Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
26 мая 2024

Зачем падать рублю?

Комментирует Алексей Подымов, шеф-редактор информационного агентства «Финансовый контроль - Новости»
19.06.2013
Зачем падать рублю?

Министр финансов Антон Силуанов предложил ослабить российскую валюту.

Комментирует Алексей Подымов, шеф-редактор информационного агентства «Финансовый контроль - Новости»:

- По словам главы министерства финансов, данный шаг может сыграть положительную роль - как для формирования федерального бюджета, так и экономики вообще. Возглавляемое А. Силуановым ведомство планирует начать в августе покупку иностранной валюты на внутреннем рынке для пополнения государственных фондов, что приведет к ослаблению курса на 1-2 рубля.

Но вот буквально в течение нескольких часов после того, как слова министра распространили информационные агентства, последовало заявление первого заместителя председателя правительства Игоря Шувалова. Решение о покупке, оказывается, было принято несколько месяцев назад и согласовано с Центробанком, оно вовсе не означает девальвации рубля, а направлено против чрезмерного укрепления его курса, пояснил он.

Итак, первый заместитель главы кабинета министров пытается слегка «поправить» министра. Неужели для разогрева родной экономики действительно все средства хороши?

О том, что российская экономика забуксовала, сегодня не говорит только ленивый. Идею А. Силуанова об ослаблении курса рубля многие поспешили назвать последней надеждой правительства. По словам главы финансового ведомства, который явно попытался в более благоприятном свете подать вообще-то крайнюю меру, ослабление обменного курса на 1-2 рубля, принесет федеральному бюджету 190-380 миллиардов. Более того, подстегнет рост экономики в целом. Достаточно убедительно звучит и заявление о том, что девальвация может быть проведена не административным, а рыночным способом: за счет покупок министерством финансов валюты для резервного фонда на рынке, а не у Центробанка.

Многие экономисты уверены, что сейчас искусственная девальвация лишь разгонит инфляцию. Оперируя рыночной терминологией, они, очевидно, забывают тот факт, что инфляцию в России разгоняют как раз сугубо административным путем – через тарифы естественных монополий. Иными путями оперативно заполнять бреши в бюджете наши монетаристы при власти за многие годы так и не научились.

Игоря Шувалова вообще-то мало кто записывал в либералы, но теперь, похоже, и его могут «внести в список». Отнюдь не ради «сохранения лица» правящего кабинета он отметил, что к девальвации названные меры не имеют никакого отношения. Но что же все это означает, если не девальвацию?

Да, девальвация – это действительно что-то вроде крайней меры, сродни «шоковой терапии», хотя уже дважды в России она совсем неплохо срабатывала. Что бы там ни твердили либеральные эксперты, привлеченные для комментариев массовыми изданиями, осенью 1998 года резкое ослабление рубля помогло подняться с колен практически всему реальному сектору экономики. Именно в начале 2000-х годов, на волне разогрева, сформировались эффективно работающие сейчас промышленные структуры, были созданы мощные торговые, транспортные и логистические компании, многие предприятия сумели провести коренную реконструкцию и обзавестись современным оборудованием. Тогда же началось активное привлечение в ряд отраслей экономики иностранного капитала, удалось фактически уберечь от полного развала сельское хозяйство и даже пресловутый сектор ЖКХ. По мнению ряда специалистов, определенный позитивный эффект от дефолта сохраняется до сих пор.

Девальвацию российского рубля на рубеже 2008 и 2009 года, проведенную, между прочим, параллельно с союзным белорусским рублем, тоже нельзя назвать неудачной, и, уж тем более, несвоевременной. По крайней мере, не потребовалось полностью растрачивать накопленные за годы нефтяного благополучия резервы, а также уберечься от негативных последствий крушения американских инвестиционных институтов. К сожалению, тогда миллиардными вливаниями спасали, в первую очередь, системообразующие предприятия, а фактически – бизнес олигархов. К тому же, так и не удалось ввести в обращение что-то вроде общего «союзного» рубля и уйти от взаимных расчетов с Белоруссией в долларах, а также простимулировать массовый переход отверточных производств на российское сырье и комплектующие.

После почти 40-процентного ослабления рубля он затем практически все четыре года только и делал, что укреплялся. Укреплялся конечно же не столько благодаря бурному росту национальной экономики, сколько за счет достаточно дорогой нефти и категорического нежелания наших финансовых властей брать пример с Европы и США и идти по пути прямой антикризисной денежной эмиссии. При наличии крепкой валюты и перекошенной в пользу сырьевого сектора экономики беспокоит, прежде всего, то, что сильный по курсу рубль отнюдь не так силен по своей покупательной способности. К тому же она в России разительно отличается - в зависимости от региона и от того, оперирует ли то или иное предприятие рублями на внутреннем или на внешнем рынке. В последнее время уже мало кого удивляет, что рубль заметно сильнее котируется не внутри России, а именно в зарубежье, хотя в основном – в ближнем.

Вообще-то, сильная национальная валюта – обычное явление для тех стран, которые имеют большой плюс во внешнеторговом сальдо, но по-настоящему выгодна она только в условиях низкой инфляции и высокого уровня внутренних инвестиций. И с тем, и с другим у нас немалые проблемы, хотя 2011 и 2012 годы считались довольно благополучными по обоим параметрам. Зато сильный рубль гарантирует снижение кредитных ставок, что мы сейчас и наблюдаем, хотя совсем не в той мере, как хотелось бы, и как необходимо реальному сектору экономики.

По мнению ряда либеральных экономистов, небольшую девальвацию, в первую очередь, ради интересов экспортеров, рубль мог бы претерпеть и раньше, чем сейчас, хотя и сегодня это чревато скачком инфляции. Если же говорить о возможном выигрыше для тех, кто держит в долларах свои личные сбережения, то он будет очень и очень относительным – из-за того же роста цен и ощутимой «дедолларизации» товарооборота.

Относительно того, сколько должен стоить в России доллар, у нас нередко высказывались прямо противоположные мнения. Уже довольно давно, когда об укреплении рубля приходилось только мечтать, авторитетные специалисты оценивали доллар в 15 рублей. Курс ими определялся по так называемому «Индексу Биг-Мака», то есть по стоимости небезызвестной продукции гамбургера из «Макдональдса». В то же время ультрарадикалы от экономики в любой момент готовы «унизить» национальную валюту до 40-50 рублей за доллар, и последнее выступление министра финансов вновь придает им бодрости.

Даже после девальвации 2008-2009 годов курсовая стоимость рубля долгое время вполне соответствовала стабильной финансовой ситуации в стране. Куда сложнее обстояли дела с его покупательной способностью, которая продолжала, да и сейчас продолжает падать. Однако при наличии действительно эффективного спроса, когда заработанные населением рубли идут не только на потребление, но и на накопление и долгосрочные частные инвестиции, с этим все рано или поздно должно наладиться.

Ослабление рубля может помочь некоторому оживлению и даже росту экономики, но средство это – разовое. В основном сработает эффект от того, что сдерживается рост импорта, так как некоторые отечественные товары потеснят на прилавках иностранные. Но только на время, и только в тех отраслях, где конкуренция наших и зарубежных товаров высока – в первую очередь, в продовольственном секторе экономики.

Но даже с таким подходом нельзя забывать и тот факт, что со времени антикризисной девальвации, и, уж тем более, после дефолта в нашей экономике очень многое сильно изменилось. Всерьез говорить об импортозамещении сегодня почти не приходится – слишком многое в России теперь производится из иностранных комплектующих, на иностранном оборудовании, в конце концов, на предприятиях с очень значительной долей участия иностранного капитала. К тому же, от незначительного ослабления рубля и эффект будет незначительным. Реально действующим долгосрочным фактором экономического роста девальвацию рубля считать никак нельзя. Если же рубль решено девальвировать просто для того, чтобы на время подкорректировать показатели, последствия могут быть и вовсе печальными. И первые же намеки на финансовую стабилизацию, которые есть сейчас, можно будет сразу забыть. Как забыть и про низкий кредитный процент, и про хотя бы относительно стабильные цены.

Рубль когда-то называли «деревянным», потом он стал «нефтяным», теперь кто-то из более «продвинутых» экспертов обозвал его «суррогатным». В отношении доллара, разумеется. Однако обойтись без него нам никак не удается. Многие даже в глубинке до сих пор пользуются долларами и евро как средством сбережения. Но только три процента россиян от случая к случаю выезжают за границу, проверяя на собственном кошельке не столько стоимость «бивалютной корзины», сколько реальную покупательную способность входящих в нее евро и доллара по сравнению с кровным рублем. Уверен, что большинство российских граждан куда больше волнует не то, сколько стоит рубль по отношению к доллару, а сколько на этот рубль можно купить, и сколько рублей конкретно у них в кошельке.

Так какого же еще рубля нашим финансистам надо? 

Специально для Столетия


Эксклюзив
21.05.2024
Юрий Алексеев
Наши оборонные наработки напугали Запад
Фоторепортаж
24.05.2024
Подготовила Мария Максимова
В Зарядье проходит выставка, посвященная работе людей, глазами которых мы видим войну


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.