Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
3 декабря 2022
Родион Овчинников: «Надо вернуть в театр табу»

Родион Овчинников: «Надо вернуть в театр табу»

Беседа с заслуженным артистом России, режиссером, профессором Театрального института им. Бориса Щукина
30.06.2015
Родион Овчинников: «Надо вернуть в театр табу»

- Родион Юрьевич, позволю личный вопрос: как получилось, что вы закончили Богословские курсы, да еще в Мюнхене?

- В 1989 году мне довелось выступать там с сольными гитарными концертами «Русская поэзия в музыке». Везде за рубежом я, как человек глубоко верующий, сразу искал православную церковь, куда можно пойти на службу. Так, в Нью-Йорке, прямо в храме довелось познакомиться с самим первоиерерахом Русской православной церкви заграницей митрополитом Виталием. Он меня пригласил поговорить за чаем, мы долго и интересно общались. И вот в такой частной беседе он заговорил о святости Русской православной церкви Московского Патриархата – заметьте, это было задолго до восстановления литургического общения двух церквей!

Мы везли тогда из-за границы книги, которых не было в СССР. Помню, на нашей таможне подаренную Библию у меня отобрали - кто-то из группы «стукнул». Как же обидно было! Я спорил с таможенниками и не хотел отдавать, за меня даже парторг Ленкома вступился, Борис Никифоров.

А в Мюнхене я познакомился с архиепископом Баденским и Мюнхенским Марком - православным немцем. Там при монастыре есть академия, и он предложил мне заочно прослушать курс на философско-богословском факультете и сдать экзамены. Образование шло путем пересылки пакетов с учебным материалом оказиями и редкими личными наездами. Моя дипломная работа была по русскому юродству.

- И как эти знания вам пригодились - в духовном и в «житейском» плане?

- Я не лез в глубины чистого богословия, - между Аристотелем и Блаженным Августином. Вообще схоластика западной богословской школы мне как-то оказалась не близка. Другое дело - «Добротолюбие», Мотовилов о преподобном Серафиме Саровском - в этом была милая моему сердцу глубокая простота нашей православной веры. Мне открылся другой мир, и этот мир сильно повлиял и на мою личную жизнь, и на профессиональную.

Что меня больше всего изумляет и привлекает в православии, так это то, что в нем нет какой-то особой тайны, для «избранных». У нас Патриарх и прихожанин сельского храма веруют одинаково, вдохновляются одними и теми же молитвами и чудесами Божьими.

- А в театральной среде как менялось отношение к вере, к церковности после распада СССР, сказывалось это на репертуаре?

- Заниматься искусством и не верить – это нонсенс. Конечно, театральной публике свойственно больше не быть, а казаться. Этим объясняется и появление в 90-е такого большого количества неофитов, воспринявших только внешнюю сторону религии. А актерское неофитство еще и театрализовано, некоторые впадали в такое преувеличенное рвение! Для меня же вера формулируется просто: ходи спокойно и живи спокойно, но помни про Бога. Своему первому духовному отцу - иеромонаху отцу Лонгину - ныне митрополиту Саратовскому и Вольскому, жаловался: больше не могу, мол, в этой среде находиться, он меня очень решительно останавливал: нет, будь там, где поставлен. Сколько можешь, молодых душ оттащи от греха. Я это принял как послушание. То же самое мне говорили потом и другие батюшки, которым я доверял. Спастись можно на любом поприще. Недаром в театре не работают, а служат. Главный вопрос – кому?! Традиционный театральный ответ: «служу искусству», зрителю – не разъясняет сути вопроса.

Для меня в моих спектаклях-тренингах главное - нравственный императив. Театр для меня тоже категория нравственная, в нем тоже есть определенные табу. Если ты в таком русле течешь, то не имеет значения - перевоплощаешься ты в сценический образ по Станиславскому или нет. Чем лучше ты играешь положительный персонаж, тем ярче представишь зрителю пример для подражания. И наоборот, чем убедительнее покажешь персонаж отрицательный, тем действеннее будет «доказательство от противного» - смотрите, какие ужасы творятся в душе человека, если он идет таким путем.

Западная литература - Гете, Шиллер, Байрон - рисовала сатану гордым отверженным красавцем, стоящем на скале с орлиным взором. У митрополита же Антония Сурожского есть книга о Толстом, Достоевском, Гоголе, в которой он называет заслугой русской литературы то, что она показала всю пошлость черта. Когда ты исходишь из такого посыла, то можно играть гоголевскую нечисть, не проникая в ее сущность, не «борясь», а смеясь над ней.

- В последнее время, многие замечают, сами вы практически перестали играть. Почему?

- Я знаю слишком хорошо нынешний театральный режиссерский цех. В большинстве своем, пусть на меня не обижаются коллеги, – это темень беспросветная. Поэтому я не могу отдаваться им в руки как актер, чтобы они из меня лепили, что им взбредет в голову. Часто они не могут сформулировать не то что задачу актеру, а даже что они вообще хотят от постановки. У них какие-то ошметки мыслей и чувств. Я поэтому и уходил из разных театров, что не встретил режиссера, который поставил бы мне интересную задачу, так, чтобы я ощущал себя со-творцом, а не тюбиком с краской, который нужно выдавить на сцену.

Для меня во главе русского театра стоит именно артист. Все остальное - прилагательное. Режиссер не может позволять себе относиться к артисту как писатель к бумаге или скульптор к глине, а именно такой тренд с некоторого времени у нас стал возобладать вслед за Западом.

- Что же происходит с нашим театром? Отчего множатся постановки, в которых буквально целенаправленно извращается классика, на зрителя со сцены льются потоки пошлости?..

- Россия, как Китеж-град, «хамского глаза» не выносит - уходит под воду. А погружаясь, поднимает со дна грязь, которая выплеснулась сегодня. Это донные отложения - по-донки…

Есть среди них и лидеры такого духовного тупика. Как писал Василий Розанов, с такими людьми не надо разговаривать, их надо вовремя вывести из-за стола, как навонявших конюхов. Свобода творчества? Они хотят не свободы, а анархии. Черчилль еще образно говорил, что самая большая свобода для искусства – это тюрьма и келья.

Кажется, одна из главных задач «реформаторов» - смешать понятия, вместо традиционной русской соборности утвердить гипертрофированное «я», постепенно снять любые нравственные табу. Тот же режиссер Богомолов постоянно твердит: хватит обращаться к чувству, будем обращаться к уму. Но их ум находится, извините, в штанах, и они еще пытаются нас поучать. Изобретают какие-то театральные велосипеды, думая, что их мерзости никто не превзойдет. Но это все уже было сто раз до них! Эти люди рассчитывают на чернь, а не на народ, и у черни они действительно имеют скандальный успех, порождающий аншлаги. Только можно ли кассовые сборы считать успехом - да еще государственного, с такой историей, как МХТ? Какое отношение имеет Николай Васильевич Гоголь к тому, что творится в театральном центре его имени? Наворотили достаточно, пора уже возвращаться к истокам, пока не поздно.

- Но, согласитесь, в этих спектаклях заняты порой лучшие актеры, и залы переполнены. На тех же «Карамазовых», «Идеального мужа», поставленные в МХТ Константином Богомоловым, на «Человек-подушку» и другие Кирилла Серебренникова билетов не достать…

- Еще бы, выпасть из «мейнстрима», прослыть «непродвинутым» - кому хочется?

Но в том-то и дело, когда кассовые сборы становятся краеугольным камнем — это смерть театра, это смерть души всех, кто в этом участвует.

В бессмертном романе «Бесы» Достоевского Петенька Верховенский очень точно дает определение тем, кто «уже наши» - например, либералы, трепещущие от одной мысли, что покажутся не слишком либеральными…

Таким же образом трепещут сегодня театральные критики, театроведы. Смотреть страшно на тех людей, которые еще недавно писали прекрасные статьи о Товстоногове, Эфросе, Бруке, а теперь «кадят» серебренниковым.

- И как реагировать на все это? Или жить по известному принципу: «пусть идет как идет»?

- Реагировать надо обязательно. Ведь вопрос касается духовной составляющей нашего народа.

Всему этому псевдотеатральному шабашу можно противопоставить только истинную Любовь к театру, сколь бы «беззубым» это понятие не казалось для многих.

С другой стороны, убежден: надо вернуть в театр табу. Я лично выступаю за возвращение государственной цензуры - формально назвать ее можно как угодно. По-другому не справиться со сплоченной группой подобных господ, превратно понимающих свободу. По крайней мере, для начала следует «перекрыть» дорогу явному кощунству и извращению классики в гостеатрах. Хотите, пишите свои пьесы и ставьте их на частных площадках — но только не за деньги налогоплательщиков.

А вообще, мне кажется, усилия разрушителей можно нивелировать не столько противодействием, сколько альтернативной активностью. Русским по духу, нравственным и творческим людям надо настойчивее объединяться, чтобы создавать свои СМИ, театры, снимать кино, устраивать выставки.

- В наше время в бизнесе говорят «фокусируйся или умирай». А вы - и актер, и режиссер, и драматург, и педагог. Кем вы себя ощущаете все же больше?

- Ощущаю себя русским, верующим человеком, профессиональным работником театра. А вообще-то все мои амплуа - для меня сливаются в одно органичное целое. Просто я пытаюсь отдавать должное своему Создателю, всеми доступными способами.

Беседу вел Андрей Самохин

Специально для Столетия


Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Ирина
01.07.2015 15:36
Сначала, конечно, была оторопь, как такое можно не сцене ставить? А потом смотрят, никто пальчиком не грозит и понеслось! Хорошо,что хоть сейчас какое-то противодействие появилось.
Петр
30.06.2015 23:12
Эти лучшие ответят за свои амбиции... Жаль их. А аудитория у этих премьер мала, театров немного даже в Москве.
Николай
30.06.2015 20:12
Если Юпитер хочет наказать - он лишает разума. Обидно смотреть на многих известных артистов, для которых то, что делается - это закономерный поиск нового. Если Табаков говорит о необходимости мата на сцене, на мой взгляд это свидетельство о том, что у многих что-то неладно. Или с головой, или с совестью, а скорее всего и с тем, и с тем.
А-1
30.06.2015 18:28
Собственно есть первоисточник того что начинает давать жизнь народу то есть собственно народу нужен не театр, а скорее Буратино что не приемлет плохих театров, как избавляет народ от разного рода сумасшествия и гражданских смут, это главное в ином плане театр ну совершенно не нужен обществу это по сути жизнь действительно просто таких можно сказать не совсем здоровых людей нечестивая, не более того этого тараканье-крысиного сообщества и обитающего часто и по кухням. Собственно нормальная жизнь людей заставит театр например действовать так же копируя своим обезьянством нормальное сознание но при этом не кто вообще содержать это не обязан, главенствует как идеолог в народе тот огонь что оживляет весь народ собственно это единственный идеолог или телевизор ствол верхушка честь прошлое что собственно как дверь и защищает народ и отделяет его ото всех, больше народу собственно и не чего и не нужно, он не чем не управляется кроме огня не чему не служит и нитками и деньгами не управляется. Только в этом свобода.
var
30.06.2015 17:39
Думаю, достаточно возвращения лицедеев в статус, оставленный им в рамках традиционного общества.
Сергей
30.06.2015 15:51
в этих спектаклях заняты порой лучшие актеры, и залы переполнены

Я думаю, что на подобные шабаши ходят люди с психическими отклонениями.
Их и показчиков в известные дали. Не так их и много, чтобы плясать под дуду.

Эксклюзив
02.12.2022
Валерий Панов
Запад намерен финансировать войну на Украине за счет российских активов.
Фоторепортаж
02.12.2022
Подготовила Мария Максимова
Памяти великого исследователя дальневосточных земель.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.