Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
23 июля 2024
Берегиня крымской литературы

Берегиня крымской литературы

Памяти замечательной писательницы Марии Глушко
Людмила Обуховская
27.03.2023
Берегиня крымской литературы

Собратья по перу одного из известных российских литераторов 60-90-х годов ХХ столетия Марии Глушко называли её «Берегиней крымской литературы». А читатели с нетерпеньем ждали каждое из двадцати вышедших в местных и столичных издательствах произведений, которые и с годами не потеряли своей актуальности.

На творческих вечерах, которые писательница постоянно проводила в библиотеках, учебных заведениях, как говорится, яблоку негде было упасть. Все живо обсуждали её романы и повести, среди которых самые популярные «На всю жизнь», «Потому что люблю», «Живите дважды», «Живым говори – До свидания», «Елена Николаевна», «Трудный день», «Ночной троллейбус», «Год активного солнца», которые не только не залёживались на полках книжных магазинов и библиотек, а зачитывались до дыр.

Мария Васильевна Глушко заняла достойное место в сонме отечественных писателей и приобрела широкую известность в стране.

В прошлом году в республике широко отметили столетие со дня рождения писательницы, светлого человека, деятельной личности, отразившей в своих произведениями Время и человека в нём. В этом году, 27 марта, отмечаем тридцатилетие ухода её из жизни, но не из сердец тех, кто с ней был знаком, кто читал и читает её озарённые талантом и душевным светом произведения.

Она родилась в семье военачальника-артиллериста в Приамурском крае, до войны училась в Московском механико-машиностроительном институте. В девятнадцать лет ушла добровольцем не фронт. Оказавшись в 1946 году в Крыму, так прикипела к благословенному краю, что назвала себя крымчанкой. Образование получила сначала в Крымском педагогическом институте, затем – в Литературном институте имени А.М. Горького в Москве. В литературной и читательской среде сразу же стала своим человеком. Блестяще руководила редколлегией альманаха «Крым» и Крымским отделением Союза писателей Украины, входила в редколлегию киевского русскоязычного журнала «Радуга». Находила время и для участия в работе республиканского Фонда культуры. Распад СССР перенесла болезненно до такой степени, что перестала издаваться. Мысли свои доверяла бумаге, надолго оставшейся в столе. Тогда впервые стала сомневаться в необходимости своих книг («отнюдь не шедевров», как говорила сама), стала мучительно осознавать, что не так уж незыблемы моральные законы и каноны, по которым жила всю жизнь она и люди её поколения. А тут ещё смерть мужа, семейные неурядицы. Её потрясло предсмертное стихотворение Юлии Друниной «Судный час», поскольку во многом было созвучно состоянию её души: «Покрывается сердце инеем -/ Очень холодно в судный час...». Свои печальные размышления она не перекладывала тяжестью в головы и сердца других людей. Она держала их в себе. Незадолго до смерти написала грустное, но всё же жизнеутверждающее, по сути, стихотворение:

Всё утрачено, всё прочитано,
Передумано, пересчитано.
Непрощённых обид кибернетикам
Не учесть в своих кабинетиках.
Что любимое – не разлюбится,
Нелюбимое – не полюбится,
Не забудется – не забудется,
Ничего больше в жизни не сбудется.

Но до этих тяжких дней был долгий плодотворный творческий путь в Крыму длиною в 47 лет.

В Симферополе сразу же разошёлся номер «Роман-газеты» за 1990 год, в котором была опубликована биографическая повесть Марии Глушко «Мадонна с пайковым хлебом», молодая героиня которой оказалась в военной мясорубке с младенцем на руках. Это правдивое повествование о том, как проявляется сущность человека и на поле боя, и в тылу. Как высвечивает война все грани сердца и души. И как чужие люди становятся не просто близкими – родными. Делящимися и кровом, и последней краюхой хлеба. Такие люди и спасли Нину и её маленького сына. Одна приютила, другая, верующая старушка Политиевна, продававшая в церкви свечи, приносила ей то, что ей жертвовали добрые люди: горсточку изюма, щепотку крупы, чёрствую корку. Соседка Клавдия, у которой шестеро по лавкам, кормила своим молоком не только своего грудничка, но и Нининого. Нина признаётся себе, что в мирной жизни она, дочь высокопоставленного военного, пожалуй, считала бы этих людей достоинством ниже себя. И только беда открыла глаза на истинную цену человека. Не назидательно, но наглядно, просто и ясно, как сама жизнь.

Одна из читательниц, назвавшаяся Ириной, написала в библиотечной книге отзывов: «На первый взгляд история героини Глушко схожа с тем, что описано в романе Гузель Яхиной "Зулейха открывает глаза". Но как же отличается суть этих двух произведений! В одном – свет, в другом сплошной сумрак. И всё, что происходит с Зулейхой у меня не вызывает никаких эмоций. Потому что в нём нет любви. А в книге Глушко она не просто есть, а является тем светом, который непременно засверкает в жизни героини и всех, кто помогает ей преодолеть чёрную полосу».

Молодой человек Алексей пишет: «Хороши стиль, язык, описание быта. А главное – далеко не идеальный образ главной героини, которая меняется под влиянием "простых" людей, среди которых оказалась дочь высокопоставленного военного. В начале её даже можно назвать вздорной, избалованной, надеющейся не на себя, а на других. Но жизнь расставляет всё по местам. И это очень хорошо, без лишних сентенций показала писательница. Когда пишут участники подобных событий – это всегда правда».

«Жуткое это слово – война... Всего пять букв, а бросают в дрожь, – делится Анжелина Дробыш. – Что называется, – на одном дыхании. Потому что написано честно и откровенно, без приукрашивания, поэтому по-настоящему "цепляет". Непременно читайте!»

Мария Глушко писала только о том, что ей близко, что волнует. Прошедшая через бои и лихолетье, вырастившая достойными людьми троих детей, она знала, о чём говорит.

«Мы знаем цену миру, потому что устали от навязанных нам войн. Наши деды воевали в империалистическую, отцы – в Гражданскую, на долю нашего поколения выпала Великая Отечественная, и это осталось в наших сердцах навсегда. У каждого, кто пережил войну, своя память о ней. Мне война запомнилась толпами женщин, стариков и детей на станциях, терпеливым страданием на лицах людей, стенами вокзалов и станций, облепленными писанными от руки: "Разыскиваю семью из Витебска...", "Валя, папы в Пензе нет, я еду дальше...", "Потерялся мальчик в синей матроске, зовут Вовочка". Лик мадонны войны тёмен и некрасив, она живёт на пайковом хлебе, и не выжать ей из груди и капли молока для младенца-заморыша, которого уже теперь, едва он успел родиться, не в легенде, а в действительности распинает война голодом и холодом, на которого направляют смертоносный груз бомб».

Свою первую рукопись молодая преподавательница русского языка и литературы принесла в Крымское отделение Союза писателей в конце сороковых годов. Героями небольшой повести были коллеги – школьные учителя. Вместе с ними она размышляла о профессии, о личности тех, от кого зависит не только образование, но становление молодых людей, их отношение к жизни, понимание её смысла. Издавать не спешила. Внимательно прислушивалась к мнению старших и дорабатывала текст. И первая её книга вышла в 1951 году, повесть «Анна Ивановна». Прообразами её героев были учителя, врачи, учёные, колхозники, рабочие, депутаты, водители троллейбусов, люди разных профессий, с которыми знакомилась в поездах по полуострову. Многие узнавали себя в героях её книг. А читатели расширяли свои представления о неизвестной им жизни, проникались уважением к тем, кто учит, лечит, кормит, обувает и одевает, даёт возможность заниматься любимым делом.

В писательской среде она сразу же пришлась ко двору. Несмотря на далеко не мягкий характер. Могла и поспорить, мнение своё отстаивая, и слова нелицеприятные сказать тому, кто заслужил своими поступками, отношением к окружающим. Даже «по первости» обижавшиеся стали внимательно прислушиваться к ней, поняв, что у неё всё – от души. А душа так расположена к людям, что не проникнуться уважением невозможно.

Коллеги буквально боготворили писательницу, которая помогла становлению многих талантов. Среди тех, кому Мария Глушко дала «путёвку» в литературу, ставшие потом известными на весь Союз поэты и прозаики.

Это Владимир Савенков, Валерий Митрохин, Валерий Субботенко, «крымский Маршак» Владимир Орлов, ставший позже москвичом евпаториец Владислав Бахревский. Как признавался в своё время мастер слова и лидер крымской писательской организации Анатолий Домбровский, он вырос под её «крылом».

В одном из наших разговоров после прощания с Марией Владимировной писательница Светлана Ягупова, сказала: «Для меня это тот тип женщин, которые в любом возрасте вызывают восхищение. Время не властно над ней, она умела схватить его за узду, остановить мгновение. Во всех отношениях. До последних дней сохраняла моложавость тела, чистоту духа, ясность ума, крепость таланта. Я бы назвала её человеком совершенным»

Не склонный к комплиментам поэт-фронтовик Александр Лесин прилюдно объяснился ей в любви: «…Ты можешь отругать и даже выругать, а потом протянуть руку, ты можешь подставить свое плечо (и подставляла!), когда человек покачнётся; ты можешь глядеть прямо там, где другие опускают глаза. Вот за это я любил и люблю тебя».

Поэт и прозаик Владимир Терехов вспоминал: «Разгадав и почувствовав талант и характер, поддерживала подопечного, как мать помогает своему чаду – любя и взыскательно. Не приголубливала, не баловала, не опекала, а отчитывала, наставляла, требовала и защищала. В критических ситуациях не оставляла одного». Это заступничество Владимир Павлович испытал на себе, когда благодаря ей была спасена самая знаковая в его творческой судьбе книга 1983 года «За перевалом перевал», приговорённая к уничтожению решением коллегии Госкомитета УССР как «ущербная». А была написана она много лет работавшим почвоведом и геологом литератором об экологии полуострова, сохранности его уникальных земель. Вместе с ним боролась за справедливость Мария Глушко, и в Москве признали, что ничего антигосударственного, антисоветского в книге этой нет, и она трижды переиздавалась.

Мимо её произведений не прошли и кинематографисты. В 1973 году на Киевской киностудии имени Довженко по мотивам повести «Елена Николаевна» был снят фильм «Каждый вечер после работы», а в 1982-м на Одесской киностудии по роману «Год активного солнца» – одноимённый двухсерийный телефильм.

Мария Васильевна считала: «Каждый рождён для счастья, но не каждый получает на него право. Право на счастье имеет только тот, чья жизнь согрета жарким человеческим "спасибо"».

Тридцать лет уже, как её нет с нами. Но всё, оставленное ею людям, по-прежнему востребовано и волнует. Справедливы слова поэта-фронтовика Бориса Сермана: «Ваш голос исповедальный / Взывает страницами книг…».

Время и читатели определили, что оставленное потомкам светлым человеком, талантливым прозаиком Марией Глушко является настоящим литературным достоянием. Чтение её произведений с незамутнённой правдой, истиной, без которых темно и безрадостно – школа жизни для юных поколений.


Специально для «Столетия»


Эксклюзив
28.06.2024
Максим Столетов
В подготовке ударов по Крыму могли принимать участие агенты украинских спецслужб
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.