Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 июля 2024
«Зона» чужаков не любит

«Зона» чужаков не любит

Здесь живет один народ – пуштуны, живут не по закону и праву, а по местным обычаям
Андрей Правов
10.03.2009
«Зона» чужаков не любит

Кровопролитный террористический акт, унесший на днях жизни восьми полицейских в предместье города Пешавар, еще раз показал: ситуация в Пакистане продолжает оставаться крайне напряженной. И, прежде всего, это относится к западной части страны, граничащей с Афганистаном. Можно даже смело утверждать, что пожар войны уже перекинулся на пакистанскую территорию, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Примыкающий к Пешавару небольшой городок Бадабера, где произошел теракт, лежит как раз в самом начале дороги к перевалу Хайбер, на пакистано-афганской границе. Именно от него начинается территория так называемой «зоны свободных пуштунских племен», где полными хозяевами, как это было и столетия назад, являются племенные вожди. Власти в Исламабаде «зону племен» практически не контролируют, и даже отряды полиции и армии туда заходить «лишний раз» воздерживаются. На этот раз в один из полицейских участков в Пешаваре позвонил человек, сообщивший: в припаркованной на въезде в Бадаберу машине находится труп. Полицейские нашли автомобиль, когда попытались его открыть, раздался взрыв.  

Цели теракта очевидны. Первая – протест против непрекращающихся бомбовых ударов по расположенным в «зоне племен» кишлакам, которые наносит с афганской территории авиация США. Вторая – еще раз продемонстрировать пакистанским властям, а, вместе с ними и американцам, «кто же в доме хозяин».  

«Зона племен» – обширная территория, где живут не по закону и праву, а по местным обычаям, и, прежде всего, по воле правящих здесь вождей. Несколько лет назад мне удалось проехать через «зону племен» с ее пакистанской стороны – от Пешавара до Торхама. Сопровождавший меня в поездке, по-военному подтянутый представитель министерства информации Пакистана, оказался человеком довольно откровенным. Он все время уверенно заявлял, что с годами в «зоне племен» почти ничего не изменилось. И, вероятно, пейзаж Хайберского перевала остается точно таким же, каким он был во времена, когда в этих местах солдаты Британской защищали ее рубежи от так и не покоренных ими афганских племен. Как и в те годы, по проложенной еще англичанами узкоколейке медленно ползет паровоз с двумя вагонами. Он, как и раньше, совершает два рейса в день. Первый - в сторону Торхама, второй – к Пешавару.  

До Торхама идет пакистанская «зона племен», затем она переходит в такую же, но - уже афганскую. Живет здесь один народ – пуштуны.

Местные племена никогда не признавали так называемую линию Дюранда, сто с лишним лет назад разделившую пуштунские территории и обозначившую, таким образом, границу между британской Индией и Афганистаном.

Сегодня линия Дюранда – это граница между Афганистаном и Пакистаном. Граница весьма условная, и в этом в восьмидесятые годы наглядно убедились генералы из «ограниченного контингента советских войск», пытавшиеся с ее афганской стороны приостановить «вмешательство извне». Именно по горным тропам «зоны племен» переходили в Афганистан отряды моджахедов и караваны с оружием.  

Сейчас точно такую же картину с негодованием наблюдают уже американские военные, бомбящие в пакистанской «зоне племен» базы движения «Талибан». Справедливости ради следует сказать, что базы эти в большинстве своем появились в тех же самых точках, где некогда на щедрые деньги из США проходили подготовку моджахеды. В «зоне племен» движение «Талибан» поддержали с самого момента его возникновения. Ведь идеи, исповедуемые талибами, ничем не отличаются от тех, по которым уже многие века живут местные племена.  

За право жить только по исламским законам многие годы выступали, например, племена расположенной в «зоне племен» долины Сват. И не просто выступали, а вели серьезные боевые действия с местными силами армии и полиции. Договориться властям с талибами из Свата удалось только в конце февраля. Временное прекращение огня было достигнуто, но лишь в обмен на согласие об отмене действия в долине конституционных норм и введении там исламского законодательства. Второе условие – освобождение из тюрем более десяти активистов движения «Талибан».

Власти согласились, и освобожденные талибы также нашли убежище в «зоне племен», где, по разным данным, скрываются тысячи, а возможно, и десятки тысяч исламистских террористов.

Причем, как рассказывал мой сопровождающий, это не только афганцы или пакистанцы. В «зоне» нашли убежище «гости» из многих стран и регионов мира. Там, например, лет десять – пятнадцать назад было довольно много так называемых «афганских арабов». Выходцы из различных стран Ближнего Востока еще в 80-х годах воевали в рядах моджахедов, а после окончания «джихада» вернуться домой побоялись, поскольку, как правило, на родине эти арабы числятся в розыске, обычно - за причастность к террористической деятельности. В середине девяностых годов «афганских арабов» в «зоне племен» было несколько тысяч. Затем многие перекочевали на Балканы или в Чечню. Далее следы теряются. Тем не менее, сотни «афганских арабов», по некоторым данным, живут в «зоне племен» и по сей день. При условии, что у них сложились хорошие отношения с кем-то из местных вождей.  

В принципе, арабских боевиков в «зоне племен» обычно не трогают. Тем более что многие из них являются «боевыми товарищами» местных вождей. К ним относятся как к гостям. А гостя, по пуштунским законам, обидеть нельзя. При этом, как правило, пуштунам совершенно безразлично, чем их гости занимались в прошлом. Участвовали в покушениях на политических деятелей? Стреляли в президента или премьер-министра? Ну и что, ведь «зоне» от этого ни горячо, ни холодно.

Совершенно не исключено, говорил мой сопровождающий, что в одном из местных дворцов может скрываться сам Усама бен Ладен.

Почему бы и нет? Если кто-то из местных вождей ему благоволит, никто туда даже сунуться не посмеет.  

Во время поездки сопровождающий был неумолим: шаг вправо, шаг влево запрещен, из автомашины – не выходить. Оставалось только наблюдать из окна резиденции местных вождей – настоящие старинные крепости, со сторожевыми башнями над высокими каменными стенами, из бойниц которых торчали пулеметные стволы. Нет, нет, никаких фотографий! К посторонним, как и сто лет назад, здесь относятся крайне подозрительно. Тем более - к европейцам. Вожди видят в каждом из них скрытого агента международных организаций по борьбе с наркотиками. А наркотиками здесь занимаются очень серьезно, как в пакистанской части «зоны», так и в афганской. К тому же вожди знают, что за некоторых их гостей, даже рангом намного ниже, чем бен Ладен, объявлено солидное вознаграждение. Что делает здесь европеец? Пытается что-то разведать, а затем «продать» данные американцам?  

Проникнуть внутрь дворцов вождей – задача невыполнимая. Приходится верить на слово сопровождающему, который рассказывал, что все там шикарно. «Как в пятизвездном отеле», – все время повторял он. К тому же у вождей внутри много жен и полно слуг. Я поинтересовался, есть ли гарем у бен Ладена. В ответ получил: «Если он здесь, то, конечно же, есть, ведь это такой высокий для вождей гость!». «А как же руководить отсюда «Аль-Каидой»?». Вместо ответа сопровождающий показал на башню одного из дворцов. За бойницей была хорошо видна установленная на крыше огромная «тарелка» – спутниковая антенна.

Позже знакомые в Пешаваре рассказали, что практически все вожди в настоящее время пользуются интернетом, смотрят иностранные телепрограммы, в основном из Индии и арабских стран.

Один из местных знакомых уверял меня, что в середине девяностых годов даже сам лично видел бен Ладена на одной из улиц Пешавара, когда тот выходил из автомашины. В настоящее время, конечно же, такая поездка для «террориста номер один» – слишком рискованная. «И сейчас бен Ладен в «зоне племен»»? – сразу спросил тогда я. В ответ он только пожал плечами. Ходили слухи, сказал он, что его убили еще несколько лет назад, во время одной из американских бомбардировок восточных районов Афганистана. А на видеозаписях – его двойник. Для активистов «Аль-Каиды», говорит другой мой приятель, бен Ладен - как для коммунистов Ленин: жил, жив и будет жить. А где он находится физически, это для них не так уж и важно. Бен Ладен – почти божество. А, значит, он повсюду…  

Базы талибов в «зоне племен» - серьезная головная боль для американцев. Вот и направляются туда беспилотные самолеты, чтобы разведать, что да как, а иногда и нанести бомбовый удар по уже установленной цели. Один из таких беспилотников пропал несколько дней назад где-то в Южном Вазиристане. Найти его пакистанским властям не удается, несмотря на серьезный нажим со стороны американцев. Скорее всего, местные жители аппарат уже давно обнаружили, но где-то спрятали, дабы «не возвращать врагу».  

Полеты американских самолетов и бомбардировки кишлаков, в результате которых часто гибнет и мирное население, вызывает все большее возмущение пакистанцев. В начале ноября прошлого года президент Пакистана Асиф Али Зардари даже призвал США прекратить авиаудары по пограничным с Афганистаном территориям страны, так как это, по его словам, является причиной негативной реакции пакистанцев в отношении Вашингтона.  

Авиаудары американцев действительно быстро оборачиваются новыми террористическими актами, подобно тому, что произошел возле Пешавара. Но не только. В последние месяцы резко увеличилось число нападений на идущие через Хайбер караваны с грузами для сил «антитеррористической коалиции» в Афганистане. И скоро, согласно информации, этот маршрут вообще придется закрыть. «Зона» чужаков не любит. 

Специально для Столетия


Эксклюзив
28.06.2024
Максим Столетов
В подготовке ударов по Крыму могли принимать участие агенты украинских спецслужб
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.