Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 февраля 2024
Зачем меняют высшее военное командование?

Зачем меняют высшее военное командование?

Комментирует военный обозреватель Сергей Птичкин
14.01.2010
Зачем меняют высшее военное командование?

В руководстве Вооруженных Сил России произведены серьезные перестановки.

Комментирует военный обозреватель Сергей Птичкин:

- Ротация в армии – дело обычное. Редкий кадровый военнослужащий не менял, и не раз, места жительства за свою многолетнюю карьеру. А уж когда идет реформация, подобная нынешней - хоть и говорят, что она завершилась - кадры вообще тасуются как карты в колоде. Поэтому-то смену одних генералов на других можно назвать обычной военно-чиновничьей рутиной.

В запас уволен главнокомандующий сухопутными войсками генерал армии Владимир Болдырев. Его место занял бывший командующий войсками Сибирского военного округа (СибВО) генерал-полковник Александр Постников. Уволен с военной службы и командующий войсками Северо-Кавказского военного округа генерал-полковник Сергей Макаров. Его сменил начальник штаба того же СибВО генерал-лейтенант Александр Галкин.

Формально В. Болдырева уволили по достижении им предельного для действующего генерала возраста – 5 января ему исполнился шестьдесят один год. По закону президент мог продлить контракт до достижения Болдыревым 65-ти лет, но этого не случилось. Генерал армии Сергей Макаров по возрасту еще мог бы служить два года, так как 58 лет ему исполняется лишь в этом году. И его отставку в военном ведомстве никак не комментируют: отставили - и все.

Начальником Главного оперативного управления (ГОУ) Генштаба назначен генерал-лейтенант Андрей Третьяк. До своего назначения он занимал должность начальника штаба – первого заместителя командующего войсками Ленинградского военного округа (ЛВО). Бывший начальник ГОУ, генерал-майор Сергей Суровикин, назначен начальником штаба Приволжско-Уральского ВО. По военным меркам – явное понижение. Начальствовал в ГОУ С. Суровикин чуть больше года. На его беду, министр обороны Анатолий Сердюков плохо понимал функции ГОУ в структуре Генштаба. Между тем, это управление отвечает за планирование всех военных операций и масштабных учений, являясь одним из ключевых в системе военного управления. Очевидно, не зная этого, министр затеял реформирование ГОУ и переезд его в новое здание как раз накануне начала военных действий в Южной Осетии. И российские войска, вступившие в бой с грузинской армией, в первый же день потеряли связь с Москвой и оставались какое-то время без управления. Это могло завершиться большим позором для Вооруженных сил России.

Вместо того чтобы разобраться в ситуации и усилить ГОУ профессиональными кадрами, на оперативное управление возложили вину за едва не случившийся провал «принуждения к миру» и поспешили уволить наиболее опытных офицеров. Сергей Суровикин пришел в Генштаб из войск в октябре 2008-го. Как говорят, обязанности начальника ГОУ он исполнял очень старательно, едва ли не ночуя в своем кабинете. Но отсутствие опыта штабной работы и дефицит профессиональных помощников не позволили ему выстроить работу Главного оперативного управления в новом формате.

И Галкин, и Третьяк, и Постников, и новый командующий СибВО, генерал-лейтенант Владимир Чиркин служили на генеральских должностях в этом округе в то время, когда им с 2002 по 2007 год командовал нынешний начальник Генштаба Николай Макаров. Примечательно лишь то, что никто из новых назначенцев на высокие посты ничем выдающимся себя не проявил. Как и то, что отстраненные от должностей ничем особо не проштрафились. Складывается впечатление, что начальник Генштаба, воспользовавшись служебным положением, «подтянул» к себе и повысил в должностях тех, кому доверяет чисто по-человечески – своих бывших сослуживцев.

Специально для Столетия


Эксклюзив
19.02.2024
Валерий Панов
Зачем Европе понадобилась собственная армия, оснащенная ядерным оружием?
Фоторепортаж
21.02.2024
Подготовила Мария Максимова
Наш зоопарк – один из старейших в Европе


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..