Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 мая 2024
Минск помудрее Киева

Минск помудрее Киева

Белорусские элиты в поисках верного пути
Юрий Баранчик
20.05.2013
Минск помудрее Киева

За двадцать с небольшим лет, прошедших после распада Советского Союза и обретения Беларусью независимости, республика прошла три этапа в формировании своей внешнеполитических концепции.

Этапы формирования внешнеполитической стратегии

С 1991 по 1994 год – ориентация на Россию и страны СНГ как попытка уйти от последовавшего посла развала страны хаоса. В основном, это был интуитивно-эмоциональный выбор, связанный с некоторой психологической неготовностью белорусской элиты принять новые условия существования белорусского государства и народа. При этом в данный период сфера культуры, образования и истории была отдана на откуп национал-радикалам, которые начали пытаться осуществлять по примеру Прибалтики жесткую политику псевдонационального строительства, выбрав в качестве объектов преследования и травли основные составляющие проекта «Русский мир»: язык, литературу, религию, историю. В результате этого грубого давления белорусы еще больше эмоционально сплотились вокруг идеи возврата в Союз.

С 1994 по 2006 год – время уже гораздо более осознанной и осмысленной ориентации белорусской элиты на Россию, т.к. в основе идеи союза двух стран начали лежать экономические причины, а также желание элит двух стран создать новую (старую) политическую конструкцию, которая была бы похожа на СССР в новом формате – без идеологии, но с экономическим фундаментом. С приходом в 2000 году к власти в России Владимира Путина данная концепция претерпела некоторые структурные изменения в сторону увеличения экономической составляющей, но на официальном уровне все осталось по-прежнему, несмотря ни на какие дипломатические скандалы того времени.

С 2006 по 2010 год наступил третий этап в развитии белорусской внешнеполитической линии, который я бы охарактеризовал как головокружение от успехов.

Стабилизацию в 2002-2005 годах политической обстановки и серьезный экономический рывок, полученный в результате дотирования белорусской экономики со стороны России приблизительно на 6-8 млрд. долларов в год за счет низких цен на газ и поставляемую ниже рыночных цен нефть, белорусские власти восприняли исключительно как свою личную заслугу.

В результате было принято решение попробовать осуществить маневр практически всех постсоветских государств по отношению к России – пойти на Запад, осуществив перевооружение промышленности за счет России. Как стало впоследствии известно, практически сразу же после выборов 2006 года премьер-министр Беларуси Сергей Сидорский написало письмо своему российскому коллеге относительно возможности выхода Беларуси из проекта Союзного государства с Россией. Параллельно была предпринята попытка развернуть несколько мощных экономических проектов с целью уйти от тотальной энергетической зависимости белорусской экономики от России – начали прорабатываться венесуэльский и иранский нефтяной проекты, начались игры с Прибалтикой, Украиной и Азербайджаном.

Концепт «Беларусь как Брестская крепость»

Какая реальность моделировалась идеологами данной внешнеполитической и внутриполитической конструкции в период 2006-2010 годов?

Во внешнем плане данная идеологическая конструкция работала на рост конфликтности между Россией и Западом, которые должны были бороться за влияние на лимитрофа, а он, в свою очередь, должен был получать различного рода профиты от одной и другой стороны.

Внутриполитическим содержанием данной конструкции, работающим на бессознательном уровне, являлся посыл «Беларусь – Брестская крепость – символ героизма». Во внутриполитическом плане данная конструкция работает на перманентное сохранение в массовом сознании стереотипа осажденной крепости: «гарнизон» («население») должен быть в состоянии постоянной боевой готовности и не забивать себе голову ненужными мыслями.

Естественно, такая конструкция не может существовать без врагов – внутренних и внешних. И если со внутренними врагами все было ясно – это прозападная оппозиция (пророссийских общественно-политических сил, зарегистрированных в республике - до сих пор не существует), то с внешними было не так просто, т.к. в рамках этой концепции врагами выступали как Россия, так и Запад. Именно поэтому в качестве прорывных энергетических проектов были выбраны проекты с Ираном и Венесуэлой.

В случае их успешной реализации (что должно было выразиться в постоянном притоке валюты для стабилизации курса белорусского рубля и формирования положительного торгового сальдо) это позволило бы руководству республики по-новому разговаривать как с Россией, так и с Западом. Однако задуманному не суждено было сбыться.

Вместо удачливого лимитрофа Беларусь оказалась в положении европейской «Северной Кореи», когда инициируемые прозападной частью окружения белорусского президента проекты ухода от российской энергетической поддержки закончились вполне логичным пшиком по причине экономической затратности и неконкурентоспособности.

В результате к лету 2010 года руководство республики оказалось перед жестким выбором – или с неясной перспективой идти на Запад без финансовых вливаний со стороны России и возможностью потерять власть в результате давления Запада, или войти в союз трех с понятными экономическими и политическими перспективами.

Концепция Евразийского союза как выход из мировоззренческого кризиса

В 2010 году начал динамично развиваться проект евразийской интеграции, что совпало с весьма сильным давлением на официальный Минск со стороны Запада по поводу итогов президентских выборов 2010 года. В результате, с 2010 года по настоящее время (четвертый этап), Беларусь пытается адаптировать новые для себя политические и экономические условия существования в Таможенном союзе с целью извлечения максимальных политических и экономических выгод, как для стабильности власти, так и для более стабильного и уверенного развития белорусской экономической модели. В результате произошел возврат от внешнеполитической концепции Беларуси как своеобразной «Брестской крепости», со всех сторон по периметру окруженной врагами, снова к концепции развития крепкого политического и экономического союза с Россией и другими странами ТС.

Несомненно, в основе возврата к прежней схеме лежало два фактора. Во-первых, резкое геополитическое и экономическое усиление роли России в мире, ее вхождение в восьмерку самых мощных экономик мира и поддержание статуса второй мировой супердержавы.

Во-вторых, то, что в силу целого ряда объективных и субъективных причин руководство республики не смогло осуществить внешнеполитический разворот на Запад. Запад так и не прекратил политическое давление на официальный Минск, с одной стороны, с другой – республика в силу недостатка ресурсов (временных, финансовых и т.д.) так и не смогла достичь реальной независимости от России и продолжает функционировать как региональный придаток российского рынка – от 50 до 80% белорусской товарной массы (в разные годы, за исключением калия, нефти и нефтепродуктов) поступает на российский рынок. На Запад идет в основном только калий, нефть и продукты нефтепереработки, плюс страны третьего мира осуществляют небольшие закупки продукции белорусских промышленных брендов – МАЗа, МТЗ, БелАЗа и некоторых других.

Соответственно, если бы в 2010 году республика не вступила в Таможенный союз, с экономической точки зрения произошли бы две вещи.

Во-первых, произошел бы резкий рост цен на российские энергоносители, субсидирование цен по которым Россией для белорусской экономики составляет около 15% от ВВП, что означало бы не только то, что большинство белорусских предприятий становились бы неконкурентоспособными на российском, не то, что мировом рынке, но и серьезный социальный кризис, т.к. газ в основном, за исключением «ГродноАзота», который потребляет порядка 10% поступающего в республику газа, идет на бытовые нужды (особенно отопление в зимний период).

В результате, только согласно официальным данным, в 2012 году Беларусь ввезла из России 21,3 млн тонн нефти и заплатила в российский бюджет 3,8 млрд. долларов в виде экспортных пошлин на нефтепродукты. Если бы нефть из России поставлялась в Беларусь с экспортной пошлиной, то при ее уровне на конец 2012 года (396,5 долларов за тонну) выплаты в российский бюджет составили бы 8,4 млрд. долларов. Таким образом, для белорусской стороны выгода от существующего механизма поставок нефти в Беларусь в прошлом году составила около 4,6 млрд. долларов, подсчитали эксперты Института экономики Беларуси.
При оценке субсидий при поставках газа они сравнили его фактическую цену для Беларуси с ценой поставок на Украину.

Так, Беларусь в 2012 году покупала российский газ по 168 долларов за тысячу кубометров. Для Украины цена российского газа в прошлом году составляла около 430 долларов за тысячу кубометров.

При импортированном объеме, равном 20,3 млрд. кубометров, выигрыш сложился в размере около 5,3 млрд. долларов. Это с одной стороны.

Во-вторых, отказ от вступления в Таможенный союз означал немедленное закрытие российского рынка для белорусской товарной массы, что означало не только смерть белорусской промышленности, но и, в целом, коллапс, национальной экономики со всеми вытекающими отсюда политическими выводами. Естественно, руководство республики видело этот сценарий развития событий, и пойти на него не могло ни при каких обстоятельствах.

Таким образом, в 2010 году элитой Беларуси был сделан трезвый и рациональный выбор, что особенно заметно на фоне тех процессов, которые протекают в элите южного соседа Беларуси – Украине. Конечно, в плане экономики властям республики еще многое предстоит сделать – снизить уровень инфляции с 28% до 5-8%, повысить зарплату хотя бы до казахского уровня, нарастить ЗВР до уровня трехмесячного импорта и т.д. Однако все это можно сделать в спокойном режиме, без аврала, благодаря той экономической подушке, которую каждый год предоставляет Россия.

Таким образом, сегодня перед белорусской элитой стоит один и главный вопрос – максимально щадящей адаптации экономики республики к своему новому экономическому статусу - в качестве одного из членов Единого экономического пространства (ЕЭП). Это подразумевает сохранение всех нынешних бонусов со стороны России плюс модернизация крупной и средней промышленности с целью роста конкурентоспособности белорусской промышленной и сельскохозяйственной продукции на российском и мировых рынках. Решение этой задачи гарантирует сохранение политической и социальной стабильности в республике на среднесрочную перспективу. 

Специально для Столетия


Эксклюзив
21.05.2024
Юрий Алексеев
Наши оборонные наработки напугали Запад
Фоторепортаж
15.05.2024
Подготовила Мария Максимова
Музей Москвы приглашает на выставку «Москвичка. Женщины советской столицы 1920-1930-х»


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.