Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
3 июля 2022
Палестина: вода и политика

Палестина: вода и политика

Борьба за водные ресурсы в регионе всегда была одной из главных причин конфликтов
Алексей Балиев
01.11.2010
Палестина: вода и политика

В течение октября-середины ноября Всемирный Банк (ВБ) планирует провести новую серию слушаний по проекту 185-километрового канала между Красным и Мертвым морями, инициируемого, в основном, Израилем с начала 1960-х гг. Прежние – третьи слушания в рамках ВБ в июне 2010 г. - не привели к какому-либо результату. Поэтому Всемирный Банк пока не принял решения об участии в финансировании такого проекта, стоимость реализации которого – минимум 4 млрд. долларов.

Надо сказать, что такая водная артерия, в случае реализации проекта, позволит Израилю полностью «экспроприировать» водоснабжение не только всей Палестины, но также южных районов Сирии, Ливана и большей части Иордании.

Борьба за водные ресурсы в этом регионе с незапамятных времен была одной из главных причин межнациональных конфликтов. К тому же эта борьба - одна из основных причин первых арабо-израильских военных конфликтов конца 40-х-начала 1950-х гг. Дело в том, что при разделе британской Палестины в 1918-1947 гг. экс-колонизаторами и согласившейся с ними ООН внутрипалестинские границы были столь запутанными и «петляющими», что стали, можно сказать, бессрочным детонатором арабо-израильского противостояния.

Так сложилось, что в регионе традиционно применяются природоущербные, в том числе водозагрязняющие технологии хозяйственного и коммунально-бытового использования вод Иордана, Мертвого моря и близлежащих источников воды. Поэтапная оккупация Израилем упомянутых территорий в 60-70-х гг. почти ничего не изменила в практике местного водопользования. Зато именно Израиль стал обладателем большей части всё более дефицитных водоресурсов, что, естественно, усиливает и без того высокую экономико-географическую, а значит, и политико-географическую зависимость палестино-арабских территорий от израильского государства.

Тем временем дошло до того, что реку Иордан и особенно Мертвое море требуется буквально спасать, чтобы они вскоре не стали «вторым Аралом».

Поэтому Израиль уже не первое десятилетие настаивает на перебросе в этот водный бассейн вод Красного или Средиземного морей. Израильские правительственные ведомства и многие бизнес-структуры давно проталкивают проект канала: Красное море - Мертвое море, утверждая, что нет иных возможностей спасти упомянутый регион от обезвоживания и опустынивания. Но характерно, что Тель-Авив лоббирует такой вариант канала, трасса которого будет проходить большей частью по израильской территории, включая израильские поселения в секторе Газа и район юго-восточнее Иерусалима.

Нелишне заметить, что в середине 1960-х был разработан аналогичный, точнее, запасной израильский проект «спасательного» канала: Средиземное море - Мертвое море (длиной около 130 км).
Между тем «Израильская коалиция в защиту окружающей среды» утверждает, что Всемирный Банк недостаточно подробно анализирует первый проект (второй - банку пока официально не предложен) и что цели, которые преследует такой проект, «можно достичь другими методами в сфере природопользования и водных технологий, не прибегая к строительству канала». По ее мнению, которое поддерживают Египет, Иордания, Сирия, Ливан и арабо-палестинские структуры, «должна быть проведена более тщательная проверка краткосрочных и долгосрочных последствий строительства канала для экономики, политической ситуации и окружающей среды примыкающего региона, и… серьезный анализ всех возможных других вариантов спасения Мертвого моря».

Между тем во многих СМИ уже сообщалось, со ссылками на египетских, иорданских и израильских чиновников, что вскоре может начаться строительство аналогичного оросительного канала: Средиземное море - Мертвое море. Причем он планируется из той части сектора Газа, которая с начала 1950-х гг. контролируется Израилем (район Ашкелон - Ашдод, то есть север этого сектора), примерно в 30 км к северу от г. Газа. Арабо-палестинские же деятели настаивают, чтобы канал был проведён непосредственно из г. Газа.

Дело в том, что Мертвое море, которое с конца 1990-х разделилось на два водоёма, соединенных узкой водной перемычкой, предрасположено к высыханию (как Аральское море с середины 1980-х).

Эта же беда грозит впадающей в него реке Иордан, а также связанному с ней крупному Тивериадскому озеру, что у границ Сирии и Ливана.

Всё это ставит под угрозу сельское хозяйство, да и вообще - нормальное проживание на такой обширной территории. А связано это, прежде всего, с тем, что после захвата Израилем ряда арабо-палестинских районов водоресурсы этого моря, Иордана и большей части Тивериадского озера используются для всё более значительного водоснабжения израильских районов и, соответственно, израильских поселений. В результате «повтор Арала» в этом бассейне считается экспертами вполне возможным.

Естественно, что территория, где пройдут упомянутые водные трассы, получит широкие возможности для социально-экономического развития.

Более того: есть даже проект судоходного канала между Средиземным и Красным морями, проходящего именно по территории Израиля - до его красноморского порта Эйлат. Другими словами, проходить он будет опять-таки через сектор Газа. А это невыгодно Египту, ибо приведёт к падению доходов с «трансегипетского» Суэцкого канала.

Между тем не только иорданские и арабо-палестинские структуры, но и некоторые израильские экологические организации и ученые считают, что нужно тщательно исследовать все эти проекты, в том числе иорданский проект водоснабжающего канала между Красным и Мертвым морями (из иорданского красноморского залива Акаба, 160 км). В противном случае, «вследствие смешивания вод Мертвого и Красного морей, имеющих различный химический состав, может произойти непоправимое». Утверждается также, что «после таких проектов Мертвое море потеряет свои уникальные целебные качества и… нарушится баланс по всей экологической цепи».

Известный израильский ученый Владимир Гольдшмидт придерживается похожей позиции. По его данным, «наряду с переброской вод возможны и меры, в частности, ограничивающие не всегда рациональную эксплуатацию вод одного из наиболее экзотических водных бассейнов в мире». При этом, как полагает В.Гольдшмидт, неизбежно негативное влияние химического состава вод Средиземного или Красного морей на уникальный состав вод Мёртвого моря и реки Иордан, поскольку «строительство водоснабжающего канала из Средиземного моря в Мертвое, с учетом средиземноморских реалий, - это дело практически безнадежное…». Необходимо, по мнению этого ученого, разработать новый план комплексного развития региона, «учитывающий драматические изменения рельефа и почв. А пока экологическая катастрофа в регионе продолжается».

Словом, на политическую ситуацию в этом регионе, и без того конфликтную, всё большее влияние оказывают официальные планы Израиля контролировать водоснабжение примыкающих арабских территорий.

А с учетом экологической обстановки в этом регионе, все упомянутые проекты, так или иначе, обретают политический контекст.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Сергей
02.11.2010 18:43
Вряд ли Израиль откажется от овладения водными ресурсами Палестины - даже ценой уничтожения Мертвого моря...

Эксклюзив
01.07.2022
Наталия Нарочницкая
Как проект «Украина» становится инструментом мировой войны.
Фоторепортаж
27.06.2022
Подготовила Мария Максимова
К годовщине начала Великой Отечественной войны в Музее Победы открылась необычная выставка.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.