Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 июня 2022
Португальский Сталин

Португальский Сталин

В Португалии стали чаще вспоминать «диктатора» Салазара
Алексей Балиев
25.05.2011
Португальский  Сталин

За всю историю Евросоюза ни одна страна-участница ЕС не оказывалась в столь глубоком финансовом кризисе, как Португалия. Причем бюджетно-долговая бездна, в которой она оказалась, фактически исключает ее участие в формировании альтернативного еврозоне интеграционного блока в рамках Сообщества португалоязычных государств. Идею такой экономико-политической интеграции португалоязычных стран и территорий предложил еще 45 лет тому назад Антониу ди Оливейра Салазар, премьер-министр Португалии в 1932-1968 гг.

Он предупреждал об опасностях быстрого создания единой финансово-экономической системы в рамках ЕС и оставил Португалию вне этого процесса. Тогда Евросоюз и США сделали всё возможное, чтобы этот проект Салазара не состоялся. Cегодня о нем вспоминают всё чаще.

Многие эксперты полагают, что провозглашение зоны евро в рекордно короткие сроки без учета национальной финансово-экономической специфики, в том числе отраслевой, разных государств, отмена их валют не может не приводить к таким кризисам, как в Греции, Ирландии, Португалии. Тем более что региональные социально-экономические диспропорции в Европе существовали всегда, а их игнорирование «во имя евро» только усугубляет ситуацию. Срочная кредитная помощь в таких условиях, по оценкам Международной организации кредиторов, лишь продлевает финансовую, а, значит, и экономическую недееспособность (если не агонию) всё большего числа еврогосударств. Их долговременная социально-экономическая политика уже нацелена на выплаты по внешним кредитам и кредитным процентам. Иными словами, получается классический вариант небезызвестной «шоковой терапии», почти исключающей развитие производственных отраслей и экспортного потенциала.

Лиссабон получит от ЕС и МВФ трехлетний заём на общую сумму в 78 млрд. евро. Получение траншей будет сопровождаться резким урезанием бюджетных капиталовложений и других расходов, отменой экспортных пошлин, ростом цен и тарифов, распродажей предприятий госсектора и т.п. антикризисными мерами. Но вот вопрос: выдержит ли португальское общество такую нагрузку?

В случае с Португалией важно и то, что ее провал может оставить от Сообщества португалоязычных государств одну аббревиатуру. Сообщество было создано по инициативе Португалии и Бразилии 15 лет тому назад с целью формирования общего рынка десяти стран на базе, подчеркнем, португальской валюты – эскудо, которая традиционно была привязана к британскому фунту стерлингов, наиболее стабильной и платежеспособной европейской валюте. Лиссабон стремился сохранить португалоязычную часть ЕС и после вступления в еврозону, развивая торговлю, межотраслевую кооперацию и инвестиционное сотрудничество со странами Сообщества в национальных валютах. Но давно уже дотационная португальская экономика не смогла, что называется, усидеть на двух стульях. А в ответ на обращения Лиссабона о срочной финансовой помощи к наиболее мощному государству «португальской зоны» - Бразилии ее власти заявляли, что сохранение в еврозоне Португалии потребует постоянных внешних «инъекций», в том числе бразильских. Потому одновременно с получением бразильской финансовой помощи целесообразно проработать варианты как восстановления национальных денежных институтов, включая эскудо, так и тесной координации финансовой и общеэкономической политики в рамках португалоязычного сообщества.

Сегодня все большее число экспертов в португалоязычных странах отмечают, что сбываются прогнозы Салазара относительно экономической непрочности Евросоюза, стремления его наиболее мощных членов диктовать финансово-экономическую политику другим странам объединения.

Что это приведет к развитию внутриевропейских противоречий, к ещё большей социально-экономической диспропорции в Европе. Кстати, Португалия не участвовала в ЕС до 1986 года, делая главный акцент во внешнеэкономической политике на развитии связей с португалоязычными странами. Расчеты между ними с конца 1950-х осуществлялись, в основном, в нацвалютах, их курс был привязанным друг к другу и к британскому фунту. Такова была линия Салазара по обеспечению максимально возможной экономической самостоятельность Португалии и португалоязычных стран. А в целом финансово-экономическая политика салазаровского государства была нацелена на прямую и косвенную поддержку национальных отраслей, в том числе на своих зарубежных территориях, которые в большинстве своем были дотационными.

По темпам роста ВВП, экспорта, промышленного и сельскохозяйственного производства Португалия (с учетом ее зарубежных территорий) в 60-х - середине 70-х занимала одно из первых мест в Европе.

Серьезный вклад в финансово-экономическую стабильность страны до 1999 года обеспечивала «оффшорная» колония Макао (вблизи Гонконга): колоссальные доходы от финансовых, реэкспортных операций и транзитных перевозок шли в местный бюджет и бюджет Португалии. Существенными были доходы португальской казны от реэкспорта и транзита через Восточный Тимор, острова Зеленого Мыса (ныне государство Кабо-Верде), а также через острова Сан-Томе и Принсипе, которые оставались португальскими до конца 1975 года. Схожую роль в экономике играли португальские до 1962 г. территории в Западной Индии (Гоа, Диу, Даман, Мармаган) и в западноафриканской экс-французской Дагомее (Ажуда).

«Революция гвоздик» в апреле 1974-го не только лишила Португалию большинства ее зарубежных территорий, но и резко ускорила включение страны в формируемую ЕС финансово-экономическую систему. По данным португальского историка К. Пачеко Амарала и британского аналитика Роберта Гудвина, западные державы не единожды предлагали Салазару создать оффшорные зоны на островах Мадейра, Селваженш, Зелёного мыса или Азорских островах. Он отказывался, полагая, что с помощью этих зон Запад будет экономически и политически разрушать как государство, так и Португальскую империю. Тогда западные державы стали создавать сепаратистские группировки на тех островах, более того, начали финансировать «повстанцев» на африканских территориях. С одобрения США и Великобритании Индия вытеснила Португалию со своей территории. Эти тенденции, в конечном счете, оказали решающее влияние на внутри- и внешнеэкономическую политику Португалии, даже несмотря на провозглашение в середине июля 1996 года Сообщества португалоязычных государств. И завершилось это в 2002 году включением Португалии в зону евро.

Не удивительно, что в португальских и португалоязычных СМИ в последнее время вспоминают финансово-экономическую политику Салазара, которого часто называют «Португальским де Голлем», «Рузвельтом», «Франко» и даже «Сталиным».

Подчеркивается, например, что эта политика базировалась на разносторонней поддержке национальной экономики и на стимулировании, прежде всего, национального предпринимательства. Приоритет имели базовые отрасли – цветная металлургия, судостроение, сельское, лесное хозяйство, текстильная и пищевая, в том числе рыбная, промышленность. Доходы направлялись в другие отрасли и на поддержку предпринимательства. При этом государство жёстко регулировало курс нацвалюты, предупреждая тем самым нехватку капиталовложений, отдельных товаров и минимизируя последствия международных финансово-экономических кризисов. Национальным частным банкам было выгодно делать вложения в производственную экономику. В результате Португалия уже к 1941 году расплатилась с внешними долгами за 1930-е годы, а в конце 30-х - начале 50-х стала одним из европейских лидеров по темпам развития производственных отраслей, роста экспорта и по платежно-покупательной способности своей валюты.

Внутри- и внешнеполитическая линия Салазара получила и юридическую основу. Он разработал и в рамках новой Конституции 1933 года в том же году ввёл в действие государственную концепцию «Новое государство» («Estado Novo»), основанную на доктрине государственно-национального корпоративизма. Ее основная задача – поддержание национальной социально-экономической и военно-политической стабильности государства и общества. А суть доктрины в том, что базисными ячейками общества являются социальные группы, а не массы в целом и отдельные личности. В этой связи небезынтересны главные постулаты Салазара:

«Если демократия означает равнение лишь на низы и отказ от признания неравенства людей; если она пребывает в убеждении, что власть исходит лишь от масс, что править – это дело масс, а не компетентной элиты, то я рассматриваю такую демократию как ширму, фикцию…»

«Мы против всего того, что ослабляет, разделяет, распускает семью, против силы в качестве источника права. Наша позиция является антипарламентской, антидемократической, антилиберальной, и на её основе мы хотим построить корпоративное государство…»

«Семья является «первородным ядром церковного прихода и общины, а отсюда - и нации. Она, следовательно, является по самой своей природе первым из органических элементов государства…» (см., например, Коломиец Г.Н., «Очерки новейшей истории Португалии», М., «Наука», 1965; «The New York Times» (USA), 23.07. 2007).

В СССР, поддерживавшем с конца 1950-х националистические движения в «португальской» Африке в надежде (как оказалось, тщетной) на их сугубо просоветскую политику, официально называли режим Салазара и его преемников (Томаша, Каэтану) «фашистской диктатурой». Примечательно, что в сталинский период официальных советских клише такого рода в отношении Португалии не было (см., например, первый в СССР подробный справочник «Испания и Португалия», М., Госполитиздат, 1950 г.). Салазар заявлял, что «СССР сохраняет, по понятным причинам, свой блок, но по похожим причинам это делает и Португалия, хотя в более жесткой форме, чем СССР.

Без сохранения своих ареалов экономического, политического, национально-культурного, наконец, духовного присутствия и СССР, и Португалия перестанут быть самостоятельными, самодостаточными фигурами в мировой политике и экономике.

А извне делается многое, чтобы так случилось». Вероятно, такая позиция Лиссабона импонировала сталинскому СССР.

Обращает на себя внимание и позиция салазаровской Португалии в годы Второй мировой войны. Она торговала как с фашистским блоком, так и с антифашистской коалицией (кроме СССР), но в отличие от франкистской Испании отказалась направить «добровольческую» дивизию на германско-советский фронт. С 1944-го Лиссабон прекратил португальско-германскую торговлю, а в 1940-1942 гг. – отказывался помогать войскам Германии, Италии и Японии нанести удар по Британской Восточной Африке и Бельгийскому Конго (из португальских Мозамбика и Анголы). А также - по британским, китайским, голландским войскам в Восточной Азии и по Северной Австралии (из владений Португалии в Индии, с Макао и Восточного Тимора). Япония в ответ оккупировала в 1941-1942 гг. Макао и Восточный Тимор, но осенью 1945-го там был восстановлен суверенитет Португалии.

В 1941-1943 гг. в Португалии проводились сепаратные встречи эмиссаров Германии с англичанами и американцами, а в июле-августе 1943 года Лиссабон предоставил на островах Азорских, Мадейра, Селваженш базы для ВМС и ВВС Великобритании и США, которые, заметим, сих пор используются Вашингтоном и Лондоном. Вдобавок в ноябре 1942-го Португалия разрешила использовать национальное воздушное и морское пространство для переброски войск Великобритании, США и деголлевской «Сражающейся Франции» во французские Марокко и Алжир (операция «Факел»). Это стало, можно сказать, коридором для вступления Португалии в НАТО весной 1949-го, но, повторим, в Евросоюз Португалия вступила только в 1986-м (Испания на год раньше).

Мало кто знает и о далеко непроамериканской политике Лиссабона в Юго-Восточной Азии после Второй мировой войны.

Так, в 1946-м Португалия запретила использовать территорию Восточного Тимора в 15 тыс. кв. км, окруженного Голландской Индией – будущей Индонезией, войскам Голландии для транзита военных грузов и военных действий против индонезийских партизан. За что впоследствии Сукарно отказался присоединить Восточный Тимор к Индонезии. Хотя, например, западный регион острова Папуа-Новая Гвинея - Западный Ириан, более чем вчетверо превосходящий территорию Нидерландов, в 1962-1963 гг. был захвачен войсками Индонезии, Восточный Тимор оставался португальским до середины 1970-х годов. Тот же запрет в 60-70-х гг. действовал в португальском Макао в отношении участвующих в войне в Индокитае ВВС и ВМС США (как и транзита их военных грузов). В близлежащем британском Гонконге такого запрета не было (см., например, «ДРВ: справочник», М., «Мысль», 1974; «Hong Kong: annual reports 1945-1965», Lоndon, 1966).

По мнению российского эксперта Андрея Полякова, «после двух с лишним десятилетий пребывания Португалии в Евросоюзе в стране снова вошел в моду Салазар. Португальский политолог Фернанду да Кошта полагает, что «чувство неуверенности в стране очень велико: это ощущается на рабочих местах и на улицах. Люди возвращаются к недавнему прошлому, где господствовало чувство уверенности. Между свободой и безопасностью люди выбирают безопасность, потому что без безопасности свобода немного стоит». Рост интереса к Салазару, считает А. Поляков, обусловлен «разочарованием в нынешнем политическом режиме в Португалии, Евросоюзе и в мире в целом». Португальский историк Элена Матуш пишет, что «никто не может править столько лет без глубокого знания своего народа. Реакция португальцев на недавнее 120-летие со дня его рождения (в 2009 г. - А.Б.) подтверждает, что он действительно понимал португальскую душу». В этой связи, отмечает А. Поляков, на обновлённом недавно памятнике на могиле Салазара в Вимиейру золотыми буквами была выбита надпись:

«Здесь покоится человек, которому больше всего осталась должна Португалия. Он отдал Стране всего себя, не взяв для себя от Страны ничего».

Да, по-своему он был идеалистом, веря в «корпоративную модель» общественного устройства, где и богатые, и бедные, не обремененные посредничеством партий, составляют единую корпорацию-государство во главе с «Отцом нации». Так что неспроста в 2007 году А.О. Салазару, с огромным отрывом, было отдано первое место в национальном телеконкурсе «Великие португальцы».

Специально для Столетия


Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

всеслав
14.10.2013 17:57
Салазар погубил тысячи если не миллионы жизней в Африке и в Португалии желая во что бы то не стало сохранить империю это при том что нцинолистические лидеры в колониях были не против сотрудничества с метрополией.
Салазар
08.06.2011 16:30
Вот что, друзья мои! Статья призвана просто объяснить россиянам: нам нужен такой, как Салазар. И он уже собирает в свой "Фронт" всех желающих)))
Эзопов
30.05.2011 21:15
С СССР-Россией случилось то, что произошло с Португалией после Салазара, и с Испанией после Франко. Остальные, более тяжелые системные последствия - уже не за горами.
Африк Симонов
27.05.2011 14:44
  Был бы суперблок национально-ориентированных государств: СССР-СЭВ, Китай, деголеевская Франция, Швеция (при Пальме-Эрландере), Аргентина (при Пероне), Испания, Португалия с их обширными зарубежными территориями и блоками...
Акумов
27.05.2011 11:23
Салазар:

//  «Если демократия означает равнение лишь на низы и отказ от признания неравенства людей; если она пребывает в убеждении, что власть исходит лишь от масс, что править – это дело масс, а не компетентной элиты, то я рассматриваю такую демократию как ширму, фикцию…»  //

  Интересно, а кто, по его мнению, стоял за ширмой и продвигал эту фикцию?
Азиопец
26.05.2011 21:15
Прекрасная статья! Браво автору!
Явно не помешало бы тщательно ознакоситься с ней нашим "умникам"- правителям России,в действиях которых много понта и ничего внятного.
Неанглосакс
26.05.2011 17:22
...Едва ли... А что делалось после  Сталина в Новочеркасске, Темиртау, Будапеште, Грозном и т.д.? А резня русских, намеренно спровоцированная хрущевцами, в нацстолицах Сев. Кавказа в 55-59 гг., когда именно в русские квартиры и на русские должности намеренно прописывали-назначали репатриированных чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев, калмыков?  А что "делали" Англия, Франция, Голландия в своих колониях, в т.ч. после 45-го? А потом они же стали помогать развалу "неанглосаксоснких империй" - Португальской, Испанской (Экв. Гвинея, Зап. Сахара, Ифни (на западе Марокко), Северное Марокко (хотя Испания сохранила там отдельные порты...). Кстати, и инициированное Франко "Ибероафроамериканское сообщество" тоже развалилось не без помощи США-ЕС-МВФ, и сам Франко "вблизи" своейц кончины открыто обвинял "масонов" и "космополитов Запада" в подрыве Испании и ее роли в мире...
   Речь идет о схожести целей, результатов, намерений Салазара и Сталина (и Франко, Перона, Пальме, де Голля...) - при всей их личной и вроде бы идеологической несхожести...
Велл
26.05.2011 12:04
Вива-то вива, но надо уж тогда дать оценки и поддержке Салазаром режима Франко в ходе гражданской войны в Испании, и тому, что делалось в португальских колониях в Африке, которые освободились путем вооруженной борьбы, а не потому что добрый Салазар отпустил их на волю. Не ошиблись ли вы, назвав в заголовке доброго Салазара Сталиным?
алекс-1
25.05.2011 19:30
ну что же Вива Салазара
Южанин
25.05.2011 16:30
Ну, ПЕРВЫЙ в СССР-России исследовательский материал такого рода!!! Если и были в СССР исследоввания с этими акцентами по Португалии - только по "закрытым" заказам сверху...
  Жаль, что СССР не стремился найти общий язык с Франко, Саолазаром...

Эксклюзив
22.06.2022
Алексей Тимофеев
Из переписки пропавшего без вести в 1945-м лейтенанта Д.И. Скворчевского.
Фоторепортаж
27.06.2022
Подготовила Мария Максимова
К годовщине начала Великой Отечественной войны в Музее Победы открылась необычная выставка.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.