Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
14 июля 2024
Американским эсминцам конвенции не писаны

Американским эсминцам конвенции не писаны

Страны НАТО игнорируют договор по Черноморским проливам
Алексей Балиев
22.04.2014
Американским эсминцам конвенции не писаны

На днях уже третий военный корабль США, эсминец «Donald Cook», и французский корабль военной разведки «Dupuy de Lome» вошли в Черное море через турецкие проливы Босфор и Дарданеллы. Незадолго до этого МИД РФ заявил о нарушении со стороны Турции и США международной конвенции Монтрё (1936 г.), регламентирующей срок присутствия и тоннаж иностранных военных судов в Черноморском бассейне. Но американская и турецкая стороны позицию Москвы игнорируют. Запад явно демонстрирует военную силу в связи с ситуацией на Украине и с воссоединением Крыма с Россией.

Известный турецкий политолог Фатих Эр фактически подтвердил, что эти (натовские) «вторжения» адресованы, прежде всего, России.

Ввиду всё более частых «визитов» военных судов НАТО в Черное море министр иностранных дел РФ Сергей Лавров заявил, что «продление пребывания кораблей ВМС США в Черном море часто превышало сроки, установленные Международной конвенцией Монтрё».

С. Лавров уточнил: «Согласно Конвенции Монтрё о статусе проливов, военные корабли стран, не имеющих выхода к Чёрному морю, могут находиться в его акватории не более 21 суток, и для них введены существенные ограничения по классу и по тоннажу судна».

По данным российского МИД, «фрегат ВМС США USS Taylor вошел в Черное море 5 февраля, а убыл в Средиземное море 9 марта сего года, что на 11 суток превысило максимально допустимый срок и, соответственно, является нарушением Конвенции. При этом турецкая сторона своевременно не проинформировала нас о данной задержке. Со своей стороны, доведены наши озабоченности до сведения американской и турецкой сторон в форме вербальных нот».

Напомним, что со времени выхода России к Черному морю и расширения ее причерноморских территорий, обеспечение их безопасности всегда упиралось в турецкую политику по вопросам военного судоходства через Дарданеллы - Мраморное море - Босфор.

Предложения России запретить вход в эту артерию между Черным, Эгейским морями и Средиземноморьем военным судам нечерноморских стран всегда отвергались европейскими державами и Турцией, а после Первой мировой войны – и Соединенными Штатами.

Скажем, Крымская война (1853-1856 гг.) западной коалиции против России стала возможной благодаря свободному доступу европейских военно-морских сил через те же проливы. В ходе интервенции Антанты в России в 1918-1919 гг. западный флот тоже беспрепятственно прошел через эти проливы не только к черноморским, но также к азовским и дунайским портам России. Нелишне напомнить и о том, что союзники России категорически возражали против российской военно-морской операции в Босфоре и в Мраморном море в годы Первой мировой войны, что быстро вывело бы Турцию из войны.

В 1915 г. Антанта хотела захватить Константинополь и, тем самым, закрыть Босфор и Мраморное море от России, но тщетно! То была безуспешная Галлиполийская операция 1915 года, проведенная без участия российских войск. Впрочем, и в ходе предыдущих российско-турецких войн европейские державы угрожали России чуть ли не коллективным вторжением на ее территорию, если российские войска «осмелятся» вступить в Константинополь и овладеть Босфором. Зато многолетние и многочисленные кровопролитные сражения войск России и Турции на Балканах и в восточно-турецких горах, в том числе в 1914-1917 гг., не вызывали недовольства у держав Европы: пусть побольше русские и турки убивают друг друга. И хотя после 1918 года вплоть до середины 1930-х наблюдалось потепление советско-турецких отношений, Анкара не согласилась с предложением Москвы о бессрочной демилитаризации проливов и о двухстороннем – советско-турецком военном обеспечении их безопасности.

Под давлением Лондона, Парижа и Вашингтона 24 июля 1923 г. в Лозанне (Швейцария) была подписана международная Конвенция о режиме проливов. Ее подписали Великобритания, Франция, СССР, Италия, Япония, Греция, Румыния, Болгария, Югославия и Турция. Конвенция предусматривала демилитаризацию зоны проливов, однако допускала свободный проход через Босфор, Мраморное море и Дарданеллы не только торговых и пассажирских, но и военных судов любой страны. Поэтому СССР не ратифицировал Конвенцию. Как следовало из заявления советского НКИД, «...в связи с отсутствием надлежащих условий безопасности проливов, Черноморского бассейна в целом и, соответственно, южных границ СССР». В дальнейшем советская сторона смогла добиться частичного пересмотра режима для проливов.

В швейцарском г. Монтрё 21 июля 1936 г. была подписана действующая поныне Конвенция о статусе проливов. Ее подписали и ратифицировали СССР, Турция, Великобритания, Франция, Болгария, Румыния, Греция, Югославия, Болгария и Япония.

Документ сохраняет за торговыми судами всех стран свободу прохода через проливы в мирное и военное время. Но режим прохода военных кораблей различен для черноморских и нечерноморских государств. При предварительном уведомлении властей Турции черноморские страны могут в мирное время проводить свои военные корабли любого класса. А для военных судов нечерноморских государств введены ограничения по классу и по тоннажу. Проходить здесь могут лишь мелкие и вспомогательные надводные корабли, а общий тоннаж военных судов нечерноморских стран в Чёрном море не должен превышать 30 тыс. тонн, хотя возможно увеличение этого объема до 45 тыс. тонн, если черноморские страны наращивают свои ВМС в регионе. Срок пребывания «нечерноморских» военных судов ограничивался 21 сутками (Москва настаивала на 14 сутках, но британцы добились большего).

Что касается политики Турции в проливах, то Конвенцией были введены такие правила: в случае участия Турции в войне, и если Турция сочтет, что ей угрожает война, турецкой стороне предоставлено право разрешать/запрещать проход через проливы военных судов любых стран. А в период войны, в которой Турция не участвует, проливы закрываются для прохода военных судов любой воюющей державы.

Кроме того, Конвенция Монтрё ликвидировала учрежденную Лозаннской конвенцией международную комиссию по проливам, ее функции, а с ними суверенитет в этом регионе, передавались Турции.

Но в годы Великой Отечественной войны турецкие проливы использовались Германией и ее союзниками для операций против СССР. Стремясь сгладить столь враждебную политику по проливам, Турция в конце февраля 1945-го объявила войну Германии и Японии. А с середины апреля 1945 г. разрешила доставку союзнических грузов в советские порты через Дарданеллы, Мраморное море и Босфор. Общий объем этих поставок в черноморские порты СССР за 1945 год составил 681 тыс. тонн, что примерно соответствует 5% всех союзнических поставок в СССР. Свыше 300 тыс. тонн поступило в Батуми, до 100 тыс. тонн - в Поти, остальную часть грузов приняли порты Сухуми и Туапсе. Тем не менее, СССР 19 марта 1945 года денонсировал советско-турецкий договор «О дружбе и нейтралитете» (декабрь 1925 г.).

А затем, 7 июня 1945 г., В.М. Молотов заявил послу Турции в СССР С. Сарперу, что «желательные условия заключения нового соглашения - это режим исключительно советско-турецкого контроля в Черноморских проливах и их демилитаризация. С размещением в этом районе советской военно-морской базы в рамках долгосрочной аренды» (аналогично советским базам Порккалла-Удд в Финляндии или Дальнего в Китае в 1945-1955 гг.). Но Анкара отклонила эти проекты.

В начале Потсдамской конференции Молотов повторил эти предложения, добавив, что «...мы неоднократно заявляли нашим союзникам, что СССР не может считать правильной Конвенцию Монтрё».

Затем проблема обсуждалась с участием самого Сталина, который опроверг тезис об угрозе Турции со стороны СССР. Заметив, что «у турок в районе Константинополя свыше 20 дивизий, возможно, 23 или 24 дивизии. И, владея Проливами, небольшое государство, поддерживаемое Англией, держит за горло большое государство и не дает ему прохода».

Великобритания и США энергично вступились за Турцию и за Конвенцию Монтрё. Но под давлением СССР, и учитывая просоветскую позицию в этом вопросе Греции, близлежащей к проливам, в разделе XVI «Черноморские проливы» итогового протокола конференции было сказано: «Конвенция о Проливах, заключённая в Монтрё, должна быть пересмотрена как не отвечающая условиям настоящего времени. Согласились, что в качестве следующего шага данный вопрос будет темой непосредственных переговоров между каждым из трёх Правительств и Турецким Правительством».

Но Москва решила самостоятельно «дожимать» Анкару. 7 августа 1946 года правительство СССР выступило с нотой, в которой повторялись названные выше требования. Однако на этот раз однозначную поддержку Турции выразили США и Великобритания. Уже в конце 1940-х в Турции, в том числе в ее некоторых черноморских районах, появились военные и разведывательные базы США, а в феврале 1952 г. Турция и Греция вступили в НАТО. Таким образом, ВМС стран НАТО в Черном море получили карт-бланш. Тем более, что Конвенция Монтрё, повторим, не возбраняет присутствия «нечерноморских» ВМС в этом бассейне.

А 30 мая 1953 года советское правительство официально отказалось от сталинских требований, и в дальнейшем СССР никогда не поднимал вопроса о режиме проливов. Даже в период Карибского кризиса (октябрь 1962 г.). В Москве опасались повторно «давить» на Анкару, что могло спровоцировать усиление военного присутствия США и, в целом, НАТО в Черноморском регионе. Вместе с тем, по имеющимся данным, НАТО, включая Турцию, в 1960-х – 1980-х гг. минимум 30 раз нарушали военные условия Конвенции Монтрё. Есть версия, что военно-морская разведка НАТО приложила руку – опять-таки через проливы, - к уничтожению линкора «Новороссийск» в 1955-м вблизи Севастополя...

В период подготовки и проведения Хельсинского совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (начало-середина 1970-х) США, Великобритания и Турция дали понять, что не склонны что-либо менять в Конвенции и что возвращение к этому вопросу может отодвинуть сроки подписания заключительного Акта. Москва предпочла не удлинять эти сроки. А в 1991-1992 гг. к Конвенции взамен СССР присоединились РФ, Украина и Грузия.

Сегодня очевидно, что Конвенция Монтрё, сохранив возможности для прямых и косвенных военно-политических провокаций против России, вполне устраивает Запад.

Тем более - при нынешних откровенно враждебных отношениях киевской хунты к России, как было, скажем, и в период вооруженного конфликта Грузии с Россией в 2008 году. Поэтому едва ли возможно создание странами-подписантами Конвенции Монтре, например, комиссии по проверке выполнения всех правил этого документа или по их уточнению.

Кстати, СССР во второй половине 1940-х – начале 1950-х неоднократно предлагал создать такую комиссию. Идею поддерживали Болгария, Югославия, Румыния, Греция. Западные страны и Турция не откликались на подобные предложения. Но если положения этой Конвенции можно нарушать даже нечерноморским странам, и без последствий, то России придется искать симметричные ответы. А не апеллировать больше к Конвенции Монтрё, которую не соблюдают другие страны-подписанты, расположенные, заметим, за тридевять земель от Черного моря…

Специально для Столетия


Материалы по теме:

Эксклюзив
28.06.2024
Максим Столетов
В подготовке ударов по Крыму могли принимать участие агенты украинских спецслужб
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.