Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
12 апреля 2024
Не они уехали, а Россия осталась

Не они уехали, а Россия осталась

В обществе не утихает бурная дискуссия вокруг покинувших страну «звезд»
Андрей Соколов
03.02.2023
Не они уехали, а Россия осталась

Как известно, за последний год, а особенно после начала Специальной военной операции на Украине, Россию покинули известные представители творческой «элиты». Среди них немало так называемых звезд не только шоу-бизнеса, но и деятелей театра, кино, литературы: Алла Пугачева, Максим Галкин, Чулпан Хаматова, Борис Гребенщиков, Кирилл Серебренников, Дмитрий Быков, Сергей Светлаков, Юрий Дудь и другие.

Понятно, что это вызвало у многих в стране, в том числе и в стане их бывших почитателей, соответствующую реакцию. Люди стали с презрением заявлять, что может быть это и хорошо, что такие персонажи покинули Россию, поскольку теперь место этих, показавших себя во всей красе русофобов, займут те, кто по-настоящему любит свою страну и готов поставить свой талант ей на службу.

Однако нашлись и те, кто этих перебежчиков начал активно выгораживать и защищать. Первым, как известно, в этом хоре защитников русофобов заголосил прежде популярный музыкант Андрей Макаревич, нагло и с не скрываемым презрением ко всем нам заявивший: «Мудачье, это Россия от вас уехала!».

баун.jpgА более «профессионально» на эту тему выступил на днях ныне окопавшийся в Вене, главный редактор сайта американского Фонда Карнеги Александр Баунов. Кстати, бывший штатный дипломат российского МИДа, работавший в посольствах России за границей, но уже давно переметнувшийся на сторону наших врагов и теперь постоянно выступающий с комментариями о России на страницах популярных западных газет и журналов.

 «Самое невежественное, что приходилось встречать в последнее время — это радость деятелей патриотической культуры по поводу выбытия из отечественного творческого пространства тех или иных режиссеров, писателей, актеров и художников, под возгласы "ну и отлично, ну и больше нам свободного места"», — ерничает Баунов в своем блоге, который сейчас усиленно раскручивают либеральные СМИ.

«Ладно, — пишет он, — малокультурные патриоты, но деятели-то должны понимать, что поэт, писатель, режиссер и художник не занимает чье-то место, он создает своё, создает пространство, которого до него не было, и после него не будет, и вместе с человеком закрывается и открытая им позиция. Оттого что расстреляли "белогвардейца Гумилева" у русской поэзии не появилось нового Гумилева, хоть пролетарского, хоть нет, просто не стало Гумилева и прекратились его стихи. И стихи Мандельштама прекратились, а не кто-то заговорил его строфой, но в правильном направлении. И оттого, что внутри прекрасного нового мира без врагов, только для своих из числа своих от тоски повесился Есенин и застрелился Маяковский, мир своих не произвел нового Есенина и Маяковского, как ни старался, а так и бегает за их тенями. От того, что выслали Бродского и потеряли Тарковского других не появилось, просто осталось пусто место. От того, что Шаляпин уехал на гастроли и не вернулся, никто в наркомате просвещения не запел шаляпинским басом, так он главным русским басом и остался, а Россия осталась без него».

Каково? Господин Баунов сравнивает нынешнюю вертлявую кучку трусливо покинувших родину в тот момент, когда она ведет судьбоносное сражение за своё существование, с великими именами русской культуры прошлого! С Гумилевым, Шаляпиным, Есениным, Маяковским и другими, с корифеями России, которым сбежавшие нынешние поп-звезды, музыканты средней руки, шоумены и бумагомаратели и в подметки не годятся!

Но самое главное, что те выдающиеся деятели культуры, о которых так нелепо упомянул Баунов, да и почти все русские эмигранты, вынужденные покинуть Россию после революции, никогда не отказывались от своей родины, не поливали ее за рубежом грязью. Напротив, каждый из них полагал, что это он лишился России.

«Разве можем мы забыть Родину? Может человек забыть Родину? Она — в душе. Я — очень русский человек. Это с годами не пропадает», — так с тоской писал Иван Бунин, лауреат Нобелевской премии по литературе.

Причем так думали даже самые преуспевшие на Западе покинувшие Россию после 1917 года эмигранты. Владимир Набоков, которого называли «знаменитым американским писателем», сам говорил: «А жаль, что я не остался в России, уехал». Жена Набокова ему возразила: «Но ведь тебя, наверное, там сгноили бы в лагерях!». Набоков покачал головой: «Кто знает, может, я выжил бы. Зато потом стал бы совсем другим писателем и, может быть, гораздо лучшим…».

Не забывал о далекой родине ставший знаменитым в США великий социолог Питирим Сорокин. Среди его учеников, слушавших профессора из России, были дети президента США Франклина Рузвельта и будущий президент Джон Кеннеди. Но на стенах дома Сорокина недалеко от Гарварда висели виды Санкт-Петербурга, на рояле стояли ноты с произведениями Чайковского, а на полках — русские книги. Во время войны он стал председателем Общества помощи воюющей России, убеждая американцев, что, помогая СССР, они приближают победу над Гитлером.

А легендарный изобретатель в США видеомагнитофона, русский физик Александр Понятов в конце жизни горевал: «Я всего достиг, у меня замечательная фирма. Но у меня нет детей, и продолжить мое дело некому… Все бы передал своей стране, весь свой опыт! Но это невозможно. Даже филиал моей фирмы в России не разрешают создать».

Тосковал по России изобретатель высокооктанового бензина Владимир Ипатьев, которого в США называли «великим химиком». В своих воспоминаниях бывший посол СССР потом писал, что Ипатьев умолял его о возвращении на Родину «со слезами на глазах».

А ни к селу, ни к городу упомянутый Бауновым Шаляпин в эмиграции написал: «Отчизну мою обожаю! И обожание это ношу и буду носить в сердце моем до гробовой доски…».

И такой Баунов, изменивший своей присяге России экс-дипломат, не один. Ему поддакивает бывший профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, обитающий сейчас в Финляндии, Владимир Гельман.

«Это, — пишет он, — не невежество, а рациональность — эти люди отлично знают цену и себе, и своим конкурентам, но устранение конкурентов дает им больше возможностей для получения выгодных контрактов, заказов и проч.; примерно так же предшественники сегодняшних бенефициариев избавлялись от конкурентов, которых преследовали как "безродных космополитов", диссидентов и проч.; а на культуру, думаю, им плевать…».

А называющий себя публицистом некий Михаил Генин утверждает, что фильм о Чебурашке поставил в этом году рекорд проката якобы только в результате «отсутствия какой-либо конкуренции». «И думают условные Галанин и Шаман, — с брезгливостью заявляет он, — что не будет Гребенщикова и Шевчука, — и пойдет публика на их концерты…».

И чего он наводит тень на плетень? Ведь известно же, что на концертах того же Шамана залы сегодня переполнены!

Достойную отповедь Баунову и другим русофобствующим публицистам дал известный политолог Сергей Марков. «Александр Баунов, — пишет он, — назвал невежественными патриотических деятелей культуры, которые якобы радуются, что уехали и освободили место деятели культуры, которые против СВО. Баунов также обвинил патриотов в культуре, что они не понимают, как устроена культура. Не понимают, что когда Мандельштам или Гумилев уходят, их место никто не занимает, оно просто пустеет. Это правда, про Гумилева. Но не правда про Серебренникова и Хаматову… Александр, вы же понимаете, как устроена современная культура? Ее делают не творцы, а галеристы, которые дают место, и руководители СМИ, которые дают известность, и руководители фондов, которые дают деньги. Поэтому в современной культуре идет не честная борьба творцов, а жесткая борьба идеологией за гранты, за медиа, за позиции. За ресурсы. И в современной культуре именно противники СВО, противники Путина, противники русского народа, захватили в своё время почти все ресурсы культуры и буквально навязывают свою фальшивую, исполненную ненависти к России культуру российскому обществу за российские деньги. И патриотические деятели культуры не призывают запретить противников России и русского народа. Они призывают прекратить заваливать государственными деньгами и грантами тех, кто против России…», — отметил Марков.


Специально для «Столетия»


Эксклюзив
08.04.2024
Максим Столетов
Западная «помощь» Украине достигла 266 млрд евро и продолжает расти
Фоторепортаж
12.04.2024
Подготовила Мария Максимова
В Государственном центральном музее современной истории России проходит выставка, посвященная республике


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..