лучше заокеанского...

Сегодня бытует мнение, что в Советском Союзе смогли построить достаточно современные для своего времени предприятия, которые выпускали хорошие танки и ракеты, но вот эффективно управлять производствами так и не научились. «Государство не может быть эффективным собственником!» – вот главный лозунг многих либеральных экономистов.

Однако именно грамотное и очень гибкое государственное управление оборонно-промышленным комплексом СССР позволило при несоизмеримо меньших затратах достигнуть фактического военного паритета не только с одними США, но и всем блоком НАТО.

А вот когда к управлению пришли «эффективные менеджеры», промышленность рухнула так, что сейчас ее приходится воссоздавать заново. ВПК СССР прекратила свое существование вскоре после распада единого Союза.

Уже к концу девяностых годов стало ясно: без эффективного интегратора полностью разоренной и разрозненной отечественной «оборонки» не удастся выполнить ни один государственный оборонный заказ. Кстати, ни один из них с 1991 года в полном объеме выполнен и не был…

В мае 2006 года постановлением кабинета министров было утверждено «Положение о Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации». Первым ее председателем стал министр обороны Сергей Иванов. Дальнейший распад отечественной «оборонки» был остановлен, началось ее, пусть и очень медленное, но все-таки возрождение. Новый импульс деятельности ВПК придало назначение на должность ее руководителя в 2012 году заместителя председателя кабинета министров Дмитрия Рогозина.

Работать в условиях рынка оказалось многократно сложнее, чем при плановой экономике.

Хорошо, если оборонное предприятие осталось государственным – там еще можно что-то сделать с помощью «административного ресурса». А если оно полностью частное?

Выявились и другие проблемы, связанные с новым социально-экономическим укладом, в котором наша страна живет последние 22 года.

Сейчас ВПК переживает период очень серьезных преобразований. Идет переосмысление многих, еще вчера, казалось бы, прописных истин, поиск новых способов управления, прежде всего - с опорой на фактически заново формируемую законодательную базу. Приняты поправки в законы, регламентирующие деятельность ОПК России. Формируется единая методологическая база по вопросам ценообразования на продукцию, работы и услуги по государственному оборонному заказу. Ужесточается ответственность, в том числе индивидуальная, за нарушение требований, установленных законодательством в сфере оборонного заказа. В то же время - при прямом участии ВПК - разработана гибкая и достаточно эффективная система финансового поощрения работников «оборонки» за качественную работу.

Впрочем, вопросов осталось еще немало. И здесь надо отметить: сегодня к решению сложнейших задач привлекаются не только высококвалифицированные специалисты, но и широкие слои пока еще неравнодушной к судьбам нашего государства общественности. Создается совершенно новая структура – Фонд перспективных исследований, который значительно ускорит реализацию самых смелых идей в области высоких технологий. Причем как в интересах министерства обороны, так и в общегражданских.

На открытии военно-промышленной конференции, как всегда эмоционально и достаточно убедительно, выступил председатель ВПК Дмитрий Рогозин. В частности, он сказал: «Родина выделила на оборонно-промышленную политику страны большие деньги. Это народные деньги.

Народ вправе знать, что потратим мы их эффективно, и результатом нашей работы будет не только стабильная и своевременная поставка в войска современных вооружений, но и в целом – новая индустриализация России.

И сделать это без учета опыта работы советской ВПК, оборонных отраслей советской промышленности, без извлечения и усвоения уроков прошлого периода невозможно».

Дмитрий Олегович назвал пять важнейших, с его точки зрения, уроков, которые необходимо усвоить как при военном строительстве, так и при осуществлении программы новой индустриализации.

Урок первый: успешный опыт применения принципа программно-целевого планирования. В период с 1963 по 1990 год в СССР именно на этом фундаменте была отстроена четкая система организации взаимодействия министерства обороны и промышленности по вопросам создания вооружений и военной техники. Эта работа велась совместными усилиями: предприятиями промышленности под руководством головных НИИ и институтами министерства. Информация уходила на «верхние этажи» государства, где и принималось окончательное решение.

Тактико-технические задания на образцы и все этапы проектов образцов проходили обязательную экспертизу в головных институтах оборонных отраслей, что позволяло находить разумный компромисс между желаемым и возможным. И только такой подход к организации дела, по мнению Д. Рогозина, позволит и в нынешних условиях создавать системы оружия, способные к универсальной работе на земле, на воде, под водой, на небе и в космосе.

Второй урок: нам надо разобраться с угрозами на стратегических направлениях, четко определить, кто и какой у нас противник. Для чего? Чтобы оформить такие комбинации вооруженных сил и военно-технических средств, которые смогут воспрепятствовать этим угрозам – как симметрично, так и асимметрично. Только после этого можно понять, какие вооруженные силы нам предстоит построить, какова при этом задача конкретного вида вооруженных сил, какие военно-технические решения искать и какие исследования заказывать.

У нас огромная страна с протяженными границами, и одновременно - сложная демографическая ситуация.

По самым оптимистическим оценкам, для того, чтобы быть готовым отразить все возможные угрозы, наша армия должна быть в 5 раз больше. Но это задача нереальная.

Следовательно, нужно в первоочередном порядке создавать вооружение, позволяющее нашему солдату воевать за пятерых, видеть врага раньше, чем он увидит тебя, поразить его надежнее и на большем расстоянии, чтобы он не успел ответить. Именно на создании такой техники, универсально применимой при всех возможных сценариях, и предлагается сосредоточить материальные и людские ресурсы.

Третий урок. Наши отцы оставили нам фундаментальную науку и огромный научно-технический задел, до сих пор позволяющий черпать в нем знания и технологии для создания современных вооружений. Но его запасы стремительно тают. Теперь наша очередь пополнять интеллектуальный капитал нашей науки и инженерной мысли. Надо немедленно восстановить методологию создания образцов вооружения и военной техники, при которой разработку образца можно проследить от проведения фундаментальных исследований через прикладные и опытно-конструкторские работы до серийного производства.

Тема четвертого урока известна каждому: «Кадры решают все». Кадровая проблема в ОПК сейчас является главной.

От ее решения зависит реализация всей политики по развитию оборонно-промышленного комплекса. В последнее время у нас появились первые поводы для осторожного оптимизма: завершается работа над проектом программы подготовки и переподготовки квалифицированных кадров на период 2013-2020 годов. Смысл ее прост: готовить специалистов будут при софинансировании со стороны ведущих организаций ОПК. Решается и вопрос создания системы дополнительного профессионального образования: в течение 7 лет пройдут переподготовку и повысят квалификацию около 200 тысяч инженерно-технических работников ОПК.

Конечно, есть и вопрос материального стимулирования. Он тоже не забыт, Д. Рогозин сказал, что в течение ближайших пяти лет среднюю зарплату «оборонщиков» повысят в два раза.

Пятый урок – это урок математики. В переводе с языка официальных документов, только в 2013 году на реализацию проектов ФЦП ОПК предусмотрены государственные гарантии с использованием кредитов на сумму 31,5 миллиарда и субсидии в размере 441,6 миллиона рублей. Ясно: деньги предприятиям «оборонки» дадут. Более того, Д. Рогозин совершенно прав, говоря, что длительные по исполнению оборонные заказы, гарантированные государством, должны обеспечиваться недорогими «длинными» кредитами. Невозможно поднять промышленность, ссуживая ей деньги под 10-12, а то и больше процентов. А под 4-5 процентов, как уверен он, вполне реально.

Если все поставленные задачи, удастся реализовать, то наша страна действительно может стать передовой промышленной державой. Фактически работа уже началась. Если названные уроки будут усвоены, все может получиться. 

Специально для Столетия


Эксклюзив
28.06.2024
Максим Столетов
В подготовке ударов по Крыму могли принимать участие агенты украинских спецслужб
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.