Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
8 мая 2021
Испания - на грани распада?

Испания - на грани распада?

«Косовский вирус» начинает распространяться на весь континент
Анатолий Медведенко
07.12.2007
Испания - на грани распада?
Все. В Европе начались дезинтеграционные процессы. Судя по всему, именно намерение Соединенных Штатов и Евросоюза видеть Косово «независимым и демократическим государством» породило сепаратистские тенденции во многих странах Старого Света. Почти шесть месяцев остается без правительства Бельгия, переговоры между фламандскими политиками и валлонцами не привели к согласию, власти опасаются распада государства на две части. Малозаметными на этом фоне выглядят события в Испании. Но только – пока.

Сегодня активизировались многие общественные и политические деятели и даже организации в Испании, выступающие с сепаратистских позиций. Речь, в первую очередь, идет о Каталонии, автономной области на северо-востоке страны. Принято считать, что наибольшая опасность единству испанского королевства исходит от басков, конкретнее - от печально известной ЭТА. Действительно, организация, открыто требующая отделения Страны басков и во имя достижения этой цели взявшая на вооружение терроризм - серьезная головная боль для Мадрида. Но куда более серьезную проблему для центральных властей представляют каталонцы.
Да, в Каталонии царят мир и спокойствие. Там не похищают предпринимателей и политических деятелей, не требуют за их освобождение баснословных сумм под видом так называемого «революционного налога». Не льется кровь, не гремят взрывы, а если и гремят, то это - дело рук боевиков той же ЭТА. Существовавшая в Каталонии экстремистская организация, отдаленно напоминавшая баскских сепаратистов, давно самораспустилась.

Но это не значит, что каталонцы не доставляют центральным властям серьезных хлопот. Просто Барселона ведет себя по отношению к ним несколько по-иному.



Она действует тоньше, но куда настойчивее и последовательнее, чем баски, и, надо сказать, далеко не безуспешно.
Самое главное в том, что этот процесс возглавляет не какая-то отдельная организация или партия, а местное правительство – женералитат - и парламент. Не менее важно и то, что их усилия пользуются поддержкой большинства жителей области. Речь, правда, пока не идет о выходе из состава государства, а лишь о больших - ударение на первом слоге - для себя льгот и властных полномочий. Но если эти льготы и полномочия каталонцам будут предоставлены, то резко ослабнет роль «центра», а государство из унитарного, как предусмотрено конституцией королевства, превратится в федеративное.
Так, Барселона требует предоставить ей право самой определять налоговую политику. При этом она апеллирует к одному важному, с ее точки зрения, обстоятельству: Каталония - самый богатый регион в Испании. Здесь проживает чуть более шести миллионов человек, то есть 17 процентов населения страны. Ее «взнос» - это около 25 процентов внутреннего валового продукта страны. Мадрид, занимающий второе место по этому показателю, обеспечивает всего лишь 17 процентов. Каталония дает стране половину продукции химической промышленности. Барселона и Таррагона известны как крупные порты Испании и центры текстильной промышленности. Она славится туризмом и виноделием. Каталония, наконец, важный финансовый центр, ее основные банки постоянно и успешно соперничают со столичными банками за господство на финансовом рынке, а некоторые из них действуют и в Мадриде. В 2004 году на эту область пришлось более 20 процентов всех капиталовложений, в то время как на столицу - 15 процентов.
Неслучайно каталонцы считают, что «кормят» едва ли не всю страну. И не только считают, но и выступают против такого положения, полагая, что сами должны определять, какой процент налоговых отчислений должен идти в «общий котел», а какой - оставаться в Барселоне.
К этому можно добавить, что Каталония - крупнейший культурный центр не только Испании, но и Европы. Барселона, например, по праву считается издательской столицей Старого Света, здесь действуют более 400 издательств. Далеко за пределами области известны такие каталонцы, как художники Сальвадор Дали, Жоан Миро, Антонио Тапиес, уникальный в своей неповторимости архитектор Антони Гауди, композитор и виолончелист Пабло Касальс, примадонна мировой оперы Монтсеррат Кабалье, один из лучших теноров современности Хосе Каррерас, да и становление Пабло Пикассо как живописца проходило в Барселоне. Здесь – не все имена, но даже их краткий перечень дает представление об уровне современного искусства и культуры Каталонии.

Более того, бывший глава правительства Жорди Пужоль, убежденный и неисправимый националист, например, утверждал: «Мы больше, чем регион. Мы – страна».



Требовал либо создания в Каталонии собственного налогового департамента, либо передачи местным властям функций государственного департамента по налогам, участия в распределении средств национальных фондов социального страхования и безработицы. Он считал, что в Барселоне должно оставаться все сто процентов поступлений от сбора налогов в этой области. «Тем самым восстанавливается историческая и экономическая справедливость для Каталонии», - утверждал Пужоль.
«Абсолютно неправильно решать эту проблему в терминах финансового баланса, сколько та или иная область направляет в государственный бюджет, а сколько после этого у нее остается, так как регионы не являются автономными в финансовом плане, а образуют единую систему финансирования всей страны», - прокомментировал предложение лидера каталонцев бывший в то время заместитель главы правительства Родриго Рато. Но тот остался при своем, исходя из постулата «Кто владеет финансами, тот имеет власть».
В конце концов, этот спор разрешился весьма своеобразно: каталонский парламент, несмотря на возражения Мадрида, в одностороннем порядке принял Основной закон области - своего рода конституцию - расширяющий права автономии и призванный заменить ныне действующий, принятый в 1979 году. Причем итоги голосования оказались более чем впечатляющими: 120 — «за» и только 15 — «против». Кроме изменения налогового законодательства, каталонцы также потребовали предоставить им возможность изменять в своих интересах законы, принимаемые Генеральными кортесами – так именуется двухпалатный парламент Испании - контролировать порты и аэродромы, а также таможенную службу, самостоятельно определять меры борьбы с нелегальной иммиграцией и условия для иммиграции легальной.
Однако главное состоит в том, что принятие новой конституции Каталонии – незаконно, и противоречит Основному закону страны. В то же время в законопроекте, переданном на рассмотрение в Генеральные кортесы, Каталония и каталонцы определяются как «нация в составе многонационального государства Испании». Это, по мнению юристов, фактически меняет нынешнюю единую структуру государства на федерацию с новой концепцией территориальной общности. Надо ли говорить, что эта инициатива Барселоны не встретила одобрения официального Мадрида.
Более того, против закона выступила армия, фактически впервые после попытки военного переворота 23 февраля 1981 года открыто предприняв политический демарш и нарушив тем самым Конституцию страны. Так, начальник генерального штаба вооруженных сил королевства генерал Феликс Санс Рольдан заявил: «Военные озабочены инициативой Каталонии и поддерживают неделимость Испании». В свою очередь командующий сухопутными войсками генерал-лейтенант Хосе Мена Агуадо отметил, что испанская армия «готова вмешаться в политическую ситуацию в случае, если основной закон любой из испанских автономий вступит в противоречие с Конституцией страны». Свою жесткую позицию он объяснил соответствующей статьей Основного закона. «Вооруженные силы в составе сухопутных сил, ВВС и военно-морского флота, - отметил генерал, - обязаны гарантировать суверенитет и независимость Испании, защищать ее целостность и обеспечить строгое следование Конституции».
В итоге между испанским правительством и политическими партиями автономии был достигнут некий компромисс. В качестве уступки Каталонии предоставлены большие экономические свободы. Взамен термин «нация» в отношении каталонцев убран из самого текста документа, но фигурирует в его преамбуле. Наряду с этим Барселона предпринимает новый демарш - на будущее. Правительство Каталонии проводит референдум, чтобы заручиться поддержкой ее жителей. И это ему удается в полной мере, 74 процента каталонцев, пришедших к урнам для голосования, высказались за предоставление своей области расширенной автономии. На очереди - следующий шаг. На этот раз - плебисцит о полной независимости Каталонии, который националисты намерены провести до 2014 года.
Конституция королевства не предусматривает возможности выхода из состава государства отдельных его регионов. Поэтому подобных референдумов Мадрид не признает. Во всяком случае - пока. Ну а если в поддержку независимости все же выскажется большинство населения той ли иной области? Как тогда реагировать «центру»?

Проблема еще в том, что в данном случае может сработать «принцип домино»: за противостоянием Барселоны и Мадрида внимательно следят и в других автономных областях, которые также готовы начать процедуру «обновления» своих конституций с соответствующими последствиями для целостности страны.



Одним словам, как заявил недавно бывший председатель правительства, один из лидеров консервативной Народной партии Хосе Мариа Аснар, «Испания балансирует на краю пропасти, на грани полного расчленения».
Чтобы понять истоки событий, происходящих сегодня на Пиренейском полуострове, необходим небольшой экскурс в историю. Статья 2 Основного закона страны гласит: «Конституция основана на нерушимом единстве испанской нации, единой и неделимой для всех испанцев родины. Она признает и гарантирует право на автономию для национальностей и регионов, ее составляющих, а также солидарность между ними».
Но в действительности эта страна исключительно разнообразна по этническому составу населения. Каталонец или житель Эускади - Страны басков - никогда не назовет себя испанцем. Впрочем, как и житель Валенсии или Галисии, Балеарского или Канарского архипелагов. Такое положение обусловлено главным образом историческими причинами. Веками Испания собиралось буквально по кусочкам. Когда католические короли - супружеская чета Изабелла Кастильская и Фердинанд Арагонский - начали складывать эту многонациональную мозаику, им долго мешала разница в нравах, культуре, обычаях, наречиях и даже языках. Многие эти особенности сохранились и поныне, став одной из причин неприязни, все еще существующей в отношениях между испанскими провинциями.
Неприязнь эта усугублялась тем, что официальный Мадрид долгие годы проводил дискриминационную политику по отношению к отдельным областям, прежде всего - той же Каталонии и Стране басков. Особенно этим отличалась почти сорокалетняя диктатура Франко, который стремился выбить из сознания басков и каталонцев саму мысль об автономии. Между тем, и те, и другие о ней знали не понаслышке. Еще в 1425 году Бискайя получила автономию. Потом такое же право было предоставлено Гипускоа и Алаве - эти три провинции сейчас входят в состав Эускади. Что же касается Каталонии, то в ее истории были периоды, когда она была самостоятельной. К середине XIV века ее влияние распространялось на Балеарские острова, юг Франции, Сицилию, Корсику, Мальту и Неаполь. Однако век спустя, утратив былое могущество, она стала одной из областей Испании. Эти области то имели автономию, то теряли ее по воле властей.
18 июня 1937 года Франко захватил север страны, а 23 июня последовал декрет, который ликвидировал автономию Страны басков. Это была своего рода месть за мужественное сопротивление, которое оказали баски мятежникам. Начиная с этого момента, около двух миллионов басков были самой угнетаемой нацией Испании. Каудильо подверг их различным экономическим санкциям, запретил издавать газеты, выпускать журналы и литературу, вести преподавание на родном языке. Дело дошло до того, что родители не имели права называть детей баскскими именами. В 1939 году появился новый декрет, уникальный в своем роде. Он объявлял все население Бискайи и Гипускоа «предателями нации». Запретительные меры, правда, более мягкого характера, были приняты и в отношении Каталонии и даже Галисии, являющейся, кстати, родиной Франко.
Вполне естественно, процесс демократизации, начавшийся в Испании после кончины диктатора, был немыслим без решения столь деликатной проблемы, как автономия. В 1979 году каталонцы и баски в очередной раз получили соответствующий статус. «Зашевелились» и другие области, традиционно считавшиеся спокойными. Вирус автономии поразил не только крупные регионы - Андалусию, Галисию, Кастилию, Валенсию или Эстремадуру, но и отдельные провинции - Мадрид, Мурсия, Ла-Риоха. В конце концов, власти были вынуждены уступить и им. Результат: в относительно небольшой по территории Испании сейчас 17 автономных областей. Правда, уровень самостоятельности у них разный, что не может не вызывать недовольство ущемленных областей. Однако «процесс» пошел, и чем он закончится, сказать сегодня трудно.
А вот оценку дать легко: «косовский вирус» начинает распространяться на весь континент. Евросоюз и Соединенные Штаты получают сегодня то, чего они так хотели. Не говорите, что их не предупреждали…

Мадрид - Москва

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
27.04.2021
Алексей Чичкин
Наследие выдающегося ученого-экономиста остается невостребованным.
Фоторепортаж
27.04.2021
Подготовила Мария Максимова
После масштабной реконструкции снова открыт знаменитый Лионский зал Екатерининского дворца.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.