Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
13 июня 2024
Огонь, мерцающий в сосуде

Огонь, мерцающий в сосуде

В гостях у брянского художника Александра Шадурина
Ольга Надпорожская
08.10.2021
 Огонь, мерцающий в сосуде

Давно заметила, что, путешествуя вместе с иеромонахом Романом и другими паломниками, обращаю внимание не на красоты природы и городов, а на лица людей, и на фотографиях тоже в основном остаются они.

В этот раз во время поездки на Брянщину вспомнились слова из стихотворения Николая Заболоцкого:

А если это так, то что есть красота
И почему её обожествляют люди?
Сосуд она, в котором пустота,
Или огонь, мерцающий в сосуде?

Огонь, мерцающий в сосуде — это то, что открывается мне в людях, когда с ними разговаривает отец Роман. Не знаю, в чём тут дело — то ли я смотрю на них его глазами, то ли в них действительно просыпается то, что обычно скрыто, погребено где-то на глубине.

Это похоже на то, как иногда по телевидению показывают богослужение и в камеру вдруг попадает чьё-то лицо — человек в лучшие минуты своей жизни, когда он, сам не ведая того, весь виден как на ладони.

Шадурин.jpgОтец Роман иногда говорит, что тому, кто ради Христа оставил свой дом, мать и отца, Бог даёт множество домов и родных людей. Одним из таких домов для отца Романа оказался дом Александра Васильевича Шадурина, художника из Трубчевска, где мы побывали недавно (на фото).

Дом художника стоит на берегу Десны — с одной стороны высокая круча, с другой стороны река. Я подивилась красоте этого места и огорчилась, когда хозяин сказал, что к реке он ходить не любит — «там всё загажено». Родом Александр Васильевич из деревни Прудки — она стояла неподалёку от родного села отца Романа, пустела, зарастала, потом сгорела — так что от неё осталось только кладбище. Воспоминания о ней и боль о русской деревне, не только родной, — одна из основных тем живописи Александра Шадурина. Некоторые из этих работ развешаны на стенах в его гостиной, но бо́льшая часть стоит на полу в соседней комнате, и художник выносит их нам по одной.

Александр Васильевич рассказывает, что после окончания художественного училища он долго не мог найти себе применения. Работал столяром, а по утрам выходил писать пейзажи. И вот однажды рано утром он писал поле с сухим одиноким деревом, чувствовал, что не получается, и впервые начал молиться. Вскоре в дом к нему пришёл священник и, взглянув на уже готовую работу, сказал, что в ней есть что-то особенное, — и приобрёл её. Ещё одним важным для внутренней жизни событием стала встреча с творчеством иеромонаха Романа — сначала с песнопениями, а потом со стихами из сборника, который попал к нему в руки в Храме.

Шесть лет тому назад, когда отец Роман приезжал в Трубчевск, Александр Васильевич приходил на встречу с ним в библиотеку и после этого написал два его портрета по фотографиям. Но пообщаться с ним лично довелось только сейчас.

— Вы пытаетесь сделать кистью то, что я пытаюсь сделать пером, — говорит отец Роман, глядя на работы Александра Васильевича.

Положа руку на сердце, скажу, что из работ Александра Шадурина мне больше всего понравились пейзажи, а картины с явным христианским сюжетом показались идущими скорее от ума.

Природа благовествует о Творце сама по себе, и тот, кто умеет подметить это и передать, ничего не добавив от себя, делает зрителя соучастником тайны и без слов рассказывает о самом главном.

Хороши, но печальны деревенские натюрморты художника — Александр Васильевич любит писать окна деревенских домов, похожие на угасающие глаза старого человека. На одной из картин изображён его дедушка, и они показались мне похожими не только внешне: роднит их какое-то горестное раздумье. Отец Роман на портретах Александра Шадурина выглядит слишком сильным физически, а вот картина «Иерей» получилась правдивой и выразительной — художнику удалось показать внутренние противоречия, «невидимую брань» незнакомого нам священнослужителя.

Глядя на картину «Хлебушек», обратила внимание на «фон» — белую узорчатую скатерть с тщательно выписанными деталями, и очень скоро увидела её же на кухне, на столе, за которым жена художника, Елена Викторовна, угощала нас картошкой и салатом из огурцов с помидорами — действительно, это второй хлеб для русского человека, особенно сельского, особенно в сентябре.

Видно было, что Александр Васильевич очень тронут приездом отца Романа, и всё же на душе у него печаль. Как и отец Роман, он болеет за гибнущую деревню, за потерянную русскую душу, и часто думает, что работы его никому не нужны — как и всё то, что на них изображено. Я так не думаю — мне никогда не поверить, что отец Роман пишет и говорит напрасно, и не забыть, кто самым первым заказал на сайте «Ветрово» книгу его стихов — читательница по фамилии Родина.

Шадурин1.jpgНапоследок мы всё-таки спускаемся к Десне, омываем лицо водой и видим на горе за поворотом белый Троицкий Храм. Вернувшись в скит, ещё раз пересматриваем картины Александра Шадурина (на фото) и говорим о том, что некоторые из них хорошо могли бы дополнить стихотворения отца Романа. Если благословит Господь, может быть, следующий календарь со стихами иеромонаха Романа будет оформлен его работами. А пока предлагаем вам познакомиться с ними на сайте «Ветрово».


С художником Александром Шадуриным можно связаться, отправив письмо на адрес редакции сайта «Ветрово»: editor@vetrovo.ru .




Эксклюзив
10.06.2024
Валерий Мацевич
850 только частных компаний участвуют в выполнении задач ОПК России
Фоторепортаж
10.06.2024
Подготовила Мария Максимова
На Арбате после масштабной реставрации открылась мемориальная квартира поэта


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.